Тамбовчане разных возрастов вспоминают о своих домашних питомцах из детства

25 апреля, 10:15 Арина Орлова Прочитали 650 раз
Фото: “Тамбовский курьер”
Дай лапу, друг!

Собачка Джек, но с кличкой Слоник, ручной цыпленок Цыпа, пес Тимоха – похититель куриных яиц, аквариумные рыбки в банке, гуси-охранники, коза – любитель местной прессы – без домашних животных сложно представить себе детство. Они не просто наполняли наш досуг самыми разными событиями и приключениями. Четвероногие, пернатые, рогатые, хвостатые и прочие учили нас добру, заботе о тех, кого мы приручали, ответственности и не только. Верные и смешные, доверчивые и грозные, хитрые и благодарные – а какими помните своих домашних питомцев вы? 

Светлана Алешина, пенсионерка:

- Это история не из моего детства. Она – про моих племянников. Мы тогда большой семьей жили в частном доме - мои пожилые родители, я, брат с женой и двумя маленькими детьми. И была у нас Катька – здоровенная, умная и жутко вредная белая коза.

Иду я с работы, а мама моя вдоль улицы несется: «Катька убежала! ». Я подхватилась – и вместе с мамой за козой. Догнали, зовем ее. Она упирается, ни в какую не идет. Мы руками разводим: коза-то наша, как собака, за нами всегда ходила. А тут – ни в какую.

Я – за рога, мама сзади толкает. Кое-как доволокли ее до дома, в калитку затолкали. Маленький племянник стоит на крыльце и что-то на своем малышковом пытается нам сказать. Мы отмахнулись: мол, не до тебя, подожди. Открываем дверь в сарай, а там – белая коза. Стоит и важно так газеты на тонкие полосочки щиплет: передними копытами прижимает, губами подцепляет за край и тянет. Оказывается, пока мы чужую козу домой волокли, наша умудрилась с полки в сарае старые газеты достать. А племянник как раз и пытался нам сказать, что мы за чужой козой вдоль улицы бегали. 

Ольга Булгакова, продавец:

- Мне было лет пять. Родители принесли ее – Нору. Ударение, обратите внимание, на «о». Она – черный карликовый пудель. Как сейчас помню: ставит папа на пол в прихожей корзину большую, накрытую цветастым, точно цыганским, платком. Я стою и подойти не решаюсь. Папа говорит: «Открывай». Поднимаю платок – щенок весело выпрыгивает. 

Я зачем-то друзьям соврала, что Нору из цирка из самой Москвы привезли. У меня там тети и братья жили. В это время примерно то ли мы к ним ездили, то ли они приезжали. Вот я и решила прихвастнуть. А друзья возьми и спроси у моей мамы, правда ли это. Мама как-то деликатно тему замяла. А мне до сих пор стыдно. 

Нора была необыкновенной умницей. Одно время она жила у моей бабушки. У бабули были куры. Лежит она и говорит: «Пойду курам дам». А Нора вскакивает и бежит к двери. Через минуту назад возвращается – и к бабушке: «Гав! ». Мол, что лежишь, ты же к курам собиралась?

Или сидит с бабушка с соседками дома. Нора – рядом на лавочке. То одно ухо приподнимет, то второе: слушает. Сплетни собирает, как бабушка говорила. Надоест Норе – спрыгивает и бежит к своей калитке. Оборачивается: бабушка следом не идет. Тогда собака возвращается. «Гав! » Что, мол, сидишь, пошли домой.

Или вот еще случай. Зарезали у бабушки то ли курицу, то ли кролика – не помню уже. Мясо в таз положили и в чулан отнесли. А у бабушки еще кот Рыжий был. Прокудный – сил нет. Залез Рыжий в чулан и спер, как бабушка говорила, мясо. Нора это дело засекла, пробралась тоже туда, какие повкуснее кусочки съела, а потом пошла бабушку звать, чтобы кота «заложить». 

Елена Перемыщева, педагог:

- Собаку звали Тимоха. Маленький, лохматый, грязно-белый, на болонку похож. Но был он, конечно, простым «дворянином» - так его моя мама называла. Если серьезно, то обычная дворняжка. Если не путаю ничего, его брат мой откуда-то притащил. Сашка вообще был главным поставщиком всего живого. То тритонов на болоте за домом наловит, то колорадских жуков насобирает и в ведро с водой пустит, то котят чуть ли мешок притащит. Тимоха, видимо, появился примерно таким же путем. 

Была у Тимохи слабость – любил сырые яйца. Но просить и ждать, как настоящий дворянин, не любил. Поэтому брал сам. Но об этом мы узнали не сразу. Помню, бабушка все удивлялась - куры не несутся, а Тимоха, заболел чего-то, не есть совсем. Потом случайно наткнулась на Тимохин «клад». Он яйца воровал в курятнике, прятал, а потом потихоньку выкапывал, давил скорлупу зубами и слизывал.

Но однажды пес нас удивил совсем уж до глубины души. Взял наш Тимоха и… ощенился! 

Ольга Носова, повар-технолог: 

- Все свое лето я проводила у бабушки в деревне. У нее во дворе всегда было очень много домашней птицы. Я к ней приезжала в начале июня и всегда попадала к моменту, когда курицы выводили цыплят. Помню, одно лето выдалось неудачным. Бабушка сильно ругалась на своих пернатых. У нее в гнездах сидел добрый десяток наседок, но полноценный выводок не дала ни одна. Как-то, вернувшись со двора, бабуля протянула мне руку и показала на ладошке маленький черный комочек. Он еле-еле пищал, а бабушка в очередной раз ругалась на своих кур, особенно на мамашу несчастного цыпленка: 

- Вот зараза какая, даже из гнезда сбежала. Ну куда мне его одного-то теперь девать? И к прежним выводкам не пристроишь, те уж большие, не примут, заклюют.

Я предложила ухаживать за птенцом. Сначала налила грелку с теплой водой, постелила на нее ткань. Цыпленок согрелся, стал круглый и пушистый. Я начала его потихоньку подкармливать: пшеном, вареным яйцом, резала зелень, учила пить. 

Он стал совсем ручной. И когда я буквально на несколько минут оставляла его одного в коробке, он сразу же начинал звонко пищать, показывая, что не хочет этого. На ночь коробку с цыпленком я ставила на столе рядом со своей кроватью, гладила его, разговаривала с ним, и так мы вместе засыпали. 

За лето мой малыш заметно подрос, мягкий пушок сменили более жесткие перышки. Я понимала, что скоро уеду в город, и Цыпе, я так назвала своего пернатого друга, надо как-то знакомиться со своими родственниками. Мы понемногу выходили с ним во двор, привыкали. Сначала он с опаской смотрел на его обитателей, я тоже боялась, что они будут его обижать. Потихоньку Цыпа привык, но каждый раз, когда я появлялась во дворе, спешил ко мне. На руки уже редко шел, а вот походить рядом, путаясь под ногами, ему очень нравилось. Дай лапу, друг! 

Татьяна Селезнева, педагог-организатор: 

- Моя сестра сидела за столом и уже третий час капризничала, что не хочет есть сосиску. Мама ей сказала, что если она сейчас ее не съест, то сосиска достанется коту. Сестра из вредности начала спорить с мамой и говорить, что сосиску не отдаст. Пока мама отвернулась, а сестра возмущалась, кот, сидевший до этого под столом, запрыгнул на стол, схватил эту несчастную сосиску, потащил к себе в миску и начал там есть.

Сестра, увидев это, рассердилась и с криком: «Это моя сосиска! » - схватила кота за шкирку и стала отбирать у него еду. Кот сопротивлялся, царапался, фырчал и шипел, но сестра вырвала у него сосиску и победно надкусила с другой стороны. Доесть сосиску ей не дали, потому что эту прекрасную картину «сосисочного отбора» видела мама. Добычу пришлось отдать коту. Он был доволен, сестра – не очень. Зато после того случая сосиски за столом стали съедать быстрее, лишь бы кот опять не напал. 

София Сиротенко, корреспондент:

- Когда все были на работе, мы с мамой решили сделать небольшую перестановку на кухне. Нашему псу Джеку тогда было четыре месяца, и мы понимали, что он будет крутиться под ногами, мешать и, возможно, сам за что-нибудь зацепится и поранится. Так как мы живем в частном доме, пришла идея ненадолго привязать его на улице к ручке сарая, который находился за домом. Джек возмущался, рвался за нами в дом и скулил, но мы решили, что быстро все передвинем и освободим нашего «мелкого».

Когда мы с мамой уже почти все расставили по местам, услышали, как что-то лязгает. Я подумала, что это у соседей – они часто ремонтируют машину. Но все равно решила проверить, все ли нормально. Вышла на улицу, а на пороге, пытаясь забраться по высоким ступенькам, карабкается наш Джек с цепью и оторванной ручкой от сарая. Мы тогда радовались, что он за собой всю дверь не притащил. 

С тех пор мы ласково называем нашего пса Слоником. 

Алена Меркулова, менеджер колл-центра:

- Как любой ребенок, в детстве я мечтала о домашнем питомце. Но мама не разрешала завести ни кошку, ни тем более собаку. Выручали цветы. Я тогда училась в младших классах, и как-то пришел одноклассник и начал запоем рассказывать про кактусы. Разумеется, этими самыми кактусами заболели все. Начали меняться, покупать, спрашивать у родственников. Короче, за несколько месяцев наш дом быстренько превратился в съемочную площадку для вестернов, только песка и ободряющей музыки не хватило. То ли маме надоели эти вечнозеленые создания, то ли ей жалко меня стало, то ли она предчувствовала, что после кактусов может быть что и пострашнее. В общем, мне разрешили завести домашних питомцев - аквариумных рыбок. Я была счастлива до безумия.

Аквариума у меня не было. Рыбки жили в обычной банке. Естественно, мне этого было мало. Я решила подселить к ним соседа. Да еще какого! Одноклассник мне «подогнал» улитку. Мой «океанариум» существовал недолго. Спустя пару месяцев рыбки умерли от обжорства – ну я же три раза в день ем, вот и рыбки должны так питаться. Откуда ж я знала, что загнать рыбок в банку еще не значит сделать им хорошо. В общем, рыбки умерли, а улитки расплодились до такой степени, что банка перестала быть похожей на аквариум. Наблюдать за ними стало неинтересно, и я обменяла улиток то ли на фишки, то ли на наклейки. А домашнего питомца завела много лет спустя.

Алексей Кудрявцев, электрик: 

-Летом меня, как и многих детей, отправляли к бабушке в деревню. Деревня была полузаброшенной, детей было немного, точнее, я и брат. Поэтому развлекали мы себя как могли. Приключений, кстати, хватало. Самым страшным из них были гуси. Надо признать, они у бабушки были боевые. Однажды они сбили бабушкиного соседа с велосипеда и едва не забили крыльями. Дом стерегли похлеще пограничных овчарок. Мы боялись их как огня. Служили они только бабушке. Она могла их погладить, с рук покормить. Все остальные были для них врагами и подлежали уничтожению. Причем временами они устраивали партизанские вылазки и гоняли нас с братом по всему саду.

Кстати, чтобы пробраться туда, нужно было действовать по всем законам военного искусства. Сначала отправляешься на разведку, устанавливаешь место дислокации гусей, и только убедившись в том, что они максимально далеко, со всех ног бежишь в сад. И так целый день. В этой войне мы беспощадно проигрывали гусям, но ровно до вечера. Раз в сутки мы брали хворостину и шли загонять их в сарай. Они шипели, но шли. Надо сказать, что этого часа расплаты мы ждали целый день. Просто бабушка была с нами, а гуси при ней вели себя как пасхальные кролики. Когда хозяйка уходила на работу, их кротость исчезала, и они снова начинали гонять ребятню. С тех пор ненавижу гусей.

Андрей Мазурин, инженер:

- Мне было семь лет, когда в мой день рождения меня повезли в приют с животными, чтобы я мог забрать себе какую-нибудь собаку. Пока родители разговаривали с хозяевами, я, смелый семилетний мальчишка, решил пройтись по вольерам. В одном из них сидела немецкая овчарка с маленькими новорожденными щенками, которых она охраняла. Как потом оказалось, даже сам хозяин не мог войти в вольер, чтобы забрать их у нее. Но я почему-то беспрепятственно открыл дверь и вошел внутрь, взрослая собака просто меня понюхала и начала наблюдать. Мне приглянулся один маленький черно-рыжий щенок. Я, недолго думая, взял его и вынес из вольера. Его мама вышла со мной и проводила меня до родителей, которые все еще разговаривали с хозяевами. Увидев меня с щенком в руках, они не то чтобы удивились - они перекрестились, что я остался цел. 

Щенка забрали, назвали его Линдер. Он действительно стал моим лучшим другом. Он жил в теплом большом вольере рядом с домом. В сильный мороз мы запускали его домой, погреться. Больше пятнадцати лет Линдер жил с нами. Мы понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Он ушел в один из морозных дней зимой. Помню, как проснулся утром, вышел его покормить, а он лежал рядом с будкой уже холодный. Видимо, он умирал на снегу. Пока тело было теплым, снег под ним подтаял, а потом ударил мороз, и он примерз к земле. Выкорчевав его изо льда, я отнес его похоронить. С тех пор собаку мы не заводили. 

Дарья Стребкова, студентка:

- В нашей семье никогда особо не любили животных. Как-то никто не питал к ним сильных чувств, пока однажды в нашем доме не появился кот. История довольно необычная. Папа работал на заводе, и однажды к нему пришел совершенно незнакомый дедушка, который не знал, куда пристроить четырехмесячного котенка с довольно странным именем Чиксан. Папа до сих пор не может объяснить, как согласился на такую авантюру, но кота все же забрал. Четырехмесячный котенок оказался далеко не котенком, а взрослым огромным котом-мейкуном, хотя ему действительно было четыре месяца. 

Оказалось, что наш кот прилетел прямиком из Германии, внуки привезли котенка дедушке в подарок, а тот не смог его прокормить и решил отдать в хорошие руки. С тех пор наша жизнь изменилась. Вся семья души не чает в Чиксане, не представляем, как мы раньше жили без него, он стал нашим главным развлечением в доме. Каждый вечер идет борьба за то, кто с ним будет играть, ласкаться или с кем он просто будет лежать на диване. 

Марина Прохорская, библиотекарь: 

- В детстве я безумно любила кошек. В нашем деревенском доме их всегда было много. Но мне почему-то запомнился один маленький пушистый серый комочек, к которому я прикипела всей своей детской душой. Я подобрала его в карьере, куда мы бегали купаться. Видимо, кто-то из деревенских избавился сразу от трех мурлыкающих малышей. Нас с друзьями тоже было трое, и каждый взял себе по найденному котенку. Своего я назвала Барсиком. Я его обожала, а он, чувствуя мою заботу, практически не отходил от меня. Где-то спустя месяц Барсик неожиданно пропал. Слезы лились градом. Однажды, дней через пять-семь после того, как он исчез, проснувшись в очередной раз с опухшими от слез глазами, я увидела перед собой бабушку, которая держала в руках серый комочек. Счастью моему не было предела. Но Барсика я, конечно, немного отругала за то, что он так долго пропадал. Правда, тут же его и простила. 

Он прожил у нас в доме много лет. И только когда его не стало, бабушка рассказала мне, что случилось тогда с моим Барсиком на самом деле. Он никуда не убегал. Видимо, котенок чем-то болел, и в один из дней бабушка нашла его уже мертвым. Зная, как я его любила, она не стала ничего мне говорить. Увидев у соседей похожего котенка, она попросила отдать его ей и выдала его мне за Барсика. Я тогда не заметила подмены и была самым счастливым ребенком на свете.

Автор: Юлия Бардакова, Анна Мещерская, Елена Насонова, София Сиротенко.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Самое читаемое обсуждаемое
Вконтакте