USD91.35+0.02
EUR99.11+0.39

Александр Шерин: «Срок депутатства закончится, а лицо и репутация останется»

Арина Орлова Прочитали 2798 раз(а)

Бывший депутат Госдумы от ЛДПР Александр Шерин в декабре 2023 года вступил в «Справедливую Россию – За правду». Руководитель партии Сергей Миронов лично вручил политику партийный билет и пожелал плодотворной работы. Из ЛДПР Высший совет партии исключил бывшего первого заместителя председателя комитета Госдумы по обороне Шерина в июне 2022 года. Поводом стала его попытка выдвинуться на пост председателя, который после смерти Владимира Жириновского достался главе думского комитета по международным делам Леониду Слуцкому. О том, каким был путь от рядового активиста ЛДПР до депутата Государственной Думы двух созывов, и почему после двадцати трех лет плодотворной работы депутата исключили из партии, рассказал в интервью нашему корреспонденту находящийся в отпуске из зоны проведения специальной военной операции Александр Шерин.

 

- С чего начиналась Ваша политическая карьера в ЛДПР?

- Никакой политической карьеры в моих планах не было. В 1999 году я увидел, как едет УАЗ, а на нем было написано – «ЛДПР» и адрес отделения. Я пришел по этому адресу и написал заявление на вступление. Потом из-за этого, кстати, у меня были очень большие проблемы в Рязанском воздушно-десантном командном училище, где я тогда учился. Но что делать, я вступил в партию из-за конкретного человека - Владимира Вольфовича Жириновского, так как испытывал большое уважение к нему.

- Вам была близка идеология ЛДПР?

- Являясь уроженцем Краснодарского края, я видел, что здесь очень остро стоит национальный вопрос. Ситуация, которую мы сейчас наблюдаем в Москве с учетом трудовых мигрантов, знакома мне еще с детства на моей малой родине. Первые беженцы ехали к нам из Чечни и бывших советских республик еще до того, когда Советский Союз начал распадаться, ведь этнические чистки русских начались задолго до августовских событий. К нам тогда очень много детей приезжало в школы учиться, и выяснялось, что их родители так спасались от погромов. Тогда об этом нигде не рассказывалось, социальных сетей не было, информация расходилась не так быстро. Эти дети мне потом рассказывали, как над ними издевались за то, что они русские. Владимир Вольфович смело поднимал эти темы и предлагал конкретные решения.

- В Вашем послужном списке - Рязанское региональное отделение ЛДПР, Рязанская областная Дума, Государственная Дума и даже Тамбовская гордума. Расскажите об этом опыте.

- Весной 1999 года, как я уже сказал, я пополнил ряды ЛДПР. С 2000 года был назначен координатором Рязанского регионального отделения партии. В 2005 и 2010 годах меня избирали депутатом Рязанской облдумы. Там же руководил фракцией ЛДПР, был членом комитетов по экономической политике, промышленности и предпринимательству, по социальной и демографической политике. Состоял в Высшем совете партии. С 2014 по 2021 годы являлся депутатом Госдумы России VI и VII созывов от Рязанской и Тамбовской областей. В 2021 году занял в Тамбовской городской Думе кресло депутата-однопартийца Олега Морозова, который перешел на работу в Тамбовскую областную Думу. В Тамбовской гордуме я принял участие в одном заседании и понял, что занимаю чужое место. Люди там сильно погружены в вопросы городского хозяйства. Депутаты досконально разбирают местные вопросы, а для этого надо хорошо знать не только свой округ, но и каждую улицу города. Я посчитал, что тамбовчанин все-таки принесет больше пользы на этом месте.

- Исключение из партии - почему это событие получило такой большой общественный резонанс?

- Меня исключили из ЛДПР в начале июня 2022 года, через 23 года моей плодотворной работы там, ссылаясь на нарушение партийной дисциплины. После смерти нашего лидера партия объявила сорокадневный мораторий на выборы нового председателя. Это было сделано для того, чтобы они успели провести работу с региональными отделениями и подготовить правильный съезд. Если кто-то обратил внимание, то съезд прошел на семнадцатый день после завершения этого моратория, то есть они рассчитали: сорок дней проходит после смерти Жириновского, и через семнадцать дней они проводят съезд. Но никто не упомянул о том, что, когда наш лидер был еще жив и находился в больнице, некоторые люди уже начали определяться с новым председателем партии. Это была близкая категория людей, которая обязана ему всем. Как офицер, как благодарный человек, я не захотел принимать в этом никакого участия, поэтому открыто сказал, что поддерживать Слуцкого не буду, заранее сообщив о своих намерениях. Тогда они начали «мочить» меня в телеграм-каналах, отовсюду исключили. Если Слуцкий – это лучшее, что есть в ЛДПР, то тогда можете мне не говорить, кто есть остальные члены партии. Значит, там никто и не просыпается периодически.

- Что предлагали Вы?

- Я предложил внести альтернативную кандидатуру из других депутатов Высшего совета. Те, кто не захотел присягать Леониду Эдуардовичу, отказались. Большинство из них он уже как бы зачистил, их в Высшем совете нет. Это те люди, на плечах которых он зашел на должность председателя. Они же организовывали съезд, проводили мощную работу с региональными отделениями. Они объясняли им, за кого они должны голосовать, еще до съезда. А я как член Высшего совета тоже нес ответственность за то, что происходит в партии. Я хотел им показать, что не с ними, поэтому заявил свою кандидатуру, понимая, что за меня проголосует только один человек, и это буду я. Поскольку в жизни некоторые из них больше ничего не имеют, кроме своего мандата, они за него трясутся и готовы проголосовать за кого угодно, лишь бы сохранить свою должность. Но срок депутатства закончится, а лицо и репутация останется. Так я понял, что девиз этой партии – предай первым.

- По-Вашему, кандидатура Леонида Слуцкого была заранее утверждена?

- По уставу ЛДПР, если председатель партии не может исполнять свои обязанности, это делает Высший совет партии. Когда Владимира Вольфовича не стало, через час собралась фракция, и там предложили кандидатуру Слуцкого на должность руководителя фракции, но при этом Высший совет его кандидатуру не выдвигал. Никому не кажется странным, что через час после смерти Жириновского предлагают избрать Слуцкого руководителем партии, хотя на тот момент он даже не являлся членом Высшего совета? Это говорит о том, что его кандидатура была заранее спланирована еще при жизни Жириновского.

Посвященные люди примерно понимали исход событий  и потом Леонида Эдуардовича назначили руководителем фракции ЛДПР в Государственной Думе. Меня освободили от миссии голосовать за его кандидатуру, потому что я уже не являлся депутатом Госдумы, а руководителя фракции избирают только депутаты Госдумы.

- Была ли возможность вернуться в партию?

- В «Справедливую Россию» я вступил 22 декабря 2023 года. Полтора года – это достаточный срок для того, чтобы в партии встретились с совестью, мозгами, с каким-то политическим прагматизмом, позвали бы обратно, могли бы дважды мне передать мандат депутата Рязанской областной Думы, но они этого не сделали. Я возглавлял партийные списки, когда был депутатом Государственной Думы. ЛДПР заняла второе место на выборах в областную Думу. Вы посмотрите по России: где ЛДПР занимала второе место в областную Думу? Это же не деньги, не моя великая харизма, я просто много «пахал» и соответственно вытащил партию на второе место, также вытянул партию на второе место на выборах в Рязанскую городскую Думу.  Но от мандата я сам отказался 1 марта 2023 года, потому что если бы не сделал этого письменно, его бы передали мне автоматически, и пришлось бы из зоны специальной военной операции уехать через два месяца. И тогда, конечно бы, все сказали, что я поехал на СВО просто «посветиться». Для меня это было недопустимо. В партии у меня нет будущего из-за прихоти одного человека с комплексом неполноценности, который побоялся включать в бюллетень еще одного человека. Это максимально закомплексованные люди, и понятно, что они не потерпят меня в партии.

- Почему именно «Справедливая Россия – За правду»?

- Есть десантник – Сергей Михайлович Миронов. В зоне СВО часто слышат о том, что «Справедливая Россия» оказывает помощь бойцам, но они это нигде особо не афишируют. Из всех политических партий эта по своим идеалам мне ближе. И самое главное, я видел, как они работают в Госдуме: предлагают взвешенные, проработанные, не популистские законодательные инициативы.

- Вернетесь ли к активной политической деятельности после специальной военной операции?

- После СВО, если буду жив и здоров, планирую вернуться к политической деятельности. Я считаю, что те люди, которые доказали, что они готовы рисковать своей жизнью ради страны, имеют полное право принимать участие внутри политических процессов в стране.