Хранители Прошлого, собиратели Настоящего: чем живет народный музей в Инжавино

28 июля, 16:27 Юлия Бардакова Прочитали 227 раз
Фото: Тамбовский курьер
Скифы, хазары, половцы, генерал Дохтуров, бунтарь Емельян Пугачев, декабрист Лунин, Чичерины, князь Волконский – кто только не связан с инжавинской землей

Турцию, Грецию и Кипр любителям заграничных курортов пришлось отложить до лучших эпидемиологических времен. Но есть же прекрасные курорты российского юга. Автомобилистов, которые держат путь с востока на Черноморское побережье, навигатор, скорее всего, поведет по трассе через Инжавино. А местный музей есть на любой виртуальной карте. Директор Александр Егоров рассказывает, что каждый год Инжавинский краеведческий музей посещало не меньше четырех тысяч человек.

Но даже если на наши юга вы не едете, в Инжавино обязательно отправляйтесь. От Тамбова чуть более ста километров, максимум литров десять бензина – и вот оно, абсолютное удовольствие от прикосновения к живой истории.

На краю Дикого поля

Зорко вглядываются русские воины с высоких берегов Вороны в неоглядные дали Дикого поля - не идут ли кочевники с набегом. С одиннадцатого века Ворона была границей между Рязанским княжеством и землями кочевников. На ее высоких берегах устраивались засеки, сторожевые посты, оборонительные укрепления. Предположительно, село Караул в Инжавинском районе и берет свое начало с основанного еще в начале семнадцатого века наблюдательного поста – караула.

Богата земля инжавинская своей историей. В местном краеведческом музее собрано больше восьми тысяч экспонатов. До марта нынешнего года в музее, кроме директора Александра Егорова, а был еще только один научный сотрудник  – Валентина Колобова. Этой весной пришла Вика – студентка истфака.

– Наш музей – один из лучших в Тамбовской области, – не без гордости утверждает Александр Егоров. – Он создавался на народные средства и открылся в 1984 году. А до этого лет десять собирали экспонаты. Их приносили жители района и те, кто имеет отношение к инжавинской земле.

Музей – народный не только по своей сути, но и официально имеет такой статус. А еще он зарегистрирован в электронном реестре музеев России. Общий фонд реестра – почти девять тысяч экспонатов. В самом Инжавино даже жителей меньше. Так что для небольшого райцентра это рекорд.

«Ассортимент» выставочных залов – традиционный для краеведческих музеев: зал природы родного края, историко-этнографический зал, зал боевой славы, зал истории развития образования, культуры и медицины, выставочный зал. Вроде все как у всех. А вот все – да не все. Инжавинский музей на самом деле не производит впечатления бабушкиной антресоли, где хранится всякое старье. История здесь не покоится, а живет.

– Подождите, я указку возьму, – Александр Егоров скрывается за одной из дверей.

Несмотря на теорию разделения труда, особо «разгуляться» очевидная ограниченность штата не позволяет. Так что Александр Егоров – практически человек-музей. Он и административную «директорскую» работу выполняет, и экскурсии проводит, и научной деятельностью занимается, и компьютерными технологиями владеет. Помимо всего этого, активно осваивает модные и востребованные нынче SMM (Social Media Marketing, один из инструментов интернет-маркетинга, суть которого – привлечение клиентов из социальных сетей. – Прим. ТК) и пиар. Правда, теорию на эти темы читать некогда – все приходится осваивать методом проб и ошибок на практике.

– Вот кости мамонта, найденные краеведами Курдюковской восьмилетней школы в 1983 году. Вот артефакты эпохи, когда наши земли населяли мордва, скифы, – директор музея переводит указку, точнее, ее луч, на карту. Здесь даже указка не «тадышняя», деревянная, а современная, лазерная. Вот вам еще один удивительный для районного музея микс истории и современности.

Люди на территории современного Инжавинского района появились в начале четвертого тысячелетия до нашей эры, то есть приблизительно шесть тысяч лет назад – это была эпоха неолита. Затем здесь появились скифы. Их курганы, вернее, то, что от них осталось, и сегодня можно увидеть по всей территории района.

– Общее количество курганов точно не известно. Треугольники на карте – это отдельные из них. А где прямоугольники, значит, там много курганов, – больше, чем Александр Егоров, о местных курганах, наверное, не знает никто. Еще несколько лет назад он работал в Воронинском заповеднике и не раз исходил все его сто квадратных километров вдоль и поперек по воде и по суше. – Больше двух тысяч лет назад здесь жили скотоводческие племена скифов. В этих курганах они хоронили своих князей.

В традиции скифов, как и многих других народов, было класть усопшему «с собой» различную утварь, одежду, драгоценности. Поэтому наряду с изученными историками скифскими курганами есть здесь и разграбленные «черными археологами».

По берегу Ржавки

В урочище Ржавка-Степь у поселка Землянский берет свое начало правый приток Вороны – речка Ржавка. Длина-то ее – всего двадцать километров. Да и название так себе, хотя поэтическое, конечно. Но с предками не поспоришь. Так вот, у мордвы, населявшей тогда территорию современного Инжавинского района, на одном из языков (то ли мокшанском, то ли эрзянском) «инжа» и означает ржавый, а на другом – гость, чужой.

Есть и другая, схожая, версия происхождения названия Инжавино. Речка – Ржавка, село – Ржавино, Ржавенье. Третья версия - более романтичная, хотя и кажется менее вероятной. Во времена становления Московской Руси здесь располагались стрельцы, во главе которых стоял воевода Инжа, что в переводе означает – гостеприимный, скандинавского происхождения и служивший у московского царя. При нем были срублены первые четыре избы, положившие начало селению, которое впоследствии стали называть Инжавино.

– В 1705 году на этой территории, – Александр Егоров обводит лучом указки уже другую карту, – поселилось около ста человек, которые получили здесь землю по указу Петра I. Что удивительно, через два века, в 1903 году, в Кирсановском уезде, в состав которого входила территория современного Инжавинского района, жили уже триста тридцать тысяч человек.

«Триста тридцать тысяч человек? – удивитесь вы. – Да в Тамбове сегодня народу меньше!». Дело в том, что от территории «тогдашнего» Кирсановского уезда сегодня осталась только небольшая часть. В 1893 году в состав уезда входили 469 населенных пунктов. После Октябрьской революции, гражданской войны и антоновского восстания в 1928 году уезд был упразднен, а большая часть его территории вошла в состав Кирсановского района Тамбовского округа Центрально-Черноземной области. С сентября 1937 года район в сильно урезанном виде вошел в восстановленную Тамбовскую область.

– В пределах Инжавинского района в начале двадцатого века жило 167 тысяч человек. Сейчас у нас всего меньше двадцати тысяч живет. Откуда из ста человек вдруг так выросла численность? По нашим исследованиям, до середины девятнадцатого столетия часть населения не учитывалась, – рассказывает Александр Егоров. – Речь идет о потомках золотоордынцев и мордвы. Тем более что к тому времени народы уже перемешались.

Герои, декабристы, народовольцы

Александр Егоров проходит дальше в зал, где горит приглушенный свет:

– Есть достоверные свидетельства того, что войска Емельяна Пугачева сюда заходили. Вот пушечные ядра того времени. А вот восемьсот двенадцатый год (Отечественная война 1812 года. – Прим. ТК), – директор музея хозяйским жестом знатока показывает другой стенд. – Земли у нас в основном выделялись помещикам из числа бывших служивых людей, сыновья которых должны были служить в армии уже с двенадцати-четырнадцати лет. Кстати, трое стали героями Отечественной войны 1812 года – М.Л. Трескин, Д.С. Дохтуров и П.И. Мерлин.

Имя Трескина увековечено в названии одного из сел Инжавинского района – Трескино. Впервые оно упоминается в переписи 1719 года. Здесь рядом с практически разрушенным Никольским храмом много старых захоронений. В 1839 году, незадолго до своей кончины, Михаил Львович Трескин передал полторы тысячи рублей, немалые по тем временам деньги, на строительство церкви в своем родовом имении. Брат, Иван Львович, был контр-адмиралом и похоронен в Кронштадте.

Генерал Дмитрий Сергеевич Дохтуров - герой Отечественной войны 1812 года. На Бородинском поле он во время сражения сменил раненого Багратиона. Потомки «железного генерала» Дохтурова жили в Инжавино до 1996 года. Павел Иванович Мерлин – военачальник, генерал-майор, из тамбовских дворян. Участник войны со Швецией, в 1812 году командовал второй резервной артиллерийской бригадой, был участником многих сражений, в том числе при Смоленске, Бородино, Тарутино, Малоярославце, Вязьме, Красном, участвовал в заграничных походах 1813-1815 годов.

– Когда слышат фамилию Мерлин, может возникнуть ошибочная ассоциация с английским Мерлином. Но это не так. Фамилия Мерлин принадлежит к так называемым «матронимическим» еврейским фамилиям, то есть к фамилиям, образованным от женских имен. В данном случае – от русифицированной формы идишского имени Мерл, Мерля, которое, в свою очередь, произошло от библейского имени Мирьям, – рассказывает Александр Егоров.

В Инжавино провел детство будущий декабрист, полковник лейб-гвардии, член «Северного общества» Михаил Сергеевич Лунин. Начальное образование он получил дома, владел французским, английским, польским, латинским и греческим языками. В 1803 году был принят на службу в кавалергардский полк. За время службы Лунин принял участие в сражении при Аустерлице, в Прусском походе, в сражении под Бородино, заграничных походах русской армии. В 1816 году Лунин вступил в «Союз спасения», основал «Союз благоденствия», стал участником «Северного тайного общества».

Лунин не смог принять участия в восстании декабристов, так как находился на службе в Варшаве. Но это не помешало вызвать его на допрос по данному делу в следственный комитет в польской столице. Лунина арестовали последним из декабристов. Он упорно не называл имен участников и в то же время не отрицал своего участия в тайном обществе декабристов. В 1826 году его осудили за план убийства царя и приговорили к пожизненной каторге в Сибири. В 1832 году срок каторжных работ был сокращен до десяти лет. В 1841 году после освобождения Лунин был снова арестован по доносу и отправлен в Акутуйскую тюрьму в Читинской области. По официальной версии, Михаил Лунин умер вследствие апоплексического удара, однако есть и другая версия, имеющая под собой основания, – он был убит смотрителем рудника.

– Заслуженный художник РСФСР, известный тамбовский скульптор Константин Малофеев, в числе прочих работ, создал скульптурный портрет Лунина, – директор музея переводит луч указки на бюст за стеклом. – А про Чичериных можно даже и не рассказывать, – Александр Егоров уверен: какой тамбочанин не знает о них?

В Инжавинском районе в Красивке родилась Олимпиада Григорьевна Лукьяненко, она же видная народоволка Липа Алексеева. На знаменитом «процессе ста девяносто трех» (судебное дело революционеров-народников, разбиравшееся в Петербурге в Особом присутствии Правительствующего сената с 18 октября 1877 по 23 января 1878 года. – Прим. ТК) ее приговорили к ссылке без последующего права проживания в столицах. Уже после освобождения ее сына и двух внуков, одному из которых на то время было шестнадцать лет, в 1918 году за попытку переворота в Царицыно расстреляли по личному приказу Сталина. Выжившие сын и дочь эмигрируют во Францию, а сама Алексеева умрет в голодные 1920-е в Тамбове и по собственной просьбе будет похоронена под сосной во дворе ее же собственной усадьбы – в Тамбове на Гоголя, 6, где сейчас находится Музей истории медицины.

Боевая слава

– А здесь у нас зал боевой славы, – мой экскурсовод переходит в еще одно помещение. – Наш музей уникален тем, что у нас сохранились советские экспозиционные материалы. Другие давно всякие «евро» понаделали – как витрины в магазине, где телефоны продаются, – жестом приглашает Александр Егоров. – Начинается, конечно, с Антоновщины (восстание крестьян под предводительством Александра Антонова. – Прим. ТК), вернее, со становления советской власти. Кстати, у нас хранятся фотографии всех, кто в 1918 году утверждал советскую власть на инжавинской земле. Вот и оружие тех времен.

На стенде – красноармейские шашки. Рядом – экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне.

– На фронт с инжавинской земли ушло больше двадцати двух тысяч человек. Почти восемь с половиной тысяч погибли, - рассказывает директор музея. – Самый известный человек времен Великой Отечественной войны – Михаил Евдокимович Анников, путеец отдельного строительно-путевого железнодорожного батальона 5-й отдельной железнодорожной бригады. Он разработал собственный метод рубки рельсов, позволявший быстрее восстанавливать разрушенные бомбежками железнодорожные пути. В годы войны участвовал в битвах на Дону, под Курском, в освобождении Украины и Польши. В 1943 году Анников получил звание Героя Социалистического Труда. Инжавинская земля дала стране девять Героев Советского Союза и одного полного кавалера ордена Славы.

Современная, точнее, послевоенная, история Инжавино не менее интересная. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Врезка

Посещение музея возможно только по предварительной записи по телефонам 8(47553)2-77-86. Заявки на посещение можно подать также на страницах в соцсетях и по электронной почте myzeiunjavino@yandex.ru

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте