Газета №7 (1135), 13 февраля 2018
Перейти к номеру

Ходють ходью и мясу ядять

13 февраля 2018, 16:08 Прочитали 152 раза
В чем отличие тамбовского говора от наречий других регионов России, и откуда взялся особый тамбовский акцент
Не секрет, что у каждой местности — свои речевые особенности. Вологодцы окают, москвичи делают упор на звук «а» и долго тянут его, жители северной столицы видоизменяют слова. Сейчас эталоном правильной речи считается московское произношение. Именно так все слова русского языка записаны в словарях и должны использоваться в речи. Роль играет и то, что Москва — столица России, а значит, равняться должны на нее.

Но есть у первопрестольной конкурент — Санкт-Петербург. Речь жителей Питера несколько отличается от московской. Нередко в северной столице можно услышать звук «ч», произнесенный с акцентом на него. Это напоминает польскую или еврейскую речь. Также актуально и то, что петербуржцы называют подъезд парадной, хлеб зовут булкой, гречку — гречей, курицу — курой, бордюр — поребриком, а шаурму — шавермой.

Отличить питерский говор от московского просто. Коренные петербуржцы говорят как будто надменно. Не специально, конечно. Сигаретный бычок у них хабарик, вафельный рожок — сахарная трубочка, пакет они зовут кульком, ластик — резинкой, сквер — садиком, такси — мотором. Кстати, у перьевой ручки есть исключительно питерское название «вставочка». Владимир Набоков в своих книгах использовал именно этот вариант.

Тамбовская речь

В Тамбове сейчас стали появляться ларьки с шавермой. По-московски это звучит как «палатки с шаурмой». Причем в Тамбове чаще используют северное понятие «ларек» в сочетании со столичным словом «шаурма». То есть у нас эти два типа говора перемешиваются. Дело в том, что с улучшением экономической ситуации в последние десять лет тамбовчане стали больше путешествовать, и нередко выбор туристического маршрута падает на Санкт-Петербург. Воодушевившись красотой этого города, люди начинают им «болеть», хотят туда переехать, начинают гордиться тем, что там бывали, и пытаются вести себя соответственно. Правда, уехать туда на ПМЖ получается далеко не у всех. Поэтому, окультурившись, тамбовчане остаются дома, но петербуржскую речь внедряют в свою, чтобы хотя бы частичка северной столицы прижилась и у нас.

Тем не менее, несмотря на все усилия, плоды которых уже видны, тамбовская речь пока ближе к московской.

— Более двадцати лет преподаватели, студенты и аспиранты факультета филологии и журналистики ежегодно проводят диалектологические экспедиции в отдаленные села Тамбовской области, совместно с Институтом лингвистических исследований РАН из Санкт-Петербурга участвуют в программах по изучению современного состояния говоров на территории нашего региона, ведут плодотворную работу по составлению региональных диалектных словарей и справочников, — рассказывает доктор филологических наук, профессор ТГУ имени Г. Р. Державина Антонина Щербак.

Диалектологические экспедиции показывают, что тамбовские говоры и сейчас остаются важным средством общения сельских жителей. Конечно, вместе с изменениями в обществе изменились и формы использования диалектной лексики. Из диалектологических экспедиций исследователи привозят уникальные тамбовские слова и выражения, многие из которых устарели, но некоторые и по сей день используются в речи. Так, в Сосновском районе до сих пор можно часто услышать такие выражения: ходью ходить, то есть ходить быстро, идти об забор, об дорогу, об малину — то есть идти по направлению. Выражение «не хватает могутов» или «не хватает мочи» значит, что человек очень устал. Современный городской житель уже не знает, что могут означать слова саламата, дубас, рогач, махотка, примак или влазень, чилик, чичер и целый ряд других.

Всему свое слово

Кто-нибудь задумывался над тем, что такое красношарка? На самом деле это рябина. Жгучка — крапива. Рогач — название ухвата. А выражение «быть в рогачах» означает «выполнять черную работу». Антонина Щербак рассказывает о том, что многие слова передавали сюжеты из жизни. Например, вот о чем может рассказать выражение «выйти замуж по важе / жениться по важе», которое до сих пор отмечается в речи жителей сельской местности на территории нашей области. Это словосочетание употребляется тогда, когда речь идет о замужестве или женитьбе, и содержит в себе смысл подготовительного этапа свадебного действа.

Наречие «по важе» восходит к существительному «вага», одним их значений которого является понятие «вес». Этот устойчивое выражение следует понимать так: надо взвешить жениха и невесту, чтобы они подходили друг другу. Сами же носители языка говорят: «выйти замуж по важе» означает «выйти замуж по породе», то есть «взвешивая» породу. Это означает, если жених добротный, то и невеста должна быть умелая, способная хорошо и добротно вести хозяйство. Если же невеста была «квелая», то и жених должен быть ей под стать, чтобы «породу не попортить». Таким образом, народная мудрость гласит: нужно важить жениха и невестку — взвешивать, и каждому их них быть взвешиваемым. Если же свекрови не пришлась по душе молодая невестка, то она так могла ответить на вопрос о том, нравится ли ей молодая: «Ой, есть то что — нет ничего!». Этим свекровь не обвиняла жену сына, но в то же время выказывала свое недовольство.

Как известно, русская поэтесса Марина Цветаева в 1918 году приезжала на станцию Лебедянь, тогда относившуюся к Тамбовской губернии, а сейчас входящую в состав Липецкой области. На станции Цветаева меняла ситец и мыло на пшено и сало. Приехав в Москву, она оформила свои поэтические записи в очерк «Вольный проезд». Есть там такие строки о тамбовском говоре. У нее спрашивали: «Ты, чай, московка?» и говорили: «А мыло у тебя духовитое!». В наши дни сказали бы не «московка», а москвичка, и не «духовитое», а душистое.

Немало диалектных слов записала в экспедициях по территории нашей области кандидат филологических наук, доцент Мария Иванова, которая тоже поделилась своими находками в области тамбовских говоров.

— С 1985 года я занимаюсь их изучением. Во время прохождения диалектологической практики мы ездили по деревням и разговаривали со старенькими бабушками, которые нам рассказывали о значении старых слов и из своих сундуков отдавали старинные вещи, чтобы люди могли их увидеть в музее, — рассказывает Мария Ильинична.

Какого оно рода?

Еще одна особенность нашего говора — тамбовчане не замечают, как постоянно произносят фрикативный звук «гэ». В соответствии с литературными нормами такое произношение допускается только в словах Бог, благодать и Господь. От южных народов в тамбовскую речь пришло «я-канье» и «ю-канье». Это можно услышать в деревнях: «ходють», «ядять», «глядять». А еще для Тамбовской области характерно отсутствие в просторечии существительных среднего рода — они употребляются по форме мужского или женского рода: «красивая платье», «вкусная молоко», «свежий яблок». Часто можно услышать: «Он боится мыша», «Кот поймал мыша».

Что такое Тамбов?

По версии ученых-краеведов, название города Тамбова происходит от эрзя-мордовского слова ТОМБАКС — «топкий», «болотистый», либо от слова ТОМБАКА — «омут», «топкий». Территория, на которой находится сейчас Тамбовская область, раньше входила в так называемое «белое пятно» на карте Русского государства. Следует принять во внимание бытование эрзя-мордовского слова в форме, по-видимому, адаптированной русским населением ТАМБОЛЬ в значении «на другой стороне, по ту сторону». Этот вариант о происхождении топонима ТАМБОВ является убедительным. Дело в том, что географическая ориентация в условиях «родных» и «неродных мест» играла важную роль в жизни древних этносов.

Действительно, в современном эрзя-мордовском языке послелоги томболе, томбалев употребляются в значении «за, на той стороне», из-за, с той стороны». Следовательно, название реки Тамбов, давшей впоследствии название населенному пункту Тамбов, возникло как обозначение гидрографического объекта, протекающего на границе леса и степи, по ту или другую сторону этих природных зон. Об этом свидетельствуют названия таких рек, как Лесной Воронеж и Польной Воронеж, Лесной Тамбов и Нару-Тамбов.

Пришлые люди приносили в лексикон разные слова во все сферы жизни. Этими словами называли не только предметы быта, но и род деятельности, который служил прозвищем человека. Это прозвище впоследствии легло в основу древнего типа русских прозвищных фамилий, образованных от мирского имени или прозвища родоначальника.

Как известно, в старину каждый человек имел два имени — к имени, полученному при крещении, добавлялось второе, нецерковное или, как его называли на Руси, мирское. В древнейшую эпоху наличие второго имени имело религиозную подоплеку. Считалось, что, зная мирское имя человека, нечистая сила или вполне реальный недоброжелатель могут навредить ему. Поэтому одно имя знали лишь близкие родственники, а второе было предназначено для обиходного употребления.

Ярким примером может послужить распространенная в Тамбове фамилия Соломатин. Жители Сосновского района Тамбовской области говорят о себе: «Мы тамбовские соломатники». Слово «соломата» означало еду, рецепт которой очень прост, а вот вкусовые качества вряд ли впечатлят современного человека — в кипящую воду добавляли муку и варили, перед употреблением добавляли масло или сметану.

Фамилия Чикунов, например, восходит к именованию человека по родственным или семейным отношениям: чикун образовалось от слова чика в говорах — «родная сестра», чикун — «сын родной сестры», то есть племянник.

Сейчас корни фамилий и слов забываются, но некоторые удается сохранить в энциклопедиях для потомков с пытливым умом, ведь за ними стоит тысячелетняя история социальных отношений и духовное творчество наших предков, история их жизни.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер