Крутяков принял бой

26 февраля, 11:41 Юлия Бардакова Прочитали 188 раз
Фото: Юлия Бардакова
Близ немецкого Штаргарда после смерти командира красноармеец Крутяков взял командование на себя и выполнил задание выбить врага с огневой точки.

Пять лет уместились в нескольких строчках на одной странице военного билета. Пять лет. Половина – в годы Великой Отечественной, половина – в послевоенной Германии. Разведчик, минометчик, радиосвязист – Владимир Петрович Крутяков был трижды ранен. Так тяжело, что в его родную Екатериновку пришла похоронка.

«Тамбовский курьер» совместно с региональным управлением социальной защиты при поддержке Кирсановского Центра социальных услуг продолжает проект «Лицо Победы». Сегодня мы отправляемся в деревню Екатериновка, что в нескольких километрах от когда-то известного на весь мир села Ленинское – бывшей Ирской коммуны.

Дом без улицы

Сейчас в Екатериновке живет не больше полусотни человек. А еще пятьдесят лет назад здесь располагался сельский совет, и носил он название Екатериновского. Ведь деревня была самым крупным населенным пунктом сельсовета. Но к 1971 году ситуация поменялась: село Ленинское сильно превзошло Екатериновку по численности жителей. Именно там построили новое здание сельсовета, переименованного в Ленинский.

Село Ленинское – это бывшая «Коммуна имени Ленина». Ее в 1922 году основали реэмигранты из Америки и Австралии. Коммуна была многонациональной, прибывшие привезли с собой трактора, сеялки, молотилки и передовые технологии обработки земли и разведения скота. Раньше эти земли входили в состав культурного хозяйства князей Оболенских, но после революции и гражданской войны от некогда крупного поместья остались лишь дымящиеся головешки.

Если к карте приложить линейку и пересчитать масштаб, то до райцентра в Кирсанове от Екатериновки по прямой – ровно десять километров. По дороге – шестнадцать. В новенькой маршрутке к предпоследней перед Ленинским остановке пассажиров остается человек шесть. Плюс – кондуктор. Информационного табло с остановками в автобусе нет, и проходится спрашивать у него, где выходить, чтобы попасть в Екатериновку.

– А вам первая или вторая остановка в деревне нужна? – уточняет кондуктор.

Да кто ж ее знает. Поэтому называю номер дома – улиц в деревне нет.

Две пожилые женщины активно включаются в разговор:

– А! Вам дед Крутяков нужен? У него дом прямо в центре особнячком стоит. Узнаете его: он один такой, кирпичный, с газом. Его с дороги видно.

Водитель проезжает знак остановки. Начинаю волноваться, не забыл ли обо мне. Но он, оказывается, решил остановиться прямо напротив дома, чтобы поближе идти. Мороз, как в той поговорке, невелик, да стоять не велит. Нужный мне дом действительно выделяется из всех на деревенской улице. Вблизи ясно видны цветы на подоконниках. Много цветов. В послеобеденном солнце снег разноцветный, лежит ровным полотном, насколько хватает глаз. Ветер прижимает дым из печных труб низеньких домиков к самым крышам. Даже на улице пахнет печкой. Где-то мычит корова и брешут собаки. Кажется, за семьдесят семь лет в деревне внешне мало что изменилось. Разве что людей в Екатериновке теперь живет раз в двадцать меньше, а молодежи и вовсе не осталось.

Деревянное крыльцо. Дверь в сенцы открыта – меня ждут. От потока холодного воздуха с улицы Ванька мокрый, он же бальзамин, приветственно качает с подоконника ярко-красным цветком. С резного деревянного дивана с мягкой обивкой встает и, хромая, идет навстречу инвалид Великой Отечественной войны Владимир Петрович Крутяков.

Пять лет и два месяца

Когда в 1943-м из родительского дома в Екатериновке Владимир Крутяков уходил на фронт, тоже была зима. Из Кирсановского военкомата – в учебку. Оттуда – на Белорусский фронт.

С 18 июля по 2 августа 1944 года войска фронта проводили Люблин-Брестскую операцию. В ходе нее форсировали Вислу, захватили на ее левом берегу Магнушевский и Пулавский плацдармы. Под Брестом 27 июля 1944 года Владимир Петрович получил первое тяжелое ранение – в левую ногу. А на следующий день наши войска Брест освободили. В результате Люблинско-Брестской операции было завершено изгнание фашистов из юго-западных областей Беларуси и освобождены восточные районы Польши. В ходе операции советские войска смогли продвинуться на двести шестьдесят километров.

После ранения и лечения в госпитале красноармейца Крутякова отправили в Германию. Там в марте 1945 года на берегу Балтийского моря он получил второе ранение. При прорыве сильно укрепленной обороны немцев правее города Штаргард Владимир Крутяков с расчетом своего миномета получил задание выбить немцев и уничтожить их огневую точку. В описании подвига в приказе о награждении написано: «Задание было выполнено. Передвигаясь для занятия нового рубежа, на расчет, в котором был Крутяков, немцы неожиданно повели контратаку. Командир расчета был убит. Крутяков, возглавив расчет, принял бой. Атака была отражена. На поле боя осталось более 20 убитых офицеров и уничтоженных 2 немецких пулемета. В этом бою тов. Крутяков был ранен. Кр-ец Крутяков В.П. удостоин правительственной награды ордена «Славы III степени».

После тяжелого ранения Крутякова в Екатериновку почтальон принес на Владимира Петровича похоронку. День Победы красноармеец Крутяков встретил в госпитале в Германии.

Ветеран не любит говорить о войне, не рассказывает о подвигах. Но приказ о награждении и сопроводительные документы к нему легко можно найти на сайте «Подвиг народа». Помимо ордена Славы, в копилке наград беспартийного красноармеца Крутякова – медали «За Победу над Германией», «За освобождение Варшавы», медаль Жукова, орден Отечественной войны I степени, юбилейные медали.

– Слава уже оторвалась (от планки. – Прим. ред.), – разводит руками ветеран, вынимая награды и какие-то бумаги, и, словно оправдываясь, тихо добавляет: – Но вот в документах все есть.

Война для Владимира Петровича Крутякова, как и для многих, не закончилась в мае сорок пятого. В родительский дом он вернулся только в 1948 году:

– Пять лет пробыл в войсках. Пять лет и два месяца.

Эти пять лет умещаются на одной странице военного билета:

«50 механизированный полк, командир радиоотделения, январь 1943 – декабрь 1943;

525 стрелковый полк, разведчик, декабрь 1943 – июль 1944;

50 механизированный полк, командир транспортера, июль 1944 – февраль 1945;

140 отдельный батальон связи, радист, февраль 1945 – сентябрь 1945;

737 военная база, стрелок, сентябрь 1945 – февраль 1948».

– Оператор радиолокационных орудийных установок был. А теперь даже объяснить не могу, не то что воевать, – разводит руками и усмехается красноармеец.

Здесь будут яблони цвести

После войны Владимир Петрович отправился учиться в авиационную школу в Куйбышев, нынешнюю Самару:

– Там работа по чертежам. Не так-то и легко все сделать.

Когда умерли родители и в Екатериновке осталась одна бабушка, Владимир Петрович вернулся в родную деревню. Средний брат Евгений Петрович выучился и работал инженером-конструктором морского судоходства. Младший брат Михаил Петрович учился в авиаморской школе, но во время прохождения практики получил травму и остался инвалидом.

Однажды пришел к Владимиру Петровичу товарищ-однокашник и стал рассказывать, что работает механиком сельхозмашин:

– Он мне объясняет: механик. А я такую должность оставил! Слесарь-сборщик шестого разряда! И взяла меня такая тоска…

Но ничего не поделаешь. Надо к новой жизни приспосабливаться. И родился у красноармейца Крутякова сад – одних яблонь больше шестидесяти. Старые, еще дедом посаженные деревья, потихоньку выкорчевал. Говорят, на тамбовском черноземе палку воткни – зацветет. Вот и в заботливых руках Владимира Петровича сад стал давать такой урожай, что яблоки отправлял не только в райцентр и Тамбов, но даже на юг.

– Построил домик хороший на месте родительского. Старыми деньгами пятьдесят тысяч обошлось, – вспоминает ветеран. – Все с яблок.

В этом, 75-м после Победы, мае яблоневый сад снова зацветет. Сад жив. Живите и Вы, Владимир Петрович, и встречайте еще не один май.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте