bn

Как главная библиотека региона пытается вернуть любовь к книгам

21 марта, 10:30 Анна Мещерская Прочитали 391 раз
Фото: Надежда Золотарева
"ТК" побывал в Тамбовской областной универсальной библиотеке имени А.С. Пушкина

Очереди в библиотеку сравнивали с очередями за хлебом. В моем детстве люди не ездили в троллейбусах и автобусах просто так, бессмысленно пялясь в окно, – читали все, причем не только в транспорте: старушки возле подъезда, студенты в электричках, мужчины в очередях. Потом свернули куда-то не туда. Чтение перестало быть модным. Библиотеки за неимением алчущих знаний стали закрываться. Те, кто выжил, и поныне продолжают вести незримую войну за своего читателя. "ТК" побывал в Тамбовской областной универсальной библиотеке имени А.С. Пушкина, дабы разобраться, как и чем живут библиотеки в эпоху цифрового бума, и что происходит в "книжном" мире.

Как пройти в библиотеку?

В холле главной библиотеки региона нас встречает заместитель директора Марина Сабетова. В "книжном" деле она работает почти сорок лет. На входе – бюст Пушкина, он-то и приветствует всех гостей. К слову, в этом году исполнилось 80 лет с момента присвоения тогдашней центральной городской библиотеке имени великого поэта.
- Я прекрасно помню очереди в библиотеку, повышенный читательский интерес, - рассказывает Марина Викторовна. – Потом стал надвигаться Интернет, а следом и его величество лень. Ведь чтение  - это кропотливый труд, а трудиться хотят не все. Иногда люди читают книгу в кратком пересказе или смотрят экранизацию, считая, что вроде бы "прочитали" книгу.
Когда-то на этом месте была народно любимая Уткинская церковь. Потом новая власть решила, что ей не место в "светлом" будущем. Церковь взорвали, но свято место пусто, как известно, не бывает.  На этом месте позже построят тоже своего рода "храм", только уже посвятят его не Богу, а знаниям.
Бесспорно, что Советский Союз был самой читающей страной в мире. На удивление, переломный момент настал не в 90-х, тогда, наоборот, отмечался книжный бум, разрешалось печатать запрещенные до этого произведения. Читательский спад произошел в "нулевые". 
- В течение семи лет это здание находилось в реконструкции. К сожалению, за это время мы потеряли целое поколение читателей. Но должна признать, что за последние годы читательская активность вновь начала возрастать. Нам удалось сохранить на абонементе группу читателей среднего возраста. 
- Мы, действительно, стали меньше читать?
- Я бы не стала так утверждать. Сегодня поменялся формат чтения. Если раньше в парках, транспорте, госучреждениях люди держали в руках газету, журнал или книгу, то сейчас все это заменили планшеты, телефоны, электронные книги. Конечно, нам, библиотекарям старой формации, это не по душе. Но если относиться к этой проблеме философски, то какая разница, в каком формате читает человек? Главное, что он вообще читает… Кстати, в этом плане мы не законсервированы. У нас есть подписка к электронным ресурсам, читатель может прийти, зарегистрироваться и читать книгу в электронном варианте. 

Библиотечный парадокс

Помните старую шутку про то, что в библиотеке должна быть тишина? Так когда-то и было. Современные библиотеки – это не типичные книжные шкафы, продолговатые залы и тихий, бесшумно ходящий библиотекарь. В переломные "нулевые" "книжники" осознали одну горькую истину: библиотеки старой формации теперь не котируются в обществе. За читателя нужно бороться. Понятно, что старые добрые научные сотрудники, студенты, педагоги так и будут охотиться за знаниями, но прививать любовь к книгам нужно и другим категориям читателей. Поэтому библиотеки стали превращаться в некие общественные центры, где выдача книги – одна из услуг.
- Сейчас мировые библиотеки ориентированы на создание для читателя комфортной среды, чтобы людям было удобно проводить здесь время, - рассказывает Марина Викторовна. – После ремонта у нас появилась возможность организовывать на базе библиотеки различные творческие площадки. Действуют музыкальные, литературные объединения. С каждым годом все большую популярность набирает буккроссинг, а летом на Набережной мы проводим акцию "Читающий бульвар". Принцип прост: я прочитал книгу и готов ей поделиться.
В поисках нетривиальных решений Пушкинская библиотека реализует различные арт-проекты, но есть одно неукоснительное правило – в их основе должна находиться книга, иначе библиотека в своем традиционном понимании может исчезнуть.
 Кстати, об объединениях. Любому городу нужны территории, где может встретиться водитель грузовика, учительница, эколог, слесарь, православный, мусульманин, русский, грек, украинец – не важно, чтобы обсудить событие, книгу, писателя, публициста. Если таких точек соприкосновения не будет, люди превратятся в "анклавы", которым не будет дела до того, что происходит вне его панциря. Библиотека – именно то место, где любители Марининой и Сэлинджера, Библии и Корана могут говорить на одном языке. В современном мире это особенно важно… Понимая это, на базе Пушкинской библиотеки проводят лекции, семинары, встречи с творческими людьми. По сути, все тот же ликбез – только в осовремененном варианте. 

Мода на блеск

К слову, о ценности библиотек. Люди старшего поколения прекрасно помнят, что в советские годы книг было не достать. Роберт Рождественский как-то шутливо написал: "Попробуйте купить Ахматову. Вам букинисты объяснят, что черный том ее агатовый куда дороже, чем агат". Библиотеки в этом плане были настоящей находкой для книгоманов. Теперь любой более-менее читающий гражданин может и в Интернете заказать нужный экземпляр, и в книжный магазин наведаться. Библиотекам в этом вопросе приходится туговато. 
- Ежегодно наша библиотека получает десять тысяч новых изданий, - поясняет Марина Викторовна. – Но редкая библиотека удовлетворена финансированием. Конечно, денег не хватает. Мы выписываем около трехсот периодических изданий по всем отраслям. Понимаете, мы -  универсальная научная библиотека. Это определенный статус.  Мы не можем опускаться ниже, мы обязаны получать литературу по всем отраслям знаний. 
- То есть за книжной модой вы тоже следите?
- Нам сейчас очень сложно это делать из-за недофинансирования. Но мы стараемся не отставать от моды, хотя бы в плане престижных литературных премий. Кстати, я недавно прочитала топ самых популярных книг. Стало приятно, что среди новомодных авторов старая добрая классика, например, Экзюпери.
- Сегодня стало популярным экранизировать классиков. На читательский выбор это как-то влияет?
- Безусловно. Вышел фильм – жди, что за книгой придут. Но в этом есть определенная доля коварства. Чтение книг развивает воображение. Прочитывая произведение, мы представляем в голове свой образ, если же вместо чтения смотреть фильмы, то получается, что думаем, воображаем не мы, а за нас. Одно другому не должно мешать, скорее, дополнять.
- А читательский выбор изменился? – интересуюсь я, рассматривая толпу молодых людей, что-то бурно обсуждающих. 
- Разумеется. Раньше люди больше образовывались. Много брали книг по отдельным отраслям, повышали свою квалификацию. Сегодня чтение перешло в развлекательную плоскость.

Ценность литературы

Видимо, такова наша журналистская натура – тянет нас на особенное. Не могу не спросить про редкие книги. Вопрос Марину Сабетову не удивляет. Она философски отвечает:
- Любая книга – она особенная, будь то исторически "возрастная" или современная литература. Но в нашем фонде есть поистине удивительные экземпляры. Самая ранняя из них – это "Псалтирь" Ивана Федорова, датируемый 1580 годом. Он хранится в особых условиях. 
Редкие и ценные книги хранятся в особых условиях. Согласно мировым стандартам, книгохранилище помещают в центр здания. Вся остальная "красота" в виде купола "надевается" на него. В Пушкинской библиотеке книгохранилище представляет собой многоярусное помещение с определенными условиями хранения. В фонде редкой книги библиотеки 18 тысяч изданий, из которых 2400 – книжные памятники федерального значения. Это книги, вышедшие ранее 1830 года. 
- В библиотечном фонде есть прижизненное издание трудов М. В. Ломоносова, изданных в конце XVIII века тиражом всего в 700 экземпляров. 
- Как они попали в Тамбов?
- Эти книги – часть коллекции Дмитрия Васильевича Поленова, отца знаменитого художника. Когда Эммануил Дмитриевич  Нарышкин построил в Тамбове читальню, то Дмитрий Поленов и Леонид Алексеевич Воейков обратились к нему с просьбой принять книги в дар городу. Так в 1892 году значительная  коллекция и "Каталог" были переданы Тамбову. В эту же коллекцию входили книги, принадлежавшие Гавриилу Романовичу Державину. Покидая  пост тамбовского губернатора, он вывез свою коллекцию в Санкт-Петербург. После смерти Державина его жена Дарья Алексеевна вынуждена была продать особняк, а книги отправила своим родственникам Поленовым и Войековым в Тамбовскую губернию. Так, спустя сто лет, книги снова вернулись в Тамбов. Интересно, что в доме-музее Державина в Санкт-Петербурге подлинных предметов поэта и государственного деятеля нет, тогда как мы можем похвалиться не только его коллекцией, но и личным автографом Гавриилы Романовича.
- Книги часто воруют? – спрашиваю я.
- Раньше такое явление было, - рассказывает Марина Викторовна. – Сейчас практически сошло на нет. Но воровство не самое страшное.
- А что самое страшное?
- Вандализм. Были случаи, когда читатели вырывали страницы, вырезали газетные статьи, фотографии. 
- Это были редкие книги?
- Знаете, нет… Некоторые поступки мы даже объяснить не можем. Бывали настоящие детективные истории с привлечением милиции. 
- Что с испорченной книгой случается?
- Ее восстанавливают, но это очень трудоемкий и недешевый процесс. Даже после восстановления книга навсегда останется "калекой".

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное