Ветеран из Притамбовья Владимир Севрюков: "Я жил заботами главными"

9 июля, 11:44 Эльвира Кондратенко Прочитали 181 раз
Фото: Администрация Тамбовского района
Участник Великой Отечественной войны о времени и о себе.

"Я несколько лет назад начал писать мемуары, назвал их "Я жил заботами главными". Эту фразу я взял из бесед со своим отцом. Он тоже воевал, рано умер. Когда он уже болел, я часто приезжал к нему в деревню в Жердевский район, мы много беседовали, и однажды он мне сказал: "Сынок, живи заботами главными". Я в то время учился в техникуме и работал на заводе "Ревтруд", тогда для меня эти заботы были главными, но с течением жизни они постоянно менялись".

В 1941 году пятнадцатилетний Володя Севрюков еще не знал, что одной из самых главных забот, наложившей отпечаток на всю его дальнейшую жизнь, станет война.

На фронте трудовом и боевом

Владимир Севрюков родился в 1926 году в Воронежской области, чуть позже его семья переехала в Жердевский район Тамбовщины. Именно там, в поселке Доброе Начало, пятнадцатилетнего мальчишку застала война. В сентябре 1941 года по призыву райкома комсомола из девятого класса он уходит на трудовой фронт, где роет окопы на подступах к столице.

- Осенью 1941 года, когда враг подходил к Москве, мы уже рыли окопы. Я тогда тоже работал в колхозе. В армию меня призвали только осенью 1943 года, когда мне исполнилось восемнадцать. А до этого времени возил свеклу с полей на Жердевский сахарный завод. Однажды председатель колхоза сначала попросил меня отвезти одну женщину в районную больницу, а потом заехать на поле, погрузиться и уже оттуда отправиться на завод. Остальные рабочие бригады загрузились с утра и уехали, а я прибыл на поле уже к вечеру. Погрузился и поехал на сахзавод. Дорога проходила между Ивановкой и Сукмановкой. Помню, лошадь была – кожа да кости. Вот она и не выдержала, в буераке на нее накатила повозка, и от нее отпало колесо. Дело к ночи. Ноябрь, дождь, холодно, голодно. Сижу на повозке и слышу, как волки воют, а деваться некуда. И вот я тогда подумал: скорее бы в армию, там хоть кормят, - вспоминает Владимир Антонович. 

Итак, когда Володе исполнилось восемнадцать лет, он встал в ряды защитников Отечества. Его служба началась в составе 114-й гвардейской Венской Краснознаменной ордена Суворова воздушно-десантной дивизии пулеметчиком.

- И вот попадаю я в армию, в танковый десант. В первый же день у нашего батальона было задание – сделать прорыв в одном населенном пункте. Прорвались мы на танках, в ответ немецкая артиллерия открыла по нам огонь. Снаряды рвутся, танки горят. Передо мной товарищ держится за скобы машины, и тут я вижу, как его осколок задел, и он руки потихоньку начал отпускать. А вот тут я подумал, лучше бы я в колхозе свеклу продолжал возить, - вспоминает десантник.

Первый прыжок

Воздушно-десантные войска на порядок выше подготовлены для ведения ближнего боя, их использовали в основном для прорыва обороны противника и там, где возникала необходимость его окружения. Много раз парню приходилось выполнять боевую задачу в составе танкового десанта. Сегодня свой первый прыжок ветеран вспоминает легко, но с трепетом, а десятки лет назад, признается, испытал немалый страх.

- Я как в десантное попал? Отправили меня в учебный полк в город Вольск Саратовской области, туда приехал представитель воздушно-десантных войск и начал отбирать молодых солдат. Вот я помню, как нас построили на плацу в шеренгу и мимо нас стал ходить лейтенант. Его помощник записывал на бумажку тех, кого точно возьмут. Мою шеренгу прошли, и меня сразу не заметили. Моего друга, с которым мы за одной партой сидели, уже зачислили, а я остался. Но тут идет командир обратно, я прямо поднялся на носочки, смотрю ему в глаза и про себя думаю: «Возьми-возьми-возьми», и он смотрит на меня и говорит: «Иди»! Я побежал со всех ног и так оказался в десанте. Когда я потом узнал, что нам придется прыгать с парашютом, я на секунду почти пожалел, что тогда «напросился» в ВДВ, - шутит Владимир Антонович.

В первую ночь перед прыжком солдат не спал.

- Было очень страшно. Когда уже сел в самолет, сам для себя решил, что прыгну во что бы то ни стало. Но многие ребята не смогли преодолеть психологический страх и теряли сознание прямо в самолете, их отчисляли в другую часть. И вот, подойдя к дверце самолета, я уже ни о чем не думал, просто выпрыгнул. Когда в воздухе дернул за кольцо, посмотрел, что купол раскрылся, тогда на душе сразу полегчало, - смеется ветеран.

С боями солдат прошел Румынию, Венгрию, Австрию, дошел до Праги. За проявленное мужество награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Праги». Был дважды ранен, но после госпиталя возвращался в строй. Свое второе ранение Севрюков получил накануне окончания войны.

- Безоговорочная капитуляция застала меня в госпитале в Германии. Мы в это время вышли из палаты с товарищами и сфотографировались на память, - показывает снимок десантник. – Вот видите, на штанах заплатка. Ранение в бедро было, в госпитале обмундирование не давали, там одежду стирали, чинили и выдавали заново, поэтому места ранения можно было отследить по заплаткам.

После окончания войны Владимир Антонович еще пять лет прослужил в Вене и только в 1950 году вернулся домой. Здесь он окончил Котовский индустриальный техникум и начал работать инженером-технологом на заводе «Ревтруд». 

«Необыкновенная жизнь»

Осенью нынешнего года Владимиру Антоновичу исполнится 94 года. В последние годы он живет с дочерью и ее мужем в Тамбовском районе. До этого жил отдельно, но потом переехал к семье.

- Через пять лет службы демобилизовался, а в 1952 году на танцах повстречал свою Тамару Алексеевну, с которой жили душа в душу много лет. В браке у нас появилось двое детей, сейчас со мной осталась только Ирочка, дочь. Сын погиб, а Тамара умерла после долгой болезни, - рассказывает Владимир Севрюков.

Каждый день, несмотря на возраст, он по-прежнему много гуляет, спускается к реке за домом. Крепкое здоровье и сила духа – заслуги спортивного прошлого.

- Папа – мастер спорта СССР по тяжелой атлетике. Он выступал на всевозможных соревнованиях, вел спортивные секции, - рассказывает дочь ветерана Ирина Владимировна.

 По ее словам, в труде Владимир Антонович тоже проявлял гвардейский характер. Вел большую общественную работу, избирался секретарем парткома. В 1964 году окончил высшую партийную школу и был переведен на руководящую должность на завод «Гальванотехника», где проработал тридцать три года. В свободное время, пока позволяло здоровье, занимался прикладным искусством по художественной обработке дерева, участвовал на выставках, где занимал призовые места и получил звание мастера-умельца.

- Когда папа вышел на пенсию, то решил освоить профессию краснодеревщика, - вспоминает дочь. - В подвале дома на Володарского, где он раньше жил, установил станки, у него там даже ученики были. У нас в доме полки для книг, картины, зеркало, стол - его рук дело.

На вопрос, где научился этому, Владимир Антонович скромно отвечает: «Как-то сам».

- У него необыкновенная жизнь! И хорошее было, и плохое, столько событий! Мне кажется, он никогда не отдыхал, а руки у него и вовсе золотые, - добавляет дочь.

Книга жизни

После выхода на заслуженный отдых Владимир Антонович плотно занялся общественной работой. Стоял у истоков ветеранского движения, больше пятнадцати лет был председателем Тамбовского районного Совета ветеранов войны.

К 65-летию Победы Владимир Антонович подготовил сборник очерков «Отчизны верные сыны» о героях Советского Союза и полных кавалерах ордена Славы - уроженцах Тамбовского района. К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне выпустил книгу «И не забылись имена».

- Я был в школе в Криуше на уроке мужества у детей и спросил старшеклассников, кто из них знает Героев Советского Союза. Поднимают руки, отвечают - Александр Матросов, Зоя Космодемьянская. А дальше? - спрашиваю. Молчок. А ведь только в их деревне родились три таких героя. После этого случая я и решил издать такую книгу. Она оказалась очень востребованной, мы раздали ее по школам. Вторая часть – это воспоминания наших героев-земляков об их жизни, о войне. Многие до сих пор если где-то меня встречают, подходят и благодарят за то, что встретили своих родственников в этой книге, - рассказывает Владимир Антонович.

В мемуарах, которые он начал писать несколько лет назад, накопилась большая стопка вырезок из газет, его стихов, размышлений, личных фотографий.

- Это все черновой вариант. Некому начисто переписать, а я уже плохо вижу, - добавляет наш герой. – Если бы кто-то взялся за эту работу, получилась бы большая книга.

Книга жизни Володи Севрюкова с названием «Я жил заботами главными» началась в далеком 1926 году. В ней было много боли, скорби и несчастья, но сегодня, глядя на этого человека - с живыми, ясными глазами и добродушной улыбкой, можно сказать, что главные его заботы заключались в другом - как оставаться человеком в любых обстоятельствах и при этом быть счастливым.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте