В Тамбовской области появился антимузей "Назад в СССР"

21 февраля, 08:29 Анна Мещерская Прочитали 770 раз
Фото: Тамбовский курьер
Фея, Эльф, Воробей и советская школа: как дети-сироты становятся волонтерами

"Ден будет Эльфом. Воробьем, наверное, Боря. Мамочка – Феей". Для восьмилетней девочки придумать сказку – дело нехитрое. Правда, в первоначальном варианте не было Воробья. Зато костюм Воробья был в бывшем Заворонежском детском доме, а ныне Центре по оказанию социально-педагогических услуг "Заворонежский". Так появился новый герой, а затем и сказка. Но с одной оговоркой. Она больше для взрослых. Это дети верят в чудеса без всяких условностей. Взрослым нужно основание, и чаще всего материальное. Когда его нет, тяжелее верить в чудо.  Поэтому приходят они: Фея, Эльф и Воробей – герои проекта "Сказка в дом". 

- Это наш третий совместный проект, - рассказывает социальный педагог Центра постинтернатного сопровождения Елена Филиппова. – Мы перевоплощаемся в сказочных героев и идем поздравлять с Днем рождения детей из многодетных и малообеспеченных семей. Своего рода аниматоры. Готовим конкурсную программу, обязательно покупаем небольшие сувениры – призы за участие в конкурсах, заказываем торт. И всегда рассказываем сказку о каждом ребенке, как когда-то на небе загорелась звезда и на свет появился этот чудесный малыш. Вы не представляете, какая это радость - видеть глаза ребят, когда к ним в дом приходит настоящее чудо. 

У сказочного трио несколько составов. Елена Филиппова – Фея, а ей по статусу положено исполнять мечты. В качестве помощников и по совместительству остальных героев персонального чуда - волонтеры и дети из "Заворонежского".

- Наша основная цель – не просто подарить радость, а научиться общаться. Мы давно работаем с этими семьями и понимаем, что устроить праздник для своего ребенка для них зачастую непосильное бремя. Тут на помощь приходим мы. Приглашаем детей к нам на мероприятия. Раньше ребята-волонтеры из мичуринских школ приходили к нам в детский дом, общались с нашими детьми, ходили в кино, театр, устраивали тематические вечера. Теперь волонтерами стали наши дети.

"Наши дети" - сейчас это пять мальчишек - нынешние воспитанники Центра "Заворонежский". 

- Они не стесняются выступать перед публикой? – интересуюсь ненароком.

- Если бы это был первый проект, то, может быть, и постеснялись. Сейчас нет. Два года подряд мы выезжаем на тренинги в другие города, побывали в Общественной палате России. Это меняет границы мировоззрения, учит общению, дети видят ребят из других регионов, может, в чем-то более талантливых, более раскрепощенных, и, конечно, тянутся за ними. 

- Настоящий триумф наступил тогда, когда наша Верочка (имя изменено) – девочка, которая с первого дня не снимала шапочку и ходила, прижав сумку к груди (что было в этой сумке, так и осталось тайной), – вдруг запела и начала читать стихи, - рассказывает директор Центра по оказанию социально-педагогических услуг "Заворонежский" Елена Духанина. – Качество - вопрос второстепенный, главное, сам факт. 

Анти не значит "против"

- За этой дверью - "машина времени", - предупреждают педагоги.

"Машина времени" - это антимузей "Назад в СССР" - еще один волонтерский проект "Заворонежского" Центра. 

На двери - непомерно большой советский герб, а за ним – вход в прошлое. Комната советской школьницы: по линейке заправленная кровать, подушки "пирамидкой".

- Даже постельное белье без цветочков, раньше такого не было.

Елена Духанина аккуратно поднимает уголок простыни. 

- Видите, какое качество?

- Мы хотели показать, что в мире без компьютерных игр много интересного, - продолжает Елена Владимировна. – Так родилась идея создать антимузей.  Почему анти? В отличие от обычных музеев здесь можно все трогать, примерять, сидеть на кровати, подоконниках. Здесь мы проводим тематические встречи, дискутируем, организуем квесты. Рассказываем о том, чем советская школа отличается от современной, учимся бесконфликтно отстаивать свою точку зрения.  Причем все экскурсии, игры проводят сами дети. Это еще один способ социализации. 

Елена Филиппова – один из авторов проекта. Бережно достает из старенького стола "тогдашний" гербарий:

- У нас еще есть коллекция открыток, марок, значков – все, как раньше. А вот смотрите – песенник. Тогда же не было плееров, вот все приходилось переписывать от руки. Вещи все настоящие. Вот – анкета. Помните такую?

 Еще бы. Соцсети нашего детства. Только вместо тысяч своих фотографий – Высоцкий, Есенин, изображение какой-то популярной артистки, бантики, цветочки. Только вопросы не девичьи: "Что такое честь, достоинство, порядочность?"…

- Антимузей появился почти спонтанно. Все началось с проекта "Даруем жизнь вещам". Мы вместе с ребятами расклеивали объявления, в которых просили жителей села пожертвовать ненужные вещи: одежду, игрушки, предметы быта. Потом сортировали на три группы: мужские, женские и детские. Конечно, что-то приходилось подделывать, что-то постирать, что выбросить. Приглашали неблагополучные семьи к нам в детский дом, и они уже выбирали то, что им необходимо. Среди пожертвований было много предметов советского прошлого. Так зародился антимузей. А потом заработало "сарафанное радио". Люди просто стали приносить "экспонаты", правда, с одним условием. Очень просили не выбрасывать, если что-то не подойдет или если мы соберемся закрывать музей. Лучше вернуть обратно.

Антимузей – не протест против рутинной действительности, а всего лишь форма сделать историю ближе. 

- Мы не просто хотим познакомить школьников и студентов с историей. Наверное, задача более сложная: она в толерантности. Сейчас часто ругают Советский Союз, а мы хотим донести до детей, что все это наша история, которая должна стать не только уроком. В ней много всего интересного. Мы часто обсуждаем здесь проблемы современности с оглядкой на прошлое.

Елена Владимировна достает из приютившегося в уголке шкафчика школьное платье. 

– Смотрите, даже с этикеткой. Если мы говорим о школьной форме, нужна ли она или нет, мы учимся приводить аргументы и слышать друг друга. Этого даже взрослым не хватает. 

- А детям такие проекты зачем? Ведь чаще ситуация бывает обратной, когда волонтеры помогают детям-сиротам, а не наоборот.

- В этом и заключается главная идея наших проектов. Не секрет, что  у детдомовских детей часто развито чувство иждивенчества: нам все должны. Музей – это всего лишь средство, чтобы дети начали общаться с людьми разных убеждений, возрастных или социальных групп. В себе ощутили, что значит - помогать другим.

История из бабушкиного шкафа

В большой светлой комнате - "музей в музее", где каждая экспозиция одновременно и целая история, и часть "вселенского" прошлого – только в масштабе конкретного села. Музей села Заворонежского начали создавать одновременно с антимузеем. Поэтому экскурсии на выбор: временной континуум. Версия пяти детдомовских ребят.

- Все вещи настоящие, - показывает Елена Духанина. – Все с бабушкиных чердаков. Село у нас старинное, появилось в одно время с Мичуринском и Тамбовом. Только раньше оно называлось Слободой, поэтому и музей мы свой назвали "Слобода моя заречная". 

Макет крестьянской избы – музей в миниатюре. Практически точная копия некогда существовавшего заворонежского дома с зыбками, покрывалами и старинным ковром на стене. Типичная пятистенка, только в масштабе 1 к 50. Макет сделали педагоги Центра, в аналогичной технике создали еще несколько храмов. 

- В селе когда-то было много храмов, - перелистывая страницы будущей книги, рассказывает директор. – В 1942 году из смоленской Ельни сюда эвакуируют дошкольный детский дом. С тех пор он так и обоснуется в Заворонежском. В 1972 году его только переведут в новое здание, в котором мы сегодня и находимся.

- Детей много перевезли?

- Достоверных данных нет. Воспитатели рассказывали, что до Тамбовской области добирались под бомбежками. Многие в дороге потерялись. 

- Так отсюда никого и не забрали?

- Нет, только сейчас начинают приходить письма. Совсем недавно нам женщина написала. Она разыскивает свою старшую сестру, которая была эвакуирована вместе с детским домом. Понимаете, найти своих близких через столько лет практически невозможно. Дети были совсем маленькими, поэтому назвать свою фамилию или каких-то родственников просто не могли, да и возраст больше приписывали на глаз. Документов не было. 

Оглядев комнату, Елена Духанина добавляет:

- Мы создаем музей вместе с детьми, стараемся их заинтересовать в этом. Вместе ходили к старожилам, расспрашивали про историю, они отдавали нам старинные вещи. Очень повезло с коромыслом. Мы его случайно нашли, оно было все черное. Готовились к какому-то мероприятию и решили почистить, оказалось, что оно расписное. Еще нашли сундук, полный открытками. И что с ним делать, мы еще не придумали.

- А Вы за детей своих не боитесь? Что с ними будет потом?

- Не боюсь. Думаю, что у них все получится. По крайней мере, мы в это верим.


  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное