Медсестра Танюша

6 июля, 15:47 Анна Мещерская Прочитали 202 раза
«Даже после войны мне мерещились раненые солдаты»: участница Великой Отечественной войны Татьяна Ивановна Хворова о возрасте, памяти и мире.

Татьяна Ивановна с улыбкой встречает гостей. Кажется, что возраст придумали суровые счетоводы.

- Вам действительно больше века?

Все удивляются, а Татьяна Ивановна застенчиво признается, что годы не ощущает, будто бы еще вчера бегала на лекции. Еще вчера...

Будто вчера отец отговаривал учиться на медсестру:

- Скоро война, заберут на фронт.

Словно знал судьбу дочери. А Таня не послушалась. Она родилась 15 февраля 1919 года в маленькой деревушке, окруженной лесами, где-то в сердце Куйбышевской (ныне Самарской) области. Отец работал счетоводом, любил книги. Школа-семилетка находилась за двенадцать километров от дома. Туда и обратно по бездорожью в холод и жару.

Учиться было нужно, впереди – огромная жизнь, наполненная мечтами и успехами. После школы поехала в райцентр, там можно было получить начальное медицинское образование.

- В 1939 году окончила школу медсестер. Дали направление в Куйбышев, в центральную больницу имени Пирогова. Поработать пришлось немного. Началась финская война. Нам привозили раненых и обмороженных солдат. Война закончилась быстро, и мы снова стали работать, как прежде. Меня направили в гинекологическое отделение. Я была молодая девчонка, работала, считай, в две смены. Хотелось побольше практики, чего-то достичь, чему-то научиться. Да и медсестры в основном были все возрастные, семейные. Бывало, подойдут, попросят меня их подменить, я на смену, они – в театр. Город большой, культурный. Потом заведующая  поставила меня процедурной сестрой. В июне 1941-го безотказная медсестра Танюша сильно заболела. Погода стояла жаркая, изматывающая. Татьяна, не раздумывая, бросилась в холодную воду. О последствиях не подумала. А они, как нежданные гости, нагрянули буквально через пару дней. Поднялась температура, воспалились суставы. Заведующая отделением словно мимоходом поинтересовалась:

- Таня, ты из деревни? Поезжай к матери, пусть истопит баню да хорошенько тебя пропарит.

Июнь сорок первого

Почтальон легонько постучал в окно, подозвал мать и сказал, что началась война. Тане пришла повестка.

- Мама заплакала. Начались сборы. Отец дал лошадь, и мы поехали с мамой в райцентр, - вспоминает Татьяна Ивановна.

Ехать неблизко - двадцать километров по лесу. Уже ночь наступила, и стало слышно, как неподалеку сердито «скрипят» волки - чувствуют лошадь.

- Я разрыдалась, испугалась волков. Что впереди война, и не думалось вовсе. Мама накрыла меня с головой и сказала: «Не бойся, дочка, нас Господь спасет». В райцентре жил брат, он тогда в пожарной службе работал, посадили меня на «пожарных» лошадей и повезли на станцию. Только на следующий день попала в куйбышевский горвоенкомат. Нас распределили в 120-ю Чапаевскую бригаду в санитарно-медицинскую роту, затем отправили на краткосрочные курсы в Чапаевск. Учили ходить строем, делать перевязки в противогазах, готовили к «химической» войне. А через месяц отправили на Белорусский фронт. Шли вторым эшелоном. Вперед солдаты, следом мы. Поначалу отступили, было много раненых, и только потом стали отвоевывать свою землю. Помню, как освобождали  Брянск, как шли по Польше, Чехословакии, там мы и Победу встретили.

Это было будто вчера. Госпиталь перебрасывали с места на место. Бывало, рассказывает Татьяна Ивановна, приезжают в подразделение, на двери – табличка, мол, такой-то госпиталь теперь находится по следующему адресу, а там уже ждут раненые.

- Работы хватало всем. Если я сегодня дежурю у стерильного стола, то другая медсестра занимается чем-то еще. Отдыхать после смен не удавалось: в свободное время шли помогать по кухне, или бинты стирали и гладили, или нас ставили на пост в медсанбат. Санитаров не хватало, поэтому многое приходилось делать самим.

Первая последняя любовь

Работали под постоянными бомбежками. До сих пор вспоминать об этом страшно. Как-то, уже в Белоруссии, санчасть разместили в местной школе. Еще не успели вещи разложить, как загудели немецкие самолеты. Все выбежали из здания, бросились на землю, пытаясь спастись от разрывающихся снарядов.

Здесь же, на фронте, в разгар войны Татьяна Ивановна встретила свою любовь. Правда, о любви думалось мало. Каждый день привозили раненых. Капитан химической службы Степан Борисович Хворов до войны работал слесарем на ТВРЗ, был призван в армию, а потом началась война. С Татьяной встретились в 1943 году, Степан Борисович тогда был начальником склада химической роты. Таня впечатлила сразу - красивая, веселая,

часто пела песни.

А дальше все вместе: вместе принимали участие в боях за Чехословакию, Польшу, а потом - Берлин. 8 мая 1945 года прилетела радостная весть: все, Победа! Но до дома было еще очень далеко. После войны Степан Борисович и Татьяна Ивановна прожили в Праге три года. Приказ о демобилизации так и не приходил. Все дело в том, что в Чехословакии базировался склад с химическими боевыми средствами. Бросить вверенное имущество капитан Хворов не мог. В 1946 году Степан и Татьяна зарегистрировали брак в русском посольстве в Вене. Получив отпуск, оформили паспорта и снова вернулись в Прагу. И только в 1948 году пришла долгожданная новость - можно возвращаться домой.

Совсем немного прожили у родителей Степана Борисовича в Лысых Горах, а затем переехали в Тамбов. Супруг снова вернулся на ТВРЗ, где проработал до конца жизни.

- После войны моя нервная система совсем расшаталась, я не могла работать. Долгое время раненые мерещились. Столько за войну человеческого страдания перевидали. Сколько детей было, уже не сосчитать.

Четырнадцать лет Татьяна Ивановна была домохозяйкой:

- С мужем строили дом. Днем он на работе, а я занимаюсь хозяйством.

Потом супруг заболел. Татьяна Ивановна пробовала устроиться на работу, но везде ей отказывали, говорили, что за столько лет она все позабыла. Тогда знакомая посоветовала обратиться в Минздрав. И Татьяна Ивановна пишет письмо, в котором рассказывает и о боях, и о медицинской службе, и о своем положении. Из Москвы в Тамбов приходит ответ - трудоустроиться в течение десяти дней. Поначалу она работает бесплатно, затем ей выдают заветный документ, согласно которому ее могут взять на работу. Но с ней было не так просто - дефицита кадров в тамбовских поликлиниках не наблюдалось, поэтому Татьяна Ивановна переходила из одного отделения в другое.

- Я тогда работала в областной больнице на первом посту. Помню, привезли больного менингитом. Он то забывался, то приходил в сознание и плакал. Его жена держалась, а я не смогла. Так жалко его  стало, сразу вспомнилась война. Домой вернулась заплаканная, муж мне сказал, что работу нужно менять. И я сменила. Как раз при заводе открылись ясли. Сначала меня взяли на испытательный срок, а потом уже и насовсем. Здесь я проработала восемнадцать с половиной лет. Страшно поначалу было - у нас с мужем не было детей, поэтому ухаживать за ними я не умела, но всему научилась.

Свою любовь и заботу Татьяна Ивановна подарила не одному поколению тамбовчан. Выйдя на пенсию, без дела не сидела, да и не любила этого. Началась активная общественная работа в Совете ветеранов войны и труда Советского района Тамбова. А в 1981 году от туберкулеза умер Степан Борисович.

- Родственники звали меня назад, в Куйбышевскую область. Но я так привыкла в своем доме, мы же сами с мужем его построили. Да и перед самой смертью он меня попросил, чтобы я оставалась здесь.

В звании старшего сержанта медицинской службы Татьяна Ивановна Хворова прошла всю Великую Отечественную. Спасала раненых бойцов на 1-м Украинском и Белорусском фронтах. Участвовала в Курской битве и штурме Берлина. Ее отвага и смелость отмечены многочисленными орденами и медалями, в числе которых орден Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За взятие Праги», «За взятие Варшавы». И теперь все свои награды она мечтает завещать музею. Чтобы молодое поколение, видя их, понимало, какой ценой досталась Победа и какого мужества люди живут среди нас.


  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте