Бабка в шоколаде

11 сентября, 16:43 Юлия Бардакова Прочитали 352 раза
Фото: Тамбовский курьер
Инвалид Елена Георгиевна Берзина говорит, что именно так она будет себя чувствовать, если ей помогут купить инвалидную коляску

«Мне бояться нечего!»

Дверь в приемной Звиада Гамсахурдии резко открылась. Первый президент Грузии увидел русскую девушку. Вид у Лены был такой решительный:

– Я отсюда никуда не уйду, пока Вы мне жилье не дадите.

С собой у Лены – детские соски, бутылочки, сменная одежда. На руках – маленький сын. Звиад Константинович поднимает удивленный взгляд на секретаршу  и по-грузински спрашивает, что это. Секретарша путано объясняет, чего хочет эта русская.

Выяснив, первый президент Грузии приглашает Лену в кабинет.

– Мне бояться нечего, – гордо заявляет девушка. – Я такая же, как Вы. У меня две ноги, две руки. Только у Вас все есть, а мне даже жить негде.

Так после визита к президенту Лена, уже больная остеомиелитом, получила комнату «со всеми удобствами».

Без комплексов

Это было почти тридцать лет назад. А сегодня вчерашняя  решительная Лена живет в тамбовском Доме ветеранов.  Она и сейчас бы со своей просьбой хоть до Никитина, хоть до Путина дошла бы. Да ноги не ходят дальше двух шагов от кровати.

Признаюсь, что когда мне позвонили и попросили написать о пенсионерке, которая живет там, я согласилась на встречу без особого энтузиазма. Ведь, положа руку на сердце, пожилые люди чаще всего недовольны абсолютно всем. А что уж говорить об одиноких больных стариках, которые живут в  домах-интернатах. Поэтому перед одной из одинаковых дверей с табличкой «Березина Елена Григорьевна» я замешкалась, собираясь с мыслями. Набрав воздуха в грудь, решительно стучу и приоткрываю дверь. Почему-то преувеличенно громко и бодро спрашиваю:

– Можно?

– Проходите, проходите, – на кровати суетливо поправляет яркое платье полная женщина.

Красный маникюр, короткая стрижка и выкрашенные в яркий рыжий цвет волосы. Даже легкий макияж на лице. На окне – веселые занавесочки, на тумбочке – ноутбук. И вся небольшая комната никак не похожа на казенную палату в доме престарелых. Прямо светелочка. После перенесенных инсультов речь немного невнятная. Но говорит Елена Григорьевна весело, с шутками и прибаутками.

– Мне бы инвалидную коляску новую, чтобы с электроприводом, я тогда вообще буду бабка в шоколаде.

Я искренне обещаю Елене Григорьевне, что после публикации ее истории в «Тамбовском курьере» найдутся те, кто захочет хоть копеечкой помочь ей приблизиться к заветной мечте.

– Я в шутку нашей заведующей отделением Марине Михайловне говорю, что если мне помогут коляску такую купить, я ее по завещанию Дому ветеранов оставлю, –  опять улыбается  будущая «бабка в шоколаде».

И мне очень хочется, чтобы наши читатели действительно помогли этой удивительной жизнерадостной женщине. Ведь мечты обязаны сбываться, даже если тебе семьдесят и ты не можешь сама встать с кровати. Я убеждаю Елену Григорьевну, что просить помощи – это не стыдно. Ведь она и сама постоянно отправляет небольшие суммы на лечение для тяжелобольных детей и взрослых.

– А я и не стесняюсь, – говорит моя героиня и шутит: – Я вообще вторая Лолита – без комплексов!

Глядя на собеседницу, не могу не улыбнуться и не сделать ей комплимент.

– Про меня на заседании первой ВТЭК вообще сказали, что я на инвалида не похожа, –  улыбается Елена Григорьевна. –  Пришла такая дама, с прической, хорошо одетая. Это сейчас во мне почти сто пятьдесят, а тогда я шестьдесят килограммов весила. А что такого, если я привыкла за собой ухаживать? Первое время мне, конечно, очень плохо было. Но потом я взяла себя в руки. Сказала сама себе, что хочу жить.

Елена Григорьевна всегда думала о тех, кому еще хуже, чем ей. Ведь в клинике, где ее оперировали, лежали люди без рук и без ног.

– У-ух! А я еще ничего! Я с палочкой, но хожу, – оптимизму этой практически прикованной к кровати женщины можно позавидовать. – У меня ни одной клеточки, наверное, здоровой не осталось. Но меня какой-то дух поднимает и вперед несет.

Не на своих двоих

Врачебно-трудовая экспертная комиссия, которая теперь называется бюро медико-социальной экспертизы, решила, что коляска с электроприводом Елене Григорьевне не нужна. Но передвигаться в обычной она сама уже не может. И руки не работают, да и вес очень большой. Несмотря на попытки держать его под контролем, Елене Григорьевне это пока не удается.

– Порой скучно бывает. Вот я и жую то колбаску, то орешки, – признается женщина.

Встать и помыть за собой посуду, убрать постель еще получается, а вот выйти погулять и пообщаться с соседями здоровье не позволяет. Компьютер – тоже не панацея, хотя она уверенно пользуется, в том числе и социальными сетями.

– Я не хочу в комнате сидеть! Мне нравится во всем участвовать. Здесь очень много мероприятий интересных проводится, – Елена Григорьевна искренне не понимает тех, кто постоянно жалуется на жизнь в Доме ветеранов. – Мне в Доме ветеранов лучше, я хоть покой увидела. Я когда одна жила, каждого шороха боялась.

Самой ей жизнь в Доме ветеранов после родного Моршанска, где она осталась совсем одинокая и беспомощная в своей квартире, кажется раем. Старший сын в Москве. Он, конечно, маме помогает, чем может. Но сам мужчина  богатырским здоровьем похвастаться не может. Он и его жена  инвалиды по зрению.

Старшим сыном Елена Григорьевна гордится:

– Он у меня очень умный. Два высших образования.

Давайте поможем

Елена Григорьевна не привыкла никому быть обязанной, не хочет быть обузой даже для работников Дома ветеранов. А ведь именно они возят ее каждый раз на мероприятия или прогулки. Женщине же хочется больше самостоятельности.

– Им (сотрудникам Дома ветеранов – Прим.ред.) памятник при жизни надо всем поставить, – Елена Григорьевна любовно смотрит на Марину Михайловну. – Это я вот одна из тех немногих, кто все трудности их работы понимает. А в основном ведь бабулькам по сто раз все объяснить надо, и все равно они недовольны.

Елена Григорьевна гордится, что всегда говорит людям в глаза и плохое, и хорошее. Может быть, именно поэтому к ней за год так привязались и сотрудники, и жильцы Дома ветеранов.

Страшную болезнь обнаружили еще в России после рождения четвертого ребенка, который, к сожалению, умер. Сын от первого брака остался с бабушкой в Моршанске, а Лена с мужем и общими детьми уехала в Грузию. Местный климат очень подходил тяжелобольной молодой женщине.

1993 год. В Грузии война. И Лена возвращается в Россию. Жить негде и не на что. Как говорит Елена Григорьевна, одни нервы. Как итог – два инсульта. Руки почти не работают, даже стакан держать невозможно. Сегодня пальцы на одной ампутированы.

Остеомиелит – это инфекционное воспалительное заболевание, при котором страдает не только кость и костный мозг, но и весь организм в целом. Гнойно-некротический, процесс развивающийся в кости и костном мозге, в окружающих их мягких тканях. А у Елены Григорьевны сюда добавляются еще перенесенные инсульты и избыточный вес. Поэтому инвалидная коляска, которая выдана по индивидуальной программе реабилитации инвалида, ей не подходит.

– Она даже до колес обычной инвалидной коляски не достает. Даже мне тяжело ее везти, – говорит Марина Сергеева. –  Сама она метра два-три только пройти может. Ей очень нужна эта новая коляска.

Накопить сама даже при помощи детей Елена Григорьевна не может. Поэтому коллективы «Тамбовского курьера» и Дома ветеранов просят всех неравнодушных читателей помочь в приобретении инвалидной коляски с электроприводом. Всю информацию о Елене Григорьевне и способы перечисления денег можно узнать у специалиста по социальной работе Дома ветеранов Елены Рыбкиной по телефону 72-35-56.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное