Несобачья работа

24 января, 14:26 Юлия Бардакова Прочитали 744 раза
Фото: Юлия Бардакова
Как живет и помогает тамбовчанке собака-проводник Арина

Знакомьтесь: Арина

Без труда нахожу небольшой отдел детских товаров в одном из торговых центров на Советской. Читаю: «Растущая одежда». По этой надписи над входом я должна найти свою героиню. Позже все-таки спрошу у Екатерины, почему одежда «растущая». Две женщины — одна постарше, вторая примерно моя ровесница — раскладывают товар на стеклянных стеллажах. Места мало, а уместить хочется и побольше, и так, чтобы было красиво и все видно.

О своей героине (вернее их двое — Екатерина и ее собака) знаю только номер телефона. В нерешительности останавливаюсь в дверях. Кто из них? Слышу: «Давайте вот эти коробки уберем, а говорящую куклу на их место поставим». По голосу понимаю, что молодая хрупкая блондинка и есть моя будущая героиня. Но то, как она ловко расставляет товар, соблюдая известные только ей принципы, сбивает меня с толку. Ведь я твердо знаю, что буду писать про собаку-проводника. А их готовят для инвалидов по зрению.

– Екатерина, — неуверенно окликаю я. — Я Вам звонила.

– Да-да, — оборачивается ко мне и улыбается симпатичная блондинка. — Я сейчас закончу, и мы с Вами побеседуем.

Изо всех сил начинаю уговаривать Екатерину не бросать свои дела и не менять планы из-за моего прихода. Пытаюсь убедить ее, что я прекрасно постою в сторонке столько, сколько нужно. В пуховике жарко, а объемная сумка с фотоаппаратурой так и норовит занять и без того дефицитное место в отдельчике. Камеру взяла на всякий случай: я не уверена, что Екатерина с восторгом воспримет идею фотографироваться.

– А можно я пока с собачкой познакомлюсь? — спрашиваю разрешения у хозяйки.

– Вообще нельзя. Но Вам разрешаю, — улыбается Екатерина. — Знакомьтесь. Это Арина.

Девушка вообще много улыбается. И улыбка у нее замечательная. Не наигранная голливудская, а добрая и искренняя. И вся она такая светлая — от кончиков тонких и каких-то музыкальных пальцев до волос.

Техническое, но живое

– Прежде чем забрать Арину домой, я прожила в гостинице при школе, в которой готовят собак-проводников, две недели. Четкое расписание дня, теоретическое обучение, практические задания, — рассказывает Екатерина.

До десяти месяцев с собакой занимается воспитатель. Это своеобразный щенячий детский сад. Воспитатель играет с собакой, гуляет, прививает ей правила поведения, учит общаться с людьми. Есть даже спортивный зал для будущих проводников. Потом — начальная школа. Все, что собака знает, она получает от тренера. Когда инвалид по зрению приезжает за будущим проводником, они под руководством тренера учатся работать вместе. Территория школы специально оборудована для дрессировки собак, однако большая часть работы проходит на учебных маршрутах за пределами территории.

Единственная государственная школа в России, где готовят собак-проводников, находится в подмосковной Купавне. В ней одновременно проходят обучение около пятидесяти собак. Часть приобретается взрослыми в возрасте одного-двух лет, часть выращивается в школе.

Собак-проводников получают по линии Фонда социального страхования. Это ведомство обеспечивает людей с инвалидностью техническими средствами реабилитации — слуховыми аппаратами, тростями, протезами и ортезами, инвалидными колясками. Формально собаки считаются одним из таких «средств». Ее может получить инвалид первой группы по зрению, которому действительно нужна помощь собаки-проводника и у которого есть условия для ее содержания. Считается, что собаку и будущего хозяина подбирают друг к другу по темпераменту. Существуют и другие критерии — рост и вес. Учитываются и пожелания — окрас, порода и пол.

– На самом деле все не совсем так. Но это большой секрет, — снова улыбается Екатерина. — Когда появляется «свободная» собака, инвалиду объявляют, что подошла очередь. Мои пожелания иметь не очень крупную девочку лабрадора учли.

На этот вид технических средств реабилитации очередь большая. Но Екатерине повезло — Арину она получила через полтора года после того, как ее признали нуждающейся в собаке-проводнике. Ежегодно государство предоставляет компенсационные выплаты на собаку. Но у Екатерины возникла проблема. В индивидуальной программе реабилитации и абилитации инвалида при прохождении переосвидетельствования на группу ей не указали то, что собака-проводник ей нужна, потому что она на тот момент у нее уже была. Поэтому компенсацию выплачивать перестали. Девушка обратилась в медико-социальную экспертизу. Там сказали, что нуждаемость прописать не могут, потому что этим видом ТСР девушка обеспечена. Замкнутый круг. Екатерина долго боролась с бюрократическими препонами, но своего добилась. Сейчас инвалид по зрению получает в год 22959 рублей.

– Годовое пособие «улетает» за четыре месяца только на питание, — признается Екатерина. — Много лет оно не индексировалось совсем.

«Уж очень она влюбчивая…»

Лабрадоров и ретриверов используют в качестве собак-проводников во всем мире. Будущий компаньон незрячего человека должен иметь устойчивую нервную систему. Это значит, что собака не должна реагировать на других животных, пугаться резких звуков. Лабрадоры отличаются умом и сообразительностью. Их легко и приятно обучать. Они даже рады, когда с ними занимаются, и стремятся угодить владельцу точным выполнением всех команд. Единственная трудность заключается в том, что лабрадоры очень игривы и часто отвлекаются.

Кинологи говорят, что лабрадор готов дружить со всеми — с детьми, с взрослыми, с кошками, с другими собаками. Пожалуй, единственный спорный товарищ для лабрадора — это птицы. Ведь они врожденные охотники, специализировавшиеся на том, чтобы приносить охотнику дичь. Вот и Арина дворовых кошек игнорировала, с домашним котом готова есть из одной миски, а воробьев и голубей погонять и сейчас была бы не против.

Это совсем не тот случай, когда собака злобно охраняет свои границы и своего хозяина. Охранять в прямом смысле слова собака-проводник как раз и не должна. Иначе она просто не подпустит прохожих, если с человеком на улице что-то случится.

Аринин характер очень точно предают глаза. В них нет ни капли агрессии. Собака твердо убеждена в том, что мир прекрасен. Пока я разговариваю с Екатериной, Арина лежит под столом и изредка обиженно смотрит на меня: «Почему ты на меня внимания не обращаешь?». А я не могу собаке объяснить, что ну никак нельзя мне ее хоть за холку потрепать — она на работе.

– Она очень влюбчивая, — рассказывает Екатерина. — Иногда идем с ней, например, домой. Навстречу — прохожий. Улыбается ей или окликает. Арина мгновенно влюбляется и готова следом за ним пойти.

«Вход с собаками запрещен»

В школе по подготовке собак-проводников есть не только практические, но и теоретические занятия. Будущим хозяевам дают базовые знания по ветеринарии, юрист рассказывает о правах инвалидов по зрению. Не все знают о том, что с собакой-проводником можно заходить туда, куда вход с животными воспрещен.

– Когда я захожу в магазин, куда вход с собаками запрещен, я просто говорю, что это не собака, а проводник, — рассказывает Екатерина. — И с каменным лицом иду дальше. Хотя сначала останавливалась, оправдывалась, пыталась объяснить.

Чаще всего на помощь приходят невольные свидетели. Они наперебой пытаются объяснить охранникам или продавцам, что незрячий человек иначе как с собакой никуда пройти не может.

Проблемы возникают и в транспорте. Кондукторы противятся входу пассажира с собакой. И снова сердобольные пассажиры приходят на выручку. Кстати, лабрадор — одна из немногих крупных собак, которую можно водить без намордника.

В школе собак учат «пользоваться» общественным транспортом. Правда, в отличие от булгаковского кота Бегемота самостоятельно они в трамваях не ездят. В школе есть настоящий автобус, хоть и без колес. Собака должна уметь завести хозяина в общественный транспорт. Но одно дело — обучение на муляже, а другое — реальная жизнь, когда вокруг полно машин и людей. Купавна, где находится школа, — небольшой тихий город в Подмосковье, где общественного транспорта практически нет и движение на улицах не очень интенсивное. Поэтому до тонкостей проезда в тамбовских автобусах и троллейбусах собаке приходилось доходить самой при помощи хозяйки.

Несмотря на то, что собак учат не бояться громких звуков, к шуму большого города Арина не привыкла:

– Когда она первый раз увидела и услышала салют, то бросилась бежать куда глаза глядят. Я обхватила ее двумя руками, мы упали на землю и лежали, пока салют не закончился. Это было в первый день нашего приезда из Купавны.

– В школе Арину научили переходить дорогу, выбирать безопасный маршрут, обходя ямы, лужи, выступы и прочие препятствия, — продолжает Екатерина.

С лужами у Арины «особые» отношения. Иногда на маршруте уже ближе к дому собака начинает «вилять» по тротуару. Екатерина безошибочно понимает — она старается, как маленький ребенок, наступить в лужу. Кстати, с маленьким сынишкой хозяйки Арина ладит прекрасно.

«Можно просто — Катя…»

Выходим с Екатериной и собакой на улицу. Когда проводник ведет хозяина, на нее надет не поводок, а шлейка. Она крепится не к шее, а к корпусу тела животного. Так человек лучше чувствует своего проводника. К шлейке крепится жесткая дуга, за которую держится хозяин. На ней опознавательные знаки — на белом овале красный крест и надпись «Собака-проводник слепого». Рекомендуют использовать строгий ошейник, но Екатерина от этого отказалась сразу.

Решаюсь, наконец, спросить у Екатерины про отдел с необычной «растущей одеждой». Как выясняется, началось все с того, что у маленького сына Екатерины стала проявляться аллергия. Реакцию на пищевые продукты и многое другое исключили. Подозрения пали на одежду, в состав которой зачастую входит полиэстер. Наряды для малыша из натуральных тканей стоят очень дорого и быстро становятся малы. Выход — одежда, которая «растет» вместе с ребенком. Но найти ее не то, что в Тамбове, но и в России практически нереально.

И тогда Екатерина вместе с подругой решили сами шить такую одежду. «Растущая» детская одежда сшита таким образом, что может носиться малышом с комфортом несколько лет, в среднем три года. При этом ее многоразмерность незаметна, так как все замочки, утяжки и подвороты сконструированы таким образом, что об их предназначении сложно догадаться с первого раза.

Доходим до перекрестка. На пешеходном светофоре горит красный. Невольно хочу схватить Екатерину за руку, чтобы остановить. Но Арина уже стоит как вкопанная. Этому ее научили в школе. Мысленно недоумеваю: «Собака знает ПДД?!». Оказывается, она ориентируется по движению транспорта и других пешеходов. Подойдя к проезжей части, собака ждет, когда машины остановятся, и только после этого по команде хозяина продолжает путь.

Собака в состоянии запомнить несколько десятков различных маршрутов и по команде — названию конечного пункта — безошибочно водить хозяина на работу, в магазины, аптеку.

Прошу у Екатерины сфотографировать их на маршруте. Девушка соглашается. Немного обгоняю их с Ариной, «прицеливаюсь». Вижу, что собака начинает ускоряться. Екатерина объясняет:

– Она воспринимает нас как свое «стадо». Идем мы, например, с подругой. Доходим до того места, где нужно расстаться. Арина может остановить, попытаться вернуться. Она уверена, что это «ее» люди, она должна их вести и отвечать за них весь путь.

Доходим до зеленой зоны около дома. Екатерина отпускает шлейку и держит проводника на поводке. Здесь они с Ариной гуляют, поэтому собаке дается больше свободы. Около подъезда останавливаемся. Благодарю Екатерину за встречу и приятное знакомство. Девушка в ответ улыбается и говорит, что тоже рада знакомству. Начинаю что-то у нее спрашивать:

– Катя, скажите… — и осекаюсь. — Можно к Вам так обратиться?

– Конечно. Можно просто — Катя.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное