Газета №3 (1131), 16 января 2018
Перейти к номеру

Год театра впереди

16 января 2018, 13:14 Прочитали 34 раза
О предстоящих премьерах этого года мы беседуем сегодня с директором Тамбовского драматического театра Петром Куликовым
В конце прошлого года министр культуры Владимир Мединский официально заявил, что в сфере культуры новый 2018 год будет считаться Годом театра. Точнее, одной из тончайших его граней — балета. Тем не менее нам показалось интересным рассказать о том, чем будет жить в году наступившем Тамбовский драматический театр. О его планах на год и о работе в целом мы побеседовали с директором Тамбовского драматического Петром Куликовым.

— Петр Иванович, добрый день! Празднование Нового года только-только отгремело, но артисты драмтеатра не отдыхали и в праздничные дни, работа кипела, да и сейчас кипит. Расскажите, чем радовал театр тамбовчан в эти дни.

— До Нового года у нас было две сказки — «Двенадцать месяцев» и «Волшебная сила добра». А после Нового года мы поставили «Новогодние приключения». В эту новогоднюю кампанию мы даем возможность нашим ребятишкам увидеть три разных сказки. С нашей погодой «Двенадцать месяцев» — сказка актуальная, потому что там появляется месяц апрель, который и приносит подснежники. У нас, возможно, они тоже вскоре появятся…

— По линии Министерства культуры наступивший год пройдет под знаком балета, что тоже часть театра. У вас в репертуаре есть пластические постановки. Расскажите, пожалуйста, о них.

— Первый пластический спектакль, который мы поставили, — «Мгновения, мгновения…». Это спектакль о Великой Отечественной войне. А совсем недавно, в конце декабря прошлого года, мы показали премьеру музыкального спектакля «Хрустальное сердце», которую осуществили совместно с Музыкальным театром Владислава Юрьева. В спектакле много пластики.

Для того чтобы осуществить подобные постановки, наши актеры занимаются танцами, у нас есть даже специально отведенные для этого часы.

— Как известно, режиссером стали Вы…

— Я не позиционирую себя как режиссера этого спектакля. Просто он музыкальный, там больше танцев и песен, чем диалогов и монологов, а режиссерских идей немного.

Конечно, я работал над мизансценами, собирал все воедино, но это не совсем режиссура. При этом в каждой мизансцене нужно было понимать, в каком положении и на каком расстоянии находятся наши герои, необходимо было обдумывать их действия. Ну, и музыкальную фактуру актеры этого музыкального спектакля должны были «потянуть», уложиться в нее.

— Можно сказать, что «Хрустальное сердце» — это подобие мюзикла. То есть нужны были поющие и танцующие актеры?

— Вообще, все актеры нашего театра поют и танцуют. Они должны уметь танцевать по определению. Мюзикл — это специфический жанр, у него свои правила, поэтому полноправным мюзиклом «Хрустальное сердце» назвать нельзя. У нас заняты в основном актеры наших театров, но пришлось и приглашать актеров из Тамбовского молодежного театра и Музыкального театра Владислава Юрьева. Выбирали поющих профессионально, потому что петь там приходилось много.

— Это был положительный опыт. Будете ли его продолжать?

— Да, в нынешнем году мы придумаем еще что-нибудь подобное, музыкально-пластическое. Конечно, это будет не танцевальный спектакль, потому что для нас это слишком громко звучит. Танцуют профессиональные коллективы, а у нас будет пластика.

То открытие, которое мы сделали в спектакле «Мгновения, мгновения…», дало толчок к развитию, и мы поняли, что в театре есть громадный профессиональный ресурс для реализации этого направления. Идей много, в том числе и возможности для того, чтобы переложить в пластику классические произведения или социально значимые события.

— А что еще в планах на наступивший год?

— Как только заканчиваются новогодние каникулы, сразу вступают в действие три проекта.

Мы будем доставлять «Кьоджинские перепалки», приводить их в порядок. Покажем мы их в конце февраля — начале марта.

Второй постановкой, над которой актеры начинают работать, станет спектакль по произведению Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание». Эта пьеса давно стала классикой зарубежной литературы. Отважиться на подобную постановку очень сложно, даже при наличии актерского состава, который сможет осилить роли. Там четыре потрясающих актерских работы, которые требуют глубокого профессионального погружения. Режиссером станет Владислав Константинов. Он уже ставил у нас «Аферистов». Сейчас мы понимаем, что это будет за спектакль. Художником станет Борис Голодницкий, так что масштабы оформления мы уже тоже представляем.

— Почему выбрали именно это произведение?

— Во-первых, потому что когда выбирается репертуар, хочется, чтобы зритель познакомился с каким-то достойным произведением. При этом хочется дать актерам возможность проявить себя. У нас есть актеры, способности которых гораздо выше, чем роли, исполненные с легкостью, как-то «на коленочке» состряпанные. У этих людей есть опыт и потенциал, они достойны сложных работ. Хочется, чтобы великая драматургия не прошла мимо них.

— Будет ведь еще и третий проект. О чем речь?

— Третий спектакль мы сделаем по пьесе Людмилы Улицкой «Мой внук Вениамин». У Улицкой масса шикарных романов, которые глубоко раскрывают характеры, душу русского человека и души людей других национальностей, то, как они сосуществуют в нашей стране. Это потрясающая возможность для проявления своего профессионального опыта актрисами, которые давно не были заняты в репертуаре.

— Опытных талантливых актеров у нас много. Будут ли они подавать заявки на присуждение звания Народных артистов в этом году?

— Это сложный процесс. Да и все эти статусные звания, как мне кажется, уже не так популярны и уходят в прошлое. Для получения звания нужно гастролировать за границей, должны быть соблюдены определенные сроки со времени получения определенных наград. Нужно, чтобы и в кино артист снимался. В прошлом году со всей России было подано около восьмисот заявок на звание Народного артиста, и только пятеро его получили.

Бывает так, что молодые актеры без репертуара и опыта снимаются в кино, но им дают это звание, а провинциальные актеры снимаются в фильмах крайне редко, потому что нет такой возможности. Да и времени у них на это нет. Поэтому звания Народного артиста они не получают. Зато часто тянут на себе большую часть репертуара театра.

— Пройдет ли в наступившем году ставший традиционным Рыбаковский фестиваль?

— Да, мы уже обсуждаем сроки его проведения и отсматриваем спектакли для показа на фестивале. К тому же в конце марта у нас пройдет уже третий по счету Международный фестиваль театров кукол. На него собирается более десяти театров. Приедут театры из Эстонии, вероятно, из Румынии, Египта, Белоруссии, Казахстана. Мы сейчас уже формируем афишу этого фестиваля.

— Нового много. А все ли удалось реализовать в ушедшем году?

— Да, почти все. За исключением «Кьоджинских перепалок». Мы этот спектакль будем показывать в году наступившем. Это позиция театра — нельзя показывать зрителю неготовый продукт. Мы не можем себе это позволить. В итоге мы остановили процесс и перенесли показ с декабря на март.

Были и другие проекты, которые требовали внимания, а теперь мы возвращаемся к работе над этим спектаклем. В театре кукол тоже начнется новый проект. Мы будем работать над продолжением «Тамбовских сказов» по пьесе Рагима Мусаева «Зов предков», которую он написал для нас два года назад. В спектакль будут вплетены три тамбовских легенды. Это притчевая постановка. Она будет необычной по сценографии. Думаю, получится хороший сюрприз для тамбовских зрителей.

— Спасибо за беседу.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер