Особенности национального боя

28 августа, 12:58 Юлия Бардакова Прочитали 132 раза
Фото: Надежда Золотарева
В тамбовской глубинке провели очередной фестиваль этноспорта «Атмановские кулачки».

Давайте возрождать!

Моя хорошая знакомая, добрейшей души человек, всегда готовая поделиться последним куском, периодически полушутя и в порыве эмоций восклицает: «А людей бить точно нельзя?» Вспоминая Уголовный кодекс, сочувственно отвечаю, что нет. Но оказывается, что бить их все-таки можно. Правда, только по правилам, только один раз в год и только в одном селе Тамбовской области. При этом Атмановские кулачки (ударение на А) – это вам не просто деревенская драка «стенка на стенку». Это целая наука, вернее ее раздел. Этнография называется.

– Благодаря этим играм мы вспоминаем свои корни, – говорит начальник регионального управления по физической культуре и порту Михаил Белоусов. – Как бы мы ни говорили, что у нас есть традиционные виды спорта – легкая атлетика, борьба, мы должны понимать, что в свое время они зародились из народной демонстрации силы и ловкости.

Кулачки в Атмановом Углу едва ли не ровесники самому селу. Недаром главный девиз фестиваля – «Ставим удар с 1648 года». Так что этот год для местных кулачных боев практически юбилейный. С 2014 года Атмановские кулачки внесены в реестр объектов нематериального культурного наследия народов России. Возник он в результате того, что в селе Атманов Угол Сосновского района были обнаружены следы русских кулачных боев. Проводились они вплоть до восьмидесятых годов теперь уже прошлого века. Потом был «разрыв» лет в двадцать, пока в конце девяностых сюда не приехали энтузиасты.

– Здорово, что появились люди, которые не дали кулачкам уйти в область легенд и преданий, – подчеркнул спортивный чиновник. – Районная власть эту инициативу поддержала. Местные жители поначалу не очень обрадовались, что в село будут приезжать тысячи людей из разных регионов. А сейчас этот праздник стал уже всероссийским.

Глава администрации Сосновского района Александр Дьяконов добавляет, что при организации первого энтофестиваля было много скептиков. Убеждать их теоретически ни в чем не стали – вот уже восемь лет праздник на деле доказывает свою состоятельность. Честь материально-технического обеспечения фестиваля местная власть берет на себя. В числе прочего, например, в этом году прямо на улице сложили русскую печку, где по старинному рецепту будут выпекать блины. Однако, обо всем по порядку.

– Оторванная от земли и от истоков молодежь, приезжая сюда, вдруг узнает, какие игры были у их дедушек и бабушек, какие они носили костюмы, и у них меняется мировоззрение, – уверен руководитель Тамбовского общества любителей краеведения Михаил Семенов. – Этот фестиваль – в чистом виде событийный туризм, патриотизм на деле, а не на словах.

По словам Михаила Семенова, все больше людей приезжают на праздник еще и еще раз. А это самый лучший показатель. Этнофестиваль в Атмановом Углу организаторы сравнивают с русской матрешкой. Самая большая – кулачные бои. А внутри – множество игр и забав: состязания силачей, песни и пляски, лапта, народные промыслы, обряды и многое другое.

– Чем большим количеством развлечений мы насытим праздник, тем больше людей приедет сюда, – уверен Михаил Семенов, который стоит у истоков пояления фестиваля в его современном виде.

Давайте драться!

– Первый раз мы сюда приехали в 1997 году, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, – рассказывает вице-президент Тамбовской региональной общественной организации «Федерация традиционного рукопашного боя» Николай Прокофьев. Полушутя вспоминает:  – Нас удивило, что на улице никто не дерется. Пошли по дворам. Говорим: «Вы же деретесь». А местные – мол, давно уже нет. Мы стали звать всех. Мужики вышли, деды, начали нам приемы показывать. Многих стариков уже в живых нет, но остались фотографии и видеозаписи.

Давайте дружить городами!

Первые годы это был не полномасштабный фестиваль, а своеобразный сбор актива. Приезжали «свои», ставили палатки, общались, размечали площадку, дрались. Стали выходить сельчане с гармошками и балалайками. Восьмой фестиваль «Атмановские кулачки», конечно, уже мало напоминает «самодеятельность» двадцатилетней давности – в этом году в сосновское село приехали больше одиннадцати тысяч человек. Это и спортсмены, и зрители, и народные мастера художественного промысла. Супруги Кошоковы прибыли сюда из Кабардино-Балкарии.

– Из самого Нальчика, – со значением уточняет красивая и по-восточному робкая Мадина. – Привезли к вам меховые ковры, шкурки, обувь домашнюю, жилеты. Все натуральное.

Мадина говорит, что рада оказаться на таком ярком и зрелищном празднике.

– Супруг даже участвует, – не без гордости говорит она.

– В русмяче? – уточняю я.

– Да. Они даже выиграли! Столько позитива! Вообще ваш фестиваль очень отличается от других своей какой-то самобытностью и оригинальностью. Я таких игр больше нигде не видела.

Пока мы с Мадиной беседуем, нас постоянно прерывают гости фестиваля: приценяются к необычным для тамбовского глаза национальным костюмам черкесов, папахам и более привычным казачьим кубанкам. Многие спрашивают разрешения фотографироваться.

А вот уже в этих папахах позируют мускулистые мужчины с обнаженным торсом. Это «Красные дьяволы» – победители соревнований по русмячу. В команде четыре человека. Задача – занести мяч в корзину. При этом разрешается практически полный контакт между игроками – удары, борьба, удушающие приемы. Нельзя только бить по лицу и в партере. Словом, игра для настоящих парней и мужиков.

– Вы все борцы? – пытаюсь перекричать музыку и болельщиков.

– Нет, меня утром только с кровати подняли и сюда привезли, – шутит Максим, самый, наверное, молодой из команды.

– А мы «железки» тягаем! – радостно перебивают здоровяки Антон и Сергей. – Мы вообще команду спонтанно собрали. Родион вот – борец из Кабардино-Балкарии.

Капитан Максим и один из пауэрлифтеров – из Тамбова, другой вообще чуть ли не за полторы тысячи километров из Великого Устюга приехал.

Показать силушку богатырскую Руслан приехал из самой белокаменной. На Атмановских кулачках он поднимает бревна. Да не простые, а специальные. В одном сто двадцать килограммов, в другом сто сорок. Поднять их нужно от груди за неограниченное количество времени. Личный рекорд силача – бревно весом 155 килограммов. Так что наши тамбовские для него – перышки. Кстати, правильно это называется силовой экстрим.

Давайте вселиться!

Не отходя от кассы, точнее, от сцены, прямо из подручных материалов организаторы монтируют импровизированную минисцену для желающих поплясать под гармошку. А где звуки гармошки, там и тамбовчанка Татьяна. Ее задорные частушки можно было услышать весь день в любом конце фестивальной площадки. Улучив момент, перекрикиваю инструмент:

– Вы откуда столько частушек знаете?

– Это я еще забыла, – хохочет певунья. – У нас это семейное, мы все поем и пляшем. Братья на гармошках играли, вечерами пели на два голоса. Такой фестиваль хороший!

Рядом с аттракционом, похожим на небольшое колесо обозрения, хохочут, прижимая ладони к раскрасневшимся лицам, девушки из моршанского фольклорного коллектива «Вольница». Артистки уже переоделись в «гражданское», и без народных сарафанов их не признать.

– Как впечатления?

– Ой, мы в себя еще не пришли! – смеются девушки.

Для тех, кому такие «активности» не по вкусу, есть интеллектуальные развлечения. Например, сеанс одновременной игры в русские шашки. Нет-нет, мастер спорта по шашкам Андрей Федосеев не имеет ничего общего с великим комбинатором! Кстати, восьмилетнему кирсановцу Саше Федорову удалось на десяти досках одновременно обыграть девять взрослых любителей шашек. И только с одним сорокалетним соперником мальчик сыграл вничью.

А в это же время справа от клуба разворачивается инсценировка старинного дожиночного обряда. Здесь же у печи суетятся уютные старушки в беленьких платочках и ярких сарафанах.

– В таку печь три али чатыре хлеба влязало! А как жа! Да, печь большая была, – авторитетно заявляют бабульки.

Они явно чувствуют себя хозяйками положения. Пока журналисты старательно записывают название кухонной утвари (не дай Бог перепутать таганок с чугунком!) старушки чинно наливают блинное тесто на большую сковороду.

– Крутую тесту поставили! – сокрушается баба Милка, по паспорту Людмила. – Они шо, не пякуть сами, хто ставили? Народ глядить, а тесто такое. Тесто ставють на ночь на дрожжах-то. А утром чудок кипятком обдай.

Баба Милка и еще одним секретом со мной делится: от вареной картошки воду выливать не надо. На ней самые хорошие блины выходят. Ну, вот сдам этот материал в номер – поеду домой блины по баб Милкиному рецепту печь.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное