Газета №6 (1134), 6 февраля 2018
Перейти к номеру

Без наручников

6 февраля 2018, 16:02 Прочитали 148 раз
В Госдуму внесен новый законопроект относительно ареста беременных женщин
Как часто родители задумываются о своих детях, когда совершают преступление или правонарушение? Чаще всего осознание того, что не нужно было пьяным садиться за руль, превышать скорость, устраивать драку, приходит только после того, как на запястьях смыкаются наручники. И тут человек вспоминает о том, что у него есть ребенок, или женщина задумывается над тем, что находится в положении. То есть нарушать закон и подвергать себя опасности эти люди не боялись, а вот попасть под арест — страшно. И тут же начинаются крики а-ля «Да как же вы можете? Я же беременна!» или «Отпустите! Меня дома ребенок ждет!». Конечно, по-хорошему, таких нарушителей стоит наказывать со всей строгостью, чтобы не прикрывались детьми. Но с другой стороны, есть и еще один аспект, может быть, даже более важный, чем соблюдение всей полноты закона. Ведь в случае ареста родителя всегда первым страдает ребенок — тот, кто ни в чем не виноват.

Что предлагается

Недавно в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Он разработан для защиты интересов детей посредством сохранения родственных связей с подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления родителем.

Кроме того, законопроект улучшает положение подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления беременных женщин, женщин, имеющих несовершеннолетних детей в возрасте до четырнадцати лет, и мужчин, имеющих ребенка в возрасте до четырнадцати лет и являющихся единственным родителем. Заключение под стражу — это вообще самая жесткая мера пресечения. Принимая во внимание то, что арест — это стресс не только для родителя, но в первую очередь для ребенка, законопроект предлагает применять его только в исключительных случаях. Такими случаями можно считать подозрение или обвинение в совершении особо тяжкого преступления, преступления против жизни, здоровья, свободы, половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних и преступлений, сопряженных с терроризмом.

— То есть если было совершено административное правонарушение или преступление, не связанное с опасностью для общества, жизни и здоровья людей, то беременных и родителей малолетних детей под стражу заключать не стоит. Опять же прежде всего для спокойствия их детей. А по поводу беременных уже давно были приняты поправки в законодательство, согласно которым такую меру, как административный арест, к ним не применяют — в СИЗО нет условий для их содержания, поэтому арест заменяют штрафом, — поясняет юрист одной из тамбовских юридических фирм Алексей Миронов.

Улизнуть не получится

Необходимо подчеркнуть, что законопроект не создает дополнительных возможностей избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, так же, как и дополнительных трудностей для органов предварительного следствия. Если законодатели для защиты интересов детей считают возможным отсрочить отбывание наказания беременным женщинам, женщинам с детьми до четырнадцати лет и отцам-одиночкам с детьми такого же возраста даже после признания их виновными в совершении преступления, предлагается не заключать их под стражу на этапе, когда их вина еще не доказана. Содержание под стражей в подавляющем большинстве случаев применяется для удобства работы следователей, и применение такой меры пресечения часто считается избыточным.

Ограничение случаев применения меры пресечения в виде заключения под стражу к указанным в законопроекте категориям людей будет стимулировать использование альтернативных мер пресечения, не связанных с изоляцией от общества и от семьи. Например, домашний арест. Это предоставит возможность подготовить детей к возможной разлуке с родителем и осмыслить неотвратимость наказания без лишнего стресса, которому подвергаются люди при нахождении в СИЗО.

Для разгрузки

В январе нынешнего года в Госдуму был внесен еще один законопроект. Новая, восьмая мера пресечения позволит разгрузить следственные изоляторы.

Об этом на встрече с депутатами Госдумы рассказал директор ФСИН России Геннадий Корниенко. Глава ведомства напомнил народным избранникам, что на их рассмотрении в настоящий момент находится свыше десяти законопроектов, которые касаются изменений в уголовном и уголовно-исполнительном праве. В частности, принят в первом чтении законопроект, который предусматривает введение запрета определенных действий как альтернативы заключению под стражу. Эта мера пресечения в целом напоминает домашний арест и запрещает подозреваемым выходить за пределы жилого помещения в определенное время, находиться в определенных местах, а также ближе определенного расстояния до конкретных объектов и людей, общаться с какими-либо лицами или пользоваться Интернетом.

На сегодняшний день в Уголовно-процессуальном кодексе предусматривается семь мер пресечения. Это заключение под стражу, домашний арест, залог, подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части (для военнослужащих) и присмотр за несовершеннолетним обвиняемым.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Вконтакте