Газета №23 (1099), 6 июня 2017
Перейти к номеру

Работа, устремленная в вечность

6 июня 2017, 13:25 Прочитали 158 раз
Владислав Авдеев: «Все занятые в строительстве и благоустройстве храма люди работали на нечто, находящееся за гранью сиюминутного понимания, но в то же время ясно всеми ощущаемое»
Храм преподобного Силуана Афонского, появившийся несколько лет назад в рабочем поселке Новая Ляда, стал не только заметным явлением в духовно-нравственной жизни региона. По мнению петербургского искусствоведа, автора книги "Храм преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда" Владислава Авдеева, он является заметным вкладом жителей Тамбова в общероссийское храмовое строительство, активно развивающееся в последние десятилетия. И сегодня мы беседуем с Владиславом Авдеевым - о его книге, о новолядинском храме, о церковной архитектуре…

- Владислав Михайлович, книга «Храм преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда» - детальное повествование об истории создания этой церкви, особенностях ее архитектуры, художественном убранстве, иконографических решениях. Создание подобного труда требует от автора самого глубокого погружения в тему. На каком этапе строительства храма состоялось знакомство с ним? Как появилась идея создания книги?

- Идея создания книги появилась у главного мецената и организатора строительства храма, депутата Тамбовской городской Думы Геннадия Викторовича Арзамасцева. Он курировал создание (не хочу использовать термин "строительство") храма с момента зарождения самой его идеи, и только он, наверно, мог бы рассказать, насколько многотруден был этот путь. Предложение о составлении некого печатного издания, посвященного храму, выглядело вполне логичным.

Когда летом 2014 года руководитель коллектива "Образ" петербургский художник Станислав Павлович Николаев предложил мне приступить к написанию такого текста и разобраться в наборе архитектурных, богословских и изобразительных решений, которые воплотил в себе храм, это показалось мне интересным.

Последовавший затем приезд в Тамбов, встреча с ктиторами, заразившими меня своим энтузиазмом (ктитор - лицо, выделившее средства на строительство или ремонт православного храма или монастыря или на его украшение иконами, фресками, предметами декоративно-прикладного искусства. - Ред.), знакомство с огромной работой, которую к этому моменту проделали в храме проектировщики, строители и художники, решили дело, и на последующие два с половиной года в моей жизни появилась задача рассказать о Тамбовской земле, ее людях, о земном пути преподобного Силуана Афонского и о вновь возводимом храме. Причем, отмечу, ограничиться только лишь пусть и детальным, но описанием одного лишь храма мне показалось неверным. На фоне заметного дефицита информации о храмовой архитектуре Центральной России я посчитал необходимым рассмотреть современное состояние церковного строительства в его историческом аспекте, как часть самоценной архитектурной традиции, освященной веками и развивающейся сегодня.

Естественным видится и то, что храмовое строительство в регионе было описано на фоне деятельности людей, его осуществлявших, и деяний святых, воссиявших на Тамбовской земле.

- Какое впечатление на Вас как специалиста-искусствоведа произвел храм при первом знакомстве с ним? Было ли это первое Ваше знакомство с тамбовскими церквями? Или прежде уже доводилось бывать на тамбовской земле и у Вас было представление о местной храмовой архитектуре и живописи, что называется, вживую?

- Уже с первых минут знакомства с храмом мне стало понятно, что речь тут идет о заметном архитектурном и художественном событии не только регионального, но и общецерковного значения. Знакомство, пусть и краткое, с регионом выявило для меня целый пласт православной культуры, подразумеваемый ранее, но при непосредственном знакомстве произведший очень сильное впечатление. С одной стороны, в архитектуре тамбовских храмов чувствовалась стройная вековая основательная традиция, с другой, живое современное ее обновление, ощутимое буквально на каждом шагу. Храм преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда тут был не исключением, а органичным продолжением этой, ставшей подлинно народной, традиции.

- Православные церкви, престолы в которых освящены в честь преподобного Силуана Афонского, весьма немногочисленны. Есть ли в Вашей практике опыт знакомства с другими храмами, посвященными этому святому? Если да, то как Вы могли бы оценить в сравнении с ними храм преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда?

- Я бы хотел отметить иконографическую программу росписи храма, составленную под руководством митрополита Тамбовского и Рассказовского Феодосия, продуманную и содержательную, выгодно выделяющую храм не только из ряда православных церквей, посвященных преподобному Силуану Афонскому, но и формирующую сам образ храма в том наилучшем виде, в котором его создала и сохранила традиция православного христианства.

Неверными были бы сейчас попытки каких-либо количественных сравнений. Думается, что любому посетителю храма становится виден тот огромный труд по его созданию, основные впечатляющие архитектурные и изобразительные решения и продуманные до мелочей детали, за которыми чувствуются вложенные людьми в свои дела Любовь и Вера, поддержанные их высокими духовными устремлениями.

- Сквозь всю книгу, написанную Вами о храме преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда, красной нитью проходит мысль о том, что он представляет собой единое архитектурно-художественное произведение, которое продолжает и развивает вековые традиции тамбовского церковного строительства и при этом воплощает в себе житие и монашеские подвиги преподобного Силуана. Насколько часто Вам в Вашей искусствоведческой практике встречались подобные целостные архитектурно-художественные замыслы? Как на их общем фоне выглядит реализация замысла возведения храма преподобного Силуана Афонского на тамбовской земле?

- Вновь постаравшись избежать каких-либо сравнений, я должен признать, что целостность замысла для православного, и не только, храма не всегда воплощенный удел. Для идеальной реализации идеального замысла нужны идеальные условия, вероятность чего в условиях исторического развития нашей страны исчезающе мала.

В условиях же реальных главенствующую роль играет взаимное согласие всех сторон, задействованных в процессе. В данном случае такое согласие было налицо. Только совместная деятельность руководства Тамбовской митрополии, городских и областных властей, пожертвования значительного ряда меценатов, творческий вклад архитекторов и художников, непосредственный труд строителей, общенародная поддержка жителей поселка Новая Ляда и города Тамбова могли сформировать храм в том сложившемся виде, в котором он предстает нам сейчас.

Безусловно, и я об этом упоминал не раз, храм является заметным вкладом жителей Тамбова в общероссийское храмовое строительство, активно развивающееся в последние десятилетия.

- Как известно, архитектура - это застывшая музыка. Исходя из этого посыла, с каким церковным песнопением Вы бы сравнили храм преподобного Силуана в поселке Новая Ляда - покаянным, хвалебным, благодарственным?

- Монашеский подвиг преподобного Силуана, основанный на молитве и покаянии, неразрывен и с восхвалением Создателя, и с благодарением Ему. Художественная цельность храма, его архитектуры и оформления как раз в том и состоит, чтобы объединить эти основные понятия православной веры. Для меня как для верующего человека между ними нет явного разделения. И уж точно его нет и в том образе идеального мира, который нам являет храм преподобного Силуана Афонского.

Храмовая архитектура - это не застывшая музыка, а музыка звучащая, пусть и не всегда слышимая.

- Насколько тесным и плодотворным в процессе создания книги было сотрудничество с тамбовскими специалистами, учеными, представителями муниципальной и государственной власти, руководством и духовенством Тамбовской митрополии? Насколько интересным было общение с ними?

- Самое сильное впечатление произвела на меня та общность, соборность, которая проявлялась всеми тамбовчанами, так или иначе связанными со строительством храма. В наше время, характерное разобщенностью общества и невнятностью целей повседневной жизни, идея постройки храма оказалась той осью, вокруг которой сформировался круг единомышленников, который принял и меня и оказал неоценимую поддержку в создании книги. Я увидел Дело, которое нужно людям, и Людей, это дело своим трудом воплощавших. В своем тексте я постарался упомянуть их всех, а сейчас же хотел бы сказать в первую очередь слова признательности митрополиту Тамбовскому и Рассказовскому Феодосию, благословившему и строительство храма, и издание книги, рецензировавшему текст в его богословской части, сделавшему большое количество важных и точных замечаний и конструктивных предложений по составу макета книги. Большой вклад в издание был сделан профессором истории Алексеем Юрьевичем Ильиным, предоставившим, к тому же, в мое распоряжение свою обширную библиотеку по истории края. Без его участия книга имела бы совсем иной вид. И конечно же, моя самая искренняя признательность относится и к Геннадию Викторовичу Арзамасцеву, депутату Тамбовской городской Думы, без активной организационной деятельности которого книга вообще не появилась бы, думаю, не было бы и самого Храма.

- Какое впечатление на Вас лично произвело общение с инициаторами строительства храма - основными меценатами? Ведь такое глубоко личное дело, как участие в строительстве церкви, тем более, настолько активное, как у Геннадия Арзамасцева и Александра Малина, обязательно накладывает отпечаток на внутреннее состояние человека, на всю его дальнейшую жизнь, зачастую в корне меняет ее. На что в этом смысле Вы обратили внимание, общаясь с этими людьми?

- На страницах моей книги Александр Петрович Малин, депутат Тамбовской областной Думы и один из меценатов, говорит о тех изменениях, которые приносят в человеческую жизнь богоугодные дела, молитва и покаяние.

Конечно же, участие в этом издательском проекте в компании людей, ставящих во главу угла веру и благочестие, было и для меня важным духовным опытом. Зачастую, общаясь с кем-либо из участвующих в процессе, необязательно на важном, значимом этапе, меня не оставляло ощущение того, что все занятые в строительстве и благоустройстве храма люди работают не на текущий момент, а на нечто неизмеримо большее, находящееся, возможно, и за гранью непосредственного, сиюминутного понимания, но и в то же время ясно всеми ощущаемое. Сложно подобрать тут правильные слова, передать ощущение наполненности, возникающее от прикосновения к таинству создания храма, но я уверен, что все участники этого процесса меня прекрасно поймут. Как поймут, почувствуют Важное и все нынешние и будущие прихожане и посетители храма.

- Читая книгу «Храм преподобного Силуана Афонского в поселке Новая Ляда», сразу обращаешь внимание на то, что она написана специфическим языком, изобилующим искусствоведческими, художественными, богословскими терминами. На Ваш взгляд как автора, кому она больше предназначена? И насколько ее ценность для специалистов сочетается с тем, что она может быть интересна рядовому читателю?

- В первую очередь я старался упростить язык своего изложения, но вопрос в том, что текст касался зачастую по-настоящему сложных вещей, описывая которые, действительно невозможно избежать специальной терминологии, не снижая содержательности рассказа.

Одной из главных моих задач была искусствоведческая фиксация, создание максимально полного описания этого современного памятника православной культуры. Эта задача решалась по горячим следам, оставляя потомкам информацию, которую через несколько лет уже было бы сложно, если не невозможно, восстановить.

Другой задачей было показать место и значение этого храма в духовном и культурном пространстве Тамбовского края в самом широком их понимании.

Ну и, пожалуй, самой важной целью моего текста было описание духовного подвига преподобного Силуана Афонского, прочитанное через его зримое, графическое воплощение, запечатленное художниками и иконописцами на стенах и в иконостасе храма, разъяснение построения визуального ряда, использованных живописцами приемов.

Книгу можно листать, как альбом, не особенно вчитываясь в текст, по ней можно составить беглое представление об истории Тамбовского края, ею можно пользоваться как справочником, вдумчиво разбирая элементы архитектурных и художественных решений, воплощенных создателями храма.

Соединение под одной обложкой столь различных аспектов знания не было попыткой угодить всем. Скорее, это было стремление показать многообразие повседневной жизни на примере рассмотрения события, казалось бы, регионального значения, явно выходящего за привычные, обозначенные для него рамки.

- Спасибо за интересную беседу.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Вконтакте