bn

Журналисты провели один день с тамбовским СОБРом

30 марта, 01:32 Анна Мещерская Прочитали 659 раз
- Проходим аккуратно. На этом участке будет происходить стрельба, - предупреждает командир тамбовского СОБРа, подполковник полиции Сергей Шишмонин.

Инструктаж, как и положено, проводится перед началом спецоперации. Сотрудники СОБРа отрабатывают отражение нападения бандформирований. По легенде, по подконтрольной оперативникам территории проходят боевики. Задача спецотряда: остановить и уничтожить. По пути следования бандгрупп полицейские устраивают засаду.

Со стороны картина выглядит фантастично. Кажется, что прямо из редакционного кресла переносишься на съемки голливудского блокбастера. Командир даже шутит:

- Нам все трюки Тарантино ставит.

Смеемся, только интуитивно понимаем, что каждому бойцу далеко не до смеха. От четко отработанных действий на учениях в реальном бою зависит не одна жизнь.

- Сколько бойцы могут в засаде просидеть?

- По-разному. От нескольких часов до нескольких недель. Все от ситуации зависит.

От легенд до реальности

На тропе появляются "боевики". Во главе колонны идет разведгруппа, по правилам тактики передвижения она проверяет путь на наличие взрывных устройств, заминированных подходов. Дают сигнал своим. Дальше картина развивается с молниеносной скоростью: из снега "восстают" бойцы СОБРа и бесшумно нейтрализуют дозор. Оставшихся боевиков поджидает "сюрприз": они оказываются в окружении полицейских. Стрельба раздается со всех сторон. Причем отстреливаться бандитам приходится едва ли не в отмах, точек, откуда ведет обстрел спецотряд, практически не видно.

- Наша задача - вывести на линию огня как можно большее количество боевиков, - комментирует командир.

Тактика срабатывает. Бандгруппа ликвидирована. СОБРовцы выходят из своих точек и проверяют обстановку: необходимо убедиться, что они не попали в ловушку и за ликвидацией малой группы не последует новый обстрел. Вызывают следственную группу. На деле вся операция занимает несколько минут, по ощущениям - целую вечность. Это в кино хорошо оценивать перестрелку оперативников и бандитов, в жизни стрельба даже холостыми патронами выглядит зловеще.

С удивлением смотрим на бойцов, несколько минут назад лежавших в снегу. К слову, их место укрытия так и осталось тайной. Разглядеть на белоснежном покрове полицейского неподготовленному человеку практически нереально.

- Не холодно?

- Нет. У нас специализированные костюмы. Они могут выдержать температуру до минус тридцати градусов. Наш командир однажды на спецоперации почти неделю пробыл в горах, живя в тонкой палатке и при температуре минус 27 градусов. Огнем пользоваться было запрещено.

Стараюсь ничему не удивляться. Словно прочитав мои мысли, командир отряда говорит:

- Работа как работа. Вот Вы интервью берете, для Вас это обычное дело, мне оно кажется чем-то необыкновенным. То, что кажется сложным для вас, для нас обычная работа…

Такая работа

Ну, с тем, что боец спецподразделений - профессия обыкновенная, пожалуй, не соглашусь. Каждый день здесь проходит в полной боевой готовности. Рабочий день начинается в 7.30 утра, развод, постановка задач, а далее - физподготовка, стрельба, спарринги, отработка различных ситуаций: освобождение заложников, захват зданий, проведение спецопераций в гражданской форме и т.д.

- Учимся не только мы. Преступники также следят за современными технологиями, боевыми операциями, вооружением. Ведь работа сотрудников Специального отряда быстрого реагирования - это не вышибание дверей и разбивание кирпичей рукой, это, прежде всего, умственная работа. Поэтому учимся мы всегда, - рассказывает Сергей Шишмонин.

Каждый боец владеет несколькими видами боевых приемов, всеми видами оружия. Кстати, часть из них приходится носить на себе. Средний вес обмундирования равен 20-25 килограммам.

- Все зависит от того, чем вооружен противник, - отмечают СОБРовцы.

Рассказывают, что на операции могут выезжать с обмундированием весом до пятидесяти килограммов: бронежилет, шлем, оружие, боекомплект, продовольствие и т.д. Решили попробовать на себе. Торжественно вручили нам бронежилет и шлем, первое весом шестнадцать килограммов, второе - четыре. Да уж, журналист ныне пошел тщедушный. От шлема отказались сразу. В бронежилете прошли около 200 метров. На большее нас не хватило.

Бойцы улыбаются. Вид измученных журналистов, видимо, и вправду презабавен. Оказалось, что бронежилет нам дали самый тяжелый, он, кстати, нас вполне бы от автоматной очереди защитил. Проверить не решились. Поверили на слово.

Запал нарастает

Уже позже нам расскажут, что бронежилеты различаются в зависимости от класса защиты. Всего их шесть, самый легкий - первый класс - спасет от ножевого ранения. Шестой класс мы пытались опробовать на себе. А пока что ожидаем отработки еще одной спецоперации.

По легенде, произошел подрыв автомобиля, идет его обстрел. Соответственно, стоящий транспорт - это очень хорошая мишень. Полицейским предстояло отразить атаку. Сотрудникам СОБРа понадобилось всего несколько секунд, чтобы выбраться из автомобиля. А далее, как говорится, дело техники. Огонь на поражение - противник уничтожен.

Со стороны спецоперация выглядит, признаться, захватывающей. Однако находиться на линии огня - чувство, поверьте, малоприятное. Интуитивно понимаешь: идут учения. Но инстинкт самосохранения настойчиво подсказывает: с такими мужчинами лучше не спорить. Признаюсь, сейчас эту ситуацию вспоминаю иронично, тогда, даже будучи не из робкого десятка (профессия обязывает), боялась.

Шквал огня, в финале - занавес дыма. В кино такие эпизоды явно не доигрывают, а в жизни уж лучше бы их и вовсе не встречать. Но, к сожалению, это из разряда утопий…

Сергей Владимирович спецоперацией остался доволен.

Я бы в СОБРовцы пошел…

Расспрашиваю о работе. С удивлением узнаю, что в рядах тамбовских СОБРовцев есть девушка. С языка слетает вопрос: "Как хрупкое, нежное создание может участвовать в спецоперациях, владеть всеми видами оружия и выполнять хотя бы те действия, свидетелями коих мы были?".

- Это она с виду хрупкая, - смеется командир. - На деле не одному бойцу-мужчине не уступит.

Девушка пришла в СОБР сама, изъявила желание служить. Наравне с мужчинами-кандидатами проходила все испытания, сдавала физнормативы, стреляла, бегала, отжималась.

- Нам она подошла, ее приняли. В СОБРе она служит уже долгое время, и мы ни разу не пожалели о своем выборе. Вот есть, например, объекты, куда мужчина в силу физиологических особенностей попасть не может. А она - может, - рассказывает командир.

Девушка своим коллегам-мужчинам не уступает ни в чем. Даже с вертолета на спусковом устройстве спускается, а это, поверьте, требует колоссальной смелости и подготовки.

Продолжаю "пытать" командира.

- А традиции у вас в Отряде есть?

- Верить в это или нет, но в каждую командировку нас провожает батюшка. Дважды выходило так, что он не мог приехать на проводы. Оба раза происходили небольшие ЧП…

Рассказал Сергей Шишмонин и еще одну поразительную историю.

- Однажды во время спецоперации на территории Северного Кавказа боец получил ранение. Так оказалось, что подручных средств, кроме канцелярского степлера, у него не было. Рану он зажал именно этим устройством…

Мда, снимать фильмы нужно не про Рэмбо. Далеко не про него…

Сергей Владимирович не удивляется. Ведь ситуации не всегда бывают типичными, поэтому в таких случаях очень пригождается то самое умение думать.

Прошу похвалиться, рассказать о достижениях, мол, как тамбовский СОБР на фоне других регионов смотрится. Командир рассказал, что на последних всероссийских соревнованиях по функциональным группам СОБРовцы третьими стали.

В заключение задаю, думается, самый важный вопрос:

- Дома часто бываете?

- Дома у кого? - смеется командир. - У преступников часто. У себя не очень.

Потом серьезно добавляет:

- Конечно, стараемся каждую свободную минуту посвятить семье. Если есть такая возможность, берем с собой на полевые выходы детей, чтобы они видели, чем занимаются их отцы.

Уезжаем. В голове скворчонком стучит только одна мысль: пока эти люди на работе, спать можно совершенно спокойно.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
АИЖК
Вконтакте