Наташа и ее одна жизнь: дневник женщины с заболеванием F20

28 мая, 09:11 Анна Мещерская Прочитали 926 раз
О том, как победить страх и начать жить, Наталья Ненастьева рассказала "Тамбовскому курьеру".

Наташа сидит в центре комнаты, похожей на гримерку. Вокруг нее пробегают люди, не останавливаясь, что-то спрашивают, отвечают и снова убегают. Интервью с Наташей Ненастьевой длится почти полтора часа*. За стеной идет репетиция нового спектакля психотерапевтического театра «Мы». Год Наташа была звукорежиссером в театре, теперь первый раз выйдет на сцену. О театре говорим совсем немного, больше о книге. Полгода назад Наташа всетаки решилась написать о себе. Рабочее название  - «Дневник женщины с заболеванием F20», но в свет она выйдет под другим «именем» – «Год. День за днем». О том, как победить страх и начать жить, Наталья Ненастьева рассказала «Тамбовскому курьеру».

ДЕНЬ 185…
- Давным давно, когда я была маленькой девочкой, я прочитала книгу о фантастических похождениях неандертальцев. Книжка закончилась, а фантазия нет. Мне она очень понравилась, было жалко расставаться с героями, и я решила написать продолжение. Как думаете, что у меня получилось? – Наташа улыбается одними глазами. -  Правильно, ничего. Я взяла чистую тетрадь, ручку, открыла первую страницу, посмотрела на нее и закрыла, так и не написав ни одной главы. Прошло много лет, я стала думать о том, сколько людей оставят после себя след. А я - ничего. Кроме того, подруга сказала, что пишу письма хорошие. И вот решила сесть за книгу. О чем она? Это история моей жизни, семьи, друзей. Просто про обычных героев нашей жизни. Например, про соседку Таню, которая одна вырастила 
троих дочерей и дала им образование. Про людей, которые, несмотря на свое горе, продолжают жить и помогать другим. Еще одна важная часть повествования – история болезни. В Международной классификации оно значится как F20 – шизофрения. Это тяжелое заболевание, связанное с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций. В жизни много тяжелых заболеваний. От одних люди вылечиваются, с другими живут всю жизнь. Так же, как и многие болезни, шизофрения бывает разной степени тяжести, и так же, как при других заболеваниях, у больных шизофренией наступает ремиссия. Хорошо, когда близкие поддерживают, следят за состоянием заболевшего человека в период, когда он в отчаянном положении. Тогда есть надежда. Даже не представляю, какова бы была моя судьба, если бы не родители. Но трудно это осознать, еще тяжелее обратиться за помощью, или, как было в моем случае, просто сказать, какая помощь нужна. Я пишу о пережитом в своей книге, пишу о том, что не нужно бояться болезни. Сейчас есть много лекарств, которые могут вывести на нужный ритм. Да, безусловно, он будет отличаться от привычного ранее образа жизни. И я очень долго к этому привыкала. Ты становишься словно маятник. День – все в порядке, день – тебе ничего не нужно, думаешь: «Я все равно инвалид. Ради чего стремиться к жизни?». Я долго не могла это принять. Не хотела пить таблетки, не соглашалась на инвалидность. Но жить на что-то нужно, а работать на полный рабочий день, как это зачастую требуется, я, к сожалению, уже не могу.

Наташина книга – дневник обычного человека, воспоминания о том, как жила обычная семья в обычном городе в непростое время. Родилась в Ташкенте. Отец - строитель, мама – экономист. Как это часто бывает в обычной жизни, они встретились случайно. Оба – из разных уголков Советского Союза. Возможно, никогда бы не узнали друг о друге, если бы не учеба в одном городе.

- Папа очень любил театр, работал там до женитьбы. Бабушка всегда говорила: «Кушать подано» кто угодно скажет, а семью нужно кормить». Так папа пошел в строительный техникум. Его уже нет в живых, но я никогда не забуду, как он устраивал для нас спектакли одного актера, много шутил и часто улыбался. Семья переехала в Туркменистан, где я прожила шестнадцать лет. После развала советского Союза отношение к русским изменилось. Нет, в Туркмении не убивали, как в Узбекистане и Азербайджане, не грозили расправой. Просто не давали русским работать на должностях. Переезд был делом времени. Как в нашей жизни появился Тамбов? Все просто. Папина сестра работала на предприятии, которое после развала Союза перевели сюда. Сначала перебрался отец, потом мама. А летом 1994-го она забрала и меня. Помню, как меня всю ночь провожали одноклассники. Мы пили компот и ели пироги до самого утра. Тамбов встретил нас холодно в плане погоды. Слава Богу, мы никогда не слышали в свой адрес про «понаехавших» и так далее. Выдался холодный июнь, и мне казалось, что Тамбов -  самое холодное место на Земле. В Туркмении снег-то выпадает не каждую зиму, а здесь даже летом можно проходить в ветровке. Это сейчас я к климату привыкла, а тогда было тяжело. Но самое удивительное воспоминание – это «молочка». В Туркмении, чтобы купить молоко, нужно было просыпаться около пяти утра и стоять в очереди. К обеду оно уже скисало, можно было нарваться на несвежий продукт. В Тамбове с «молочкой» не было проблем. И она была очень вкусной.


«Я ПИШУ ОБ ЭТОМ  В СВОЕЙ КНИГЕ»
- Я долго не могла начать писать. Напишешь слово, и кажется - все не то. Но писать было нужно. Хоть слово, хоть черточку, хоть точку. Мне очень помогли утренние страницы. Есть такая книга «Путь художника» Джулии Кэмерон. Один из советов автора – начать писать по утрам. Просыпаешься, и сразу берешься за ручку. Каждое утро – по три страницы формата А4. Даже если мыслей нет, так и пишешь: 
«Сегодня в моей голове совсем нет мыслей, сегодня в моей голове совсем нет мыслей…». Так строчки четыре напишешь, и мысли начинают рождаться сами по себе. Посмотришь в окно: небо, оказывается, голубое, а трава – зеленая. Мысль цепляется за взгляд, и уже рождаются образы. Сначала было очень тяжело. Но потом я начала писать больше. А утренние страницы стали чем-то вроде терапевтического средства.
Писать советовали и психолог, и подруги по курсу написания книг. Психолог порекомендовал Наташе рассказать о своей болезни.
- Это мой опыт прохождения всех этапов заболевания. Моя бабушка говорит: «Не поймешь, пока тебя не коснется». Возможно, книга даст возможность человеку понять что-то, не проходя все эти круги.  Я хочу, чтобы люди не боялись.

- Не боялись чего? – спрашиваю у Наташи.

Она молча смотрит мне в глаза. Затем отвечает

- У каждого свои страхи. Важно не бояться обратиться за помощью к другу, к родителям, к психологам, к врачам, к себе. Я пишу об этом в своей книге.

Я бы ничего не смогла сделать в одиночку. Мне очень помогали родители, друзья, родственники, врачи. Не может человек тащить другого всю жизнь, если это не мать и не ребенок. Да и то не все справляются. А бывает так, что кто-то из них умирает раньше. Это очень серьезный и самый страшный шаг – признать, что тебе нужна помощь. И принять ее. И не просить проводить с тобой все свое время. Долгое время не знали, что со мной происходит. Смерть ребенка, развод, детская травма вскрылась. Я сама вспомнила про нее. Но долго искала психолога, который бы помог мне разобраться, как мне найти себя настоящую. Я отказывалась выходить на улицу, перебирала в уме все ситуации, которые были в жизни, где я сплоховала. Началась депрессия. Спала целыми днями и ночами. Одна знакомая, видя мое состояние и вид, и то, как я разговариваю, посоветовала обратиться к психиатру. Но для родителей – я это прекрасно понимаю – такое решение дается непросто. Каково это - осознать, что твой ребенок заболел чем-то «не таким»? Не таким привычным. Это ведь не ангина. В том, что со мной произошло, я не могу винить других людей, но и писать все в радужных тонах я тоже не могу. Пишу как есть, но без особой грязи. Не могу написать, что необоснованно отношение к психически больным. Ведь есть вероятность того, что больной человек может причинить вред не только себе, но и другим. Было профессиональное выгорание, была деградация. Доходило до того, что я открывала книгу, читала слово, второе, третье, доходила до четвертого и забывала, что было в начале предложения. 

Из репетиционного зала доносится чей-то нежный голос. Актеры прогоняют музыкальные номера. Зовут Наталью. Она просит еще несколько минут. Коллеги подбадривают. Наташа переводит дыхание, будто дает себе паузу, и продолжает:

- Понимаете, психическое заболевание – если человек не болен с детства, а я не была больной – не  развивается мгновенно, как по щелчку пальца. Болезнь «запускается» издалека, из глубины человеческой души, возможно, как у меня, приходит из прошлого и остается надолго. Однажды психолог посоветовал мне выписаться, то есть выразить на бумаге свою боль, пережитые эмоции. Я не справилась с первого раза. Да что там с первого - раз двадцать начинала. Год. Или два. Начинаешь писать, а будто волной накрывает. Но потом стало легче. Пишу о многом, в том числе об опыте лечения в закрытом помещении, о работе с психиатрами. Я поняла одно: не нужно бояться рассказывать про себя. Но и  надо в таком случае быть готовым к разным реакциям людей. Инвалидность – это всегда преодоление. 
Да, у нас ограниченные возможности. Например, я не везде могу работать. Меня не возьмут продавцом, потому что я попросту не могу работать с деньгами. Я пробовала стать риэлтором, бариста, училась на маникюршу, искала подработку в Интернете. Цеплялась за жизнь, как могла. Сейчас работаю дворником. Работа нетяжелая, но поскольку я сова, мне очень тяжело вставать по утрам. Да и к тому же тяжело было из офиса уйти на улицу. Иногда слезы подкатывали, когда выгребала мусор.  Но это все преодолимо. Я чувствую, что меняюсь. Сейчас уже даже могу решать конфликты. Если они  возникают, то думаю, что делать. А ведь и этого одно время не могла. Мне много помогали ребята из «Аппарели», сейчас в моей жизни есть театр «Мы» и радио «Отражение». Это все реабилитация. Благодаря работе на радио я выговорилась и стала разговаривать больше. У меня тогда умер папа, я написала о нем в  репортаже. Когда я проговорила его вслух, почувствовала, как из меня выходит горе. Театр тоже дает раскрепощенность. Сейчас я могу контролировать большинство эмоций, но когда все это только начиналось, были эмоциональные всплески, которые не все понимают и, бывает, побаиваются за себя. Для нас всех это действительно терапия. Человеку нужно творчество, как ни крути. При любом состоянии здоровья.

НЕ БОЯТЬСЯ
- Наташа, для кого это книга?
- В первую очередь для меня. Это тоже терапия творчеством. Надо держать в голове сюжет того, о чем хочу рассказать. Когда я садилась ее писать, были опасения: а что скажут люди? Я же обычный человек, мало кому известный. Особо ничем не выдающийся. Что я могу сказать миру? На этот вопрос ответил мой психолог. Он сказал: «Все, что ты напишешь, будет твоим. Это твой взгляд на жизнь». Сейчас модно такое выражение, как целевая аудитория. Пока я не могу сказать, кто является моей целевой аудиторией. Это книга не для всех, я понимаю. Не в том смысле, что ее кто-то может не понять. Я о другом. Кому-то может просто быть и неинтересно, но на страницах дневника я хочу рассказать о том, как я боролась с болезнью, как искали выход из разных ситуаций мои друзья. Может, не у всех есть люди рядом, готовые помочь, но я надеюсь, что кому-то помогу - не советом, но своим примером, своей историей, своим путем. Не так давно мы были на форуме «Сообщество», разговорилась с одним волонтером. Он сказал: «Знаешь, мне было интересно читать дневник одного человека. Читаешь, вроде все нормально, а потом в один «прекрасный» день он попадает в больницу, и мир меняется. Оказывается, вон 
как бывает. А ты живой и здоровый - и жалуешься…»

С чего начинается год? Для большинства людей с 1 января, с началом календаря. Я решила начать вой год со своего дня рождения, с 11 августа. Первая запись в моем дневнике начнется с этой даты и закончится ей. Как прошел этот год? В моей жизни многое поменялось. Недавно я вышла замуж, обрела новую семью. Работаю над книгой, строю планы, мечтаю, решаю каждодневные вопросы, молюсь, думаю, начала заниматься в психотерапевтическом театре «Мы» уже в качестве актрисы. Я не знаю, сколько людей прочтут мою книгу. Но я хочу, чтобы они увидели в ней главное – ничего не нужно бояться. Все на свете преодолимо. И еще, думаю, самое важное - знать, что есть помощь. Для кого где она найдется, но найдется. Главное - не зачерстветь и понять, что тебе помогают - не «причиняют добро», не оказывают медвежью услугу, а именно помогают - и принять эту помощь. Это тоже очень сложно.

P.S.  Многое из того, что рассказала Наташа, не вошло в статью. Все будет в книге. Последняя страница будет дописана в августе. В это верят Наташа и ее семья. В это верю и я. Дневник выйдет всего в нескольких экземплярах. И мне кажется, что закончится он непременно улыбкой. А может быть, и словами, что все на свете можно преодолеть.

*Встреча проходила до введения режима самоизоляции.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Самое читаемое обсуждаемое
Вконтакте