Кому есть дело до истории, и в чем все-таки сила русского духа?

8 сентября, 14:07 Анна Мещерская Прочитали 280 раз
Фото: www.siamspasalon.ru
В Тамбове прошли Воронцовские чтения

Имя графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова давно уже обросло легендами. Видный общественный и политический деятель, в разное время занимал должности от министра императорского двора и уделов до наместника на Кавказе. После смерти императора Александра III организовал в России так называемую Священную дружину. Один из крупнейших землевладельцев в Империи Илларион Иванович особенно любил тамбовское Новотомниково, где находилась усадьба Воронцовых-Дашковых. Местные крестьяне отвечали барину теплотой и любовью. Даже после революции графский дом вопреки повсеместным погромам не был разрушен. В годы Гражданской войны Воронцовы-Дашковы эмигрировали в Европу. Казалось бы, конец истории. Но планы Бога редко совпадают с людскими ожиданиями. В 1991 году в России появляется Воронцовское общество, главная цель которого - сохранение и пропаганда памяти дворянского рода Воронцовых, оставившего значительный след в истории России. На протяжении чуть более четверти века исследователи проводят Воронцовские чтения - уникальное по своему наполнению событие, позволившее сделать род Воронцовых одним из самых изученных в России. После почти двадцатилетнего перерыва Тамбов снова принимает Воронцовские чтения, одним из почетных гостей которых стала праправнучка знаменитого Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова графиня Елизавета Владимировна Апраксина.

ДИАЛОГ ВРЕМЕНИ

Традиции Воронцовских чтений измеряются вторым десятком лет. Создателем и бессменным руководителем некоммерческой общественной организации "Воронцовское общество" является доцент Государственного гуманитарно-технического университета, кандидат исторических наук Владимир Алексеев. Как видный пушкинист Владимир Николаевич еще в 80-х занялся изучением рода Воронцовых-Дашковых. Тогда честь рода Воронцовых еще приходилось доказывать. Дело в том, что все школьные учебники того времени безосновательно доказывали, что граф Михаил Воронцов был ярым врагом Александра Сергеевича Пушкина во время пребывания последнего в Одессе. Кстати, "пушкинская" тема и познакомила Владимира Алексеева с Елизаветой Апраксиной. Как позже признается графиня, у "Воронцовского общества" есть история прошлого ее предков, у нее же - настоящее Воронцовых-Дашковых.
Впрочем, Воронцовыми-Дашковыми они становятся только в 1807 году, когда княгиня Екатерина Романовна Дашкова, прославившая фамилию мужа и пожелавшая сохранить в истории фамилию Дашковых после ранней смерти своего единственного сына, решила передать ее своим племянникам. Так ее двоюродный племянник Иван Илларионович Воронцов в соответствии с Высочайшим указом императора Александра I стал первым графом Воронцовым-Дашковым.
- Когда мы приезжаем в разные города, мы не сами себе докладываем, - делится Владимир Алексеев. - Мы рассчитываем, что кто-то из местных жителей придет послушать наши исследования. Ведь в каждой области, куда мы приезжаем, есть краеведы, ученые, историки, которым есть что сказать. Каждый год мы издаем труды этих чтений. Для авторов это бесплатно. Кстати, членство у нас тоже бесплатное, мы не хотим никого обременять. Как только появятся деньги, сразу начнутся пустые разговоры о том, куда они пошли. В Тамбов мы приехали за свой счет. И так в каждом городе на протяжении двух десятков лет. Все делается на энтузиазме, может, поэтому мы и двигаемся.
В этом году Воронцовские чтения были посвящены 180-летию со дня рождения графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова. Человеком он был в крайней мере удивительным и щедрым, о чем ходило немало рассказов. По одному из них, однажды граф в петербургском ресторане Леграна стал свидетелем того, как проезжавшего обманули при игре в биллиард, и тот остался должен много денег. Когда наутро проигравший привез долг, оказалось, что за него уже кто-то заплатил. Лишь год спустя выяснилось, что это инкогнито сделал граф Илларион Иванович.
Он умер в 1916 году. Похоронен в родовом имении, при Благовещенской церкви села Новотомниково. Через четыре года его внуки навсегда покинут Россию. Желание графа и его супруги быть похороненными в одной могиле так и не сбудется. Елизавета Андреевна скончается в 1924 году в эмиграции, ее похоронят на кладбище Висбадана.

ЦЕННОСТЬ ВРЕМЕНИ

Казалось бы, что можно два десятка лет изучать? Но опыт показал, что род Воронцовых не только люди, но и огромный пласт культуры и исторического наследия: эпохи, традиции и духовная мощь поколений. Усадьбы рода Воронцовых были в шестнадцати губерниях страны, везде строились храмы и удивительные по красоте усадьбы - целая "вселенная" русской культуры. Среди прочего выделяется Новотомниково. Его появление было связано с созданием здесь в 1859 году конного завода. Одновременно с заводом строилась и усадьба Воронцовых-Дашковых - главный усадебный дом, хозяйственные сооружения, въездные арки, обозначавшие северные границы усадьбы.
Когда-то на лошадей, собранных основателем завода графом Илларионом Воронцовым-Дашковым, приезжали посмотреть члены царской фамилии. Графские рысаки не раз побеждали на скачках, получали призы и медали на выставках. В конце XIX века с Новотомниковским конезаводом мало кто мог конкурировать в деле разведения рысистых лошадей. После революции усадебный дом отдали в собственность конезаводу. В последние годы идут попытки восстановления дома, усадьбы, которая, к слову, относится к объектам культурного и исторического наследия. Но пока что приходится только надеяться на светлое будущее. Владимир Алексеев с горечью замечает, что к усадебному дому уже фактически не подойти. Дом зарастает вместе с памятью о его хозяевах, правда, если последнее хоть как-то удается сохранять, то с усадьбами Воронцовых-Дашковых ситуация типична по всей стране. И тому, считает ученый, есть объективные причины. Возрождение дореволюционных усадеб, даже если они некогда были просветительскими центрами, - дело хлопотное и финансово обременительное. У региональных бюджетов помимо культуры хватает забот, а крупные меценаты на отдаленные объекты исторического наследия внимания обращают мало. Но надежда есть, пока есть люди, хранящие память. Зачем? У Владимира Алексеева на это свой ответ:
- Я давно замечаю, что с возрастом начинаешь все больше любить тех, кого нет на земле. Молодому человеку это неинтересно. Он только входит в жизнь. Но когда познаешь мир и понимаешь, что познавать-то, по сути, уже нечего, приходит осознание, что впереди никого нет. А за тобой такое количество людей, которые жили до тебя. Они становятся все интереснее.
Но рассуждение без дела больше походит на синдром Обломова, поэтому приходит осознание, что нужно что-то делать. А что? Да что по силам.
- Я написал книгу "Взвод пешей разведки" про людей, погибших в годы Великой Отечественной войны. Я нашел могилы героев своей книги. Им было по восемнадцать-девятнадцать лет. Семьи не было, родители померли. Кто придет к ним на могилу? Теперь никто. И тогда я дал себе слово, что пока жив, буду к ним ездить. Вот уже третий год я каждое 9 мая приезжаю в Беларусь. Я взял на себя этот крест. Так и сохранение исторической памяти - это наш общий крест. Мы должны помнить не только своих предков, но и чужих. Это вершина, которую следует достигнуть человеку.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное