Личный концлагерь: как в Тамбове выживают жертвы анорексии

26 декабря, 09:42 Эльвира Кондратенко Прочитали 201 раз
Фото: belady.online
Журналист "Тамбовского курьера" побеседовал с теми, кто был по обе стороны этой болезни.

Об этом времени Настя рассказывает с неохотой. Тогда ей казалось, признается девушка, что даже при весе в сорок семь килограммов и росте сто семьдесят сантиметров она все еще полная, а при виде кусочка белого хлеба ее бросало в дрожь. В дрожь от дикого желания съесть его и одновременно отвращения к нему.

- Еда воспринималась как большое зло. Мозг говорил: если ты съешь это, то оно отложится жиром на боках. Хотя поначалу кушать очень хотелось, - рассказывает 23-летняя Настя.

САМАЯ-САМАЯ

Худеть девочка начала в девятом классе. Будучи обычным среднестатистическим по параметрам подростком, поняла, что перестала соответствовать идеалам красоты при весе в семьдесят килограммов.

- Я тогда перешла в другую школу и оказалась там далеко не самой стройной из девчонок. Мало того что я была самой высокой, я была еще и самой широкой. И вот однажды, перед новогодними каникулами, один мальчик из нашего класса сказал, что на физкультуре мне стоит играть за мужскую команду по волейболу, потому что девчонок за мной не видно, - рассказывает девушка.

С того дня в голове школьницы начались необратимые последствия.

- Тогда за две недели каникул я сбросила около четырех килограммов. Было очень тяжело. Я в то время не понимала, как мне бороться с весом, и просто перестала есть. Сначала ела два раза в день: утром и в полдень. Потом дошло до того, что я ела один раз, но и этот прием пищи полноценным назвать сложно. Это был либо кефир, либо йогурт и яблоко, я могла растянуть его на весь день. В школе перестала обедать. Дома перестала питаться за столом – уходила к себе в комнату с едой, выбрасывала ее и приносила пустую тарелку.

Родители Насти забили тревогу, когда девочка начала таять на глазах, но поначалу винили во всем стресс и предстоящие экзамены. Только потом старший брат заметил, что сестра совсем ничего не ест.

 - После какого-то момента я начала сбрасывать вес максимально быстро. Поначалу мне это нравилось, я стала выглядеть стройнее. Одноклассники уже перестали надо мной подшучивать и приняли меня в компанию. Но мне казалось, что этого недостаточно, я хотела худеть еще больше. Хотя сейчас понимаю: надо было остановиться намного раньше. Но я уже не могла контролировать процесс. Тогда я очень испугалась и поняла, что сама не справлюсь.

 Долгое лечение в стационаре, сеансы с психологом и упорное желание Насти вернуть свое здоровье помогли ей поправиться. Вес девочки не вернулся к прежним цифрам, но критически низкую отметку преодолел. Конечно, болезнь не прошла бесследно. Ослабленный иммунитет, нарушенный обмен веществ – все это еще долго напоминало школьнице о том самом сложном периоде в ее жизни. 

БОЛЕЗНЬ «ИДЕАЛЬНЫХ»

Таких историй, как Настина, миллионы. Огромное количество девушек изнуряют себя диетами и голодом только ради того, чтобы соответствовать чьимто идеалам. По статистике, чаще всего в группу риска попадают молодые девушки, школьницы, такие, как наша героиня. В столь юном возрасте мало кто отдает себе отчет в том, к чему может привести желание не выделяться на фоне одноклассников, не быть объектом насмешек своего окружения.

 - Чаще всего от анорексии страдают девушкиподростки. В этом возрасте они очень подвержены влиянию массмедиа, социальных сетей, окружения. Зачастую они просто не знают, как справляться с жизненными сложностями, выстраивать коммуникацию и сдерживать сильные эмоции. Но вот в последнее время нервная анорексия стала чаще встречаться у мужчин и взрослых людей. Кстати, для такой болезни необязательно именно экстремально низкий вес: сейчас ее ставят людям, у ко торых в принципе есть большая потеря веса и озабоченность своим телом. Если человек похудел с девяноста до шестидесяти килограммов, это также может быть анорексия, - говорит клинический психолог, член Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии Ольга Сирото.

Однако, по данным последних исследований, анорексией могут страдать далеко не все люди, так как эта болезнь имеет генетическую предрасположенность. Просто ген анорексии активируется голодом, потерей веса и увеличением физических нагрузок.

 - Очень много девушек пробуют разные диеты, но большинство из них эти диеты бросает и срывается просто потому, что так работает генетическая программа. Однако часть из них может долго терпеть этот голод и терять вес, при этом худо-бедно функционируя, то есть ходя в школу и даже занимаясь в спортзале. Дело тут совсем не в силе воли, которой часто гордятся больные анорексией и которая подкрепляет заболевание. Просто эволюцией предусмотрено, что около десяти процентов нашей популяции может, несмотря на истощение, двигаться и добывать еду, чтобы хоть кто-то мог в древности накормить племя в тяжелые времена. Часто эти люди на первых этапах не чувствуют усталости, наоборот, им легко. Но больные анорексией не могут остановиться в похудении даже тогда, когда понимают, что их здоровье под угрозой. А остановиться нужно обязательно, когда ИМТ (индекс массы тела) становится ниже 18, - рассказывает психолог.

Основные причины болезни, как утверждают специалисты, - психологические.

- Есть определенные черты личности, которые присутствуют у большинства больных анорексией. Как правило, это умные девушки, отличницы, перфекционистки. Им нравится, когда есть необходимость в правилах и соблюдении порядка, но они оказываются в смятении, когда сталкиваются с неопределенностью, хаотичностью жизни и взаимодействий между людьми.

Таким людям свойственны застенчивость, чувство неполноценности. У них проявляются сложности в общении со сверстниками, склонность к уединению. Они чувствительны к отвержению, стремятся к достижениям, признанию окружающими.

- Основная психологическая вещь, которая поддерживает это расстройство, – переоценка значимости формы тела и веса. Все больные анорексией убеждены на все сто, что могут быть счастливы только если будут худыми, и со всем своим перфекционизмом стремятся к совершенству, идеальности. Конечно, СМИ и социальные сети здесь тоже играют свою роль, ведь человеческие тела, которые мы видим в рекламе и в Инстаграм у модных фитнес-блогеров, не очень похожи на обычные человеческие формы. Там большую роль играет поза, свет, ретушь. А в жизни этого нет, поэтому тот идеал, который нам транслируют массмедиа, просто нереалистичен. Худоба культивируется в обществе, в современном мире в принципе чрезмерно большую роль приписывают телу. Поэтому и больные нервной анорексией считают, что смогут быть счастливы и любимы, только если будут весить тридцать килограммов, - комментирует психолог.

Но катализатором процесса служат и многие социальные факторы.

 - Например, зачастую в семье, где обсуждается тело, родные дают комментарии: «Куда ты столько булок ешь, скоро в дверь не пролезешь». Или мама сама сидит на диетах и, вздыхая, рассматривает свои складки в зеркале, из чего ребенок делает вывод: то, как выглядит тело, очень важно. Кроме того, отношение формирует окружение, ориентированное на тело, например, Инстаграм, фитнес-модели, блогеры и тому подобное. Не исключаются и психологические травмы – пятьдесят процентов пациентов с нервной анорексией имеют опыт насилия, - добавляет Ольга.

Реакция нашей героини на свое отражение в зеркале, когда она при максимально низком весе все еще видела себя полной, получила научное название и объяснение.

 - Больные видят себя в зеркале толстыми даже тогда, когда жировой прослойки у них нет вообще. Этот симптом называется дисморфофобия. Более того, клиенты с нервной анорексией могут чувствовать большие объемы своего тела, будто оно «жирное» и дряблое, - утверждает психолог. 

ЛЕЧИТЬ НЕЛЬЗЯ ГОЛОДАТЬ

 Чаще всего больные анорексией обращаются к специалистам тогда, когда точка невозврата уже пройдена. Именно поэтому этот недуг не так просто поддается лечению. Распознать расстройство на ранних стадиях практически невозможно.

- Анорексия становится анорексией только тогда, когда уже есть значительная потеря веса. Чтобы хоть как-то предотвратить этот процесс, стоит обращать внимание на то, как человек питается, достаточно ли он ест, много ли времени и мыслей уделяет еде. Например, выбирает продукты в магазине по два часа, планирует меню на неделю вперед, часто говорит о еде. Есть ли у него озабоченность своим телом, когда он часто рассматривает себя в зеркало, измеряет объемы ног и талии, часто взвешивается, переживает из-за веса и формы тела. Конечно, человек никогда не бывает удовлетворен своим телом. Но это достаточно универсальные симптомы, и здесь все очень индивидуально, - утверждает специалист.

Надежды на то, что с недугом можно справиться самостоятельно, очень малы. К специалистам стоит обратиться при первых же признаках болезни.

- Если расстройство еще находится на ранних стадиях, то человек действительно может перестать худеть. Но скорее из-за того, что в его окружении что-то изменится или появится что-то важное в его жизни, гораздо важнее диет. Если же анорексия уже набрала обороты, то человек мыслит амбивалентно, то есть, с одной стороны, он полностью понимает, что его поведение нездорово, что он себе вредит, а с другой, не может остановиться в похудении, боится еды, испытывает наплывы навязчивых мыслей о том, как будет ужасно, если он наберет хотя бы сто граммов, - предостерегает психолог.

По словам специалиста, если индекс массы тела ниже 15, больного сразу стоит госпитализировать. Ведь самая высокая смертность среди пациентов с психическими расстройствами – при нервной анорексии, в том числе четверть больных сводят счеты с жизнью. Если долгое время питания недостаточно, организм сначала расщепляет жир, потом мышцы, в том числе сердце, поэтому у этих больных очень высок риск сердечных заболеваний.

 При лечении в стационаре пациентам начинают контролировать все жизненно важные показатели, определенным образом выстраивать питание и наращивать его, чтобы избежать «синдрома возобновленного питания», так как метаболизм у этих больных сильно нарушен.

- Больше есть и меньше двигаться в этом случае обязательно, но этого все равно недостаточно. Нужна поддержка психолога и психиатра, так как эти люди испытывают страх перед едой и им сложно ему противостоять. Их можно насильно накормить, но без психотерапии этот эффект будет недолгим: набрав вес, они снова начнут худеть. Поэтому в психотерапии мы помогаем справляться со страхами и навязчивыми мыслями, тренируем самопринятие, убираем фиксацию мыслей на теле и весе. Основная часть терапии направлена на внутреннюю мотивацию, разбор ценностей, на определение того, что важно для человека. Нужно, чтобы больной сам внутренне отказался от болезни, ведь часто она воспринимается им как часть его личности и ценностей.

 Несмотря на то что изначально необходимо найти первопричину болезни и работать с ней, в критических ситуациях пациентов кормят силой.

- В ряде случаев это необходимо. В институте Бехтерева, где я писала научную работу по этой теме, часть пациентов переводили из реанимации после кормления зондом. Психологически это очень травмирует человека, но помогает спасти ему жизнь. При терапии мы обязательно контролируем питание пациента, так как сам он на первых этапах этого сделать не может. Так что сначала пациента нужно накормить, а потом уже проводить психотерапию. Клиенты ведут дневники питания, и каждую неделю мы договариваемся о том, что добавить в меню и в каких количествах, обсуждаем страхи. Часто на этапе набора веса пациента часть нужных калорий добирают специальными питательными смесями, потому что больные просто не смогут съесть нужный объем обычной еды. В каждом индивидуальном случае доктора рассматривают, каковы особенности расстройства, какие проблемы его поддерживают. Расстройство – как карточный домик, оно стоит на определенных способах поведения, установках. И если правильно выбрать мишень терапии, то этот домик быстро рассыплется.


  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте