Щепки летят

4 сентября, 11:30 Юлия Бардакова Прочитали 93 раза
Фото: Юлия Бардакова
Почему для валки физическая сила не важна, а вот знание теоретической физики может пригодиться.

Сила – в голове

Это в кино лесорубы – суровые бородатые мужики под два метра ростом косая сажень в плечах. Потомственный лесоруб из Рассказово Олег Трофимов утверждает, что чисто теоретически стать лесорубом может даже девушка. Физическая сила, как он говорит, здесь не важна. Главное – расчет, точность и аккуратность. Если пренебречь хоть одним обязательным правилом, может пострадать не только товарный вид древесины, но и сам лесоруб со своим помощником. Глядя, как мощные, метров по сорок длиной, сосны послушно валятся под властной рукой лесоруба, невольно начинаешь верить в какую-то первобытную магию.

– Перед началом валки нужно соблюдать все правила безопасности, надевать защиту, обеспечить безопасность вальщика и помощника вальщика. Нужно сделать запил на одну треть диаметра дерева, – заученно начинает лесоруб Олег.

Пока я слушаю теоретические основы валки леса, думаю о том, что эта работа опаснее, чем коррида. Даже разъяренный бык – существо живое и разумное. А как и куда упадет дерево, предсказать невозможно. Зато можно рассчитать. Для этого теоретические знания и нужны. Но безупречные навыки приходят только с годами.

– Все гениальное просто! – философски резюмирует лесоруб. Но опыт приходит только с годами: – Практика – вот что нужно. А так, ничего сложного нет. Главное – любить свое дело.

Лучшие из лучших

Видимо, Олегу действительно очень нравится то, что он делает. Лесоруб с десятилетним стажем так увлеченно рассказывает, как уложить дерево в заранее определенное место, что это занятие начинает мне казаться самым важным и увлекательным. На профессиональном языке это называется направленной валкой леса и входит в перечень конкурсных испытаний на звание лучшего лесоруба области.

Лесорубы из четырнадцати тамбовских лесхозов съехались в Моршанский район, чтобы выявить того, кто лучше всех владеет профессиональными навыками. В составе команд – уже лучшие из лучших. Все они – победители аналогичных соревнований в своих лесхозах.

– Этот конкурс – еще одна мотивация для сотрудников лесхозов, – уверен Сергей Иванов. – Это стимул стать лучшим в своей профессии, получить премию, новые инструменты. В любой работе должен быть принцип соревновательности.

Конкурс разделен на три этапа. Первая часть – теоретическая – на знание техники безопасности и внутреннего устройства бензопилы. Ведь лесорубы только называются так по старинке. На самом деле, они давно не рубят лес, а пилят его. Причем, самыми современными инструментами. Еще до начала соревнований каждая команда получила новенькую бензопилу. Забегая вперед, скажу, что победителям тоже вручили отличные импортные инструменты. А заместитель губернатора Сергей Иванов настоял, чтобы региональное управление лесами распорядилось выплатить им еще и денежную премию.

Вторая часть конкурса – комбинированная раскряжевка. Человеку, далекому от лесного хозяйства, это понятие не скажет совсем ничего. Можно сколько угодно долго пытаться играть в ассоциации, но ничего толкового не выйдет. Поэтому лучше обратиться к профессионалам. Оказывается, название «раскряжевка» произошло от слова кряж – отрезок нижней части ствола, предназначенный для выработки специальных видов лесопродукции. Таким образом, раскряжевка – это поперечная распиловка круглых лесоматериалов, в результате которой получаются бревна.

Лесорубам предстояло отпилить диски от наклонных бревен комбинированным резом. Нужно было точно, быстро и аккуратно отрезать диск заданной толщины от бревна. Процесс этот требует точности и аккуратности. Это только со стороны кажется, что бензопила входит в толстенное дерево, как нож в масло.

– Точность раскряжевки позволяет уже на лесосеке подготовить бревна для дальнейшей транспортировки и переработки, – рассказывает председатель судейской комиссии, начальник отдела в региональном управлении лесами Михаил Ляхов.

Профессионалы говорят, что операция раскряжевки – одна из наиболее ответственных в технологическом процессе первичной обработки леса. От того, насколько качественно она выполняется, ощутимо зависит прибыль предприятия.

Третий этап – самый зрелищный и самый опасный. Это та самая направленная валка леса. Дерево нужно «уложить» не просто в определенном направлении, а «попасть» стволом между установленных колышков. Плюс – судейская бригада оценивает и качество самого спила, и затраченное на операцию время.

Срубил – посади

Конкурсанты валят деревья в Серповском лесхозе не просто ради забавы или желания похвастаться удалью. Здесь идет плановая санитарная вырубка. Совсем скоро на месте каждого спиленного дерева в прямом смысле вырастет новое.– Такая комбинация работы автономных государственных учреждений в сфере лесного хозяйства есть только в Тамбовской области и, если не ошибаюсь, еще только в одной, – говорит Сергей Иванов. – Благодаря тому, что мы сохранили лес в государственной собственности, мы сами на сто процентов управляем нашим лесным фондом. Мы проводим противопожарные мероприятия, рубку, лесовосстановительные работы. В других субъектах все раздали в аренду частникам. И арендаторы только пользуются древесиной и не проводят лесоохранные и лесовосстановительные работы. Когда были печально известные лесные пожары в 2010 году, наша область смогла успешно отстоять наши леса у стихии.

Как отмечает Сергей Иванов, наш регион – один из немногих, где существует стопроцентное восстановление лесов. Сколько спилили – столько восстановили. Сажать вместо спиленного дерева два нам просто не позволяет площадь. Только после пожаров 2010 года на протяжении восьми лет мы пилили тысячу гектаров, а сажали почти полторы.

У каждого тамбовского лесхоза есть свой питомник. Благодаря этому посадочного материала хватает и для себя, и для продажи соседним областям: Рязанской, Воронежской, Московской. Начальник регионального управления лесами Сергей Истомин рассказал, что в планах – увеличение не просто объема производства саженцев, а такое практически ноу-хау для нашего региона, как саженцы с закрытой корневой системой. В столице, куда планируют поставлять тамбовские деревья в горшках, цена за саженец доходит до нескольких десятков тысяч. Правда, жалуются сотрудники питомников Жердевского и Шехманского лесхозов, для новомодных трендов банально не хватает рабочих рук.

– А вы зарплату увеличьте, – советует Сергей Иванов.

Ива плакучая и шаровидная, пирамидальный и лавролистный тополь, туи – пока саженцы реализуют преимущественно местным жителям.

Все в дело

Лес нужно не только правильно вырубить и посадить, его еще нужно грамотно переработать. На языке специалистов лесного хозяйства это мелкотоварная древесина. Проще говоря, та, из которой качественный пиломатериал не получить. Получается низкосортная древесина чаще всего от санитарных рубок.

Раньше ее просто сжигали. А теперь в каждом тамбовском лесхозе есть свой цех по переработке мелкотоварной древесины.

– Рентабельность у них не очень высокая, – признается Сергей Иванов. – Но благодаря созданию этих цехов мы решаем самую главную задачу – создаем рабочие с достойной заработной платой места в отдаленных селах. Второе – мы получаем небольшую, но добавленную стоимость на первичном сырье. Третье – мы перерабатываем древесину, которую раньше выбрасывали.

Сейчас из нее делают тарную доску, двухметровый брус. В планах лесхозов, поделился вице-губернатор, довести в идеале переработку своего сырья до ста процентов:

– Когда мы начинали, процент переработки был десять-пятнадцать. Сейчас – уже более тридцати.

Новый цех по переработке мелкотоварной древесины в Серповском лесхозе – еще один из почти двух десятков уже успешно работающих в регионе. Оборудование, как говорит Сергей Истомин, в цехе надежное, имеет большой запас по выходу готовой продукции. Срок окупаемости зависит от выхода готовой продукции. Но, по словам Сергея Иванова, не должен превышать десять лет. В противном случае смысла тратить деньги на оснащение цехов нет. Главное – тщательно сортировать материал и не пускать на переработку то, что можно продать как более дорогой брус или доски.

В Серповском цехе создано пять новых рабочих мест. В масштабе даже Моршанского района это всего пять. А в масштабе села – целых пять. К тому же есть профессиональная заменяемость. Те, кто работают в цехе переработки, могут и тушить пожары, и заниматься лесовосстановительными работами, выполнять функции трактористов.

Пока цех работает в одну смену. За две недели напилили восемьдесят кубов пиломатериала. В перспективе – создание второй смены и выход на круглосуточный режим работы. Благодаря цеху удастся увеличить объем перерабатываемой лесхозом древесины.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное