Востребована ли сейчас в Тамбове редкая профессия обувщика

20 мая, 11:23 Александра Михайлова Прочитали 296 раз
Фото: Александра Михайлова/Тамбовский курьер
Творческий подход к ремонту обуви: Тамбовский обувщик Владислав Цепляев убежден: в его деле практика должна опираться на теорию, а к работе следует подходить творчески и с душой.

ТАЛАНТ И УМЕНИЕ

Кто не бывал в обувной мастерской? Стерлись набойки, заклинила «молния» или ботинки начали «просить каши», - народ спешит к ним, к гуру ремонта. А что мы, обычные горожане, знаем о тонкостях их дела? Говоря мягко, мало что.

Владислав Цепляев, обувщик с тридцатилетним стажем, заявляет:

- Профессия эта очень интересная, творческая. В работе не бывает ничего одинакового. Не то что машинально – тут зашил, тут вставил. Нет. Всякий раз учитываются особенности обуви, в ход идут разные приемы и тонкости. Нужно иметь руки, голову и, конечно, любить свое дело. Человек всегда должен быть увлечен тем, чем занимается.

ЗОЛОТЫЕ РУКИ

Вообще, то, что в объектив «Тамбовского курьера» попал этот интересный собеседник, случилось неожиданно.

- Вы напишите про Владислава Вячеславовича, - посоветовала его соседка. – Он занимается ремонтом обуви. У него золотые руки. Порой такую «дрань» приносят, а он сделает так, что пара заиграет. Сама видела!

Эта импровизированная «реклама» заинтриговала, и я напросилась к засмущавшемуся специалисту на интервью.

Мастерская Цепляева – небольшая продолговатая комната на первом этаже многоквартирного дома. Почти все пространство занимают стеллаж, шкаф, тумбочки. Киваю на одну из них, где стоит гомонящий телевизор:

- Похожа на мою, которую мой дедушка делал.

- А эту мой дедушка делал, - поддерживает хозяин. – И стол.

Этот рабочий стол завален инструментами. Сапожный молоток, пассатижи, ножницы, ножи, шила, крючки, клей – чего только нет! Рядом – швейная машинка, специальная, для обуви. Мой собеседник – человек скромный, немногословный, как и большинство рукодельников. Зато дело у него спорится. Мужские ботинки, на которые он прикрепляет набойки, Цепляев вертит как игрушки.

- Это дело самое простое, незатейливое, не требующее особых знаний и опыта, - поясняет обувщик. – Чаще всего такое и приносят в ремонт: набойки поставить, «молнии» поменять, дыру залатать.

А случаются задачки и позаковыристей. Порой Владислав Вячеславович нарочно берется за что-нибудь экстраординарное – ради интереса.

- Каждая работа по-своему увлекательна, начиная от смены деталей и заканчивая растяжкой голенища, - делится мастер. – Бывало, я брался за такое, чего в Тамбове никто не делает. Например, согласился одному хорошему знакомому сапоги стрейч ушить. Очень трудоемкая, проблемная работа. Затрачивается много времени, но это интересно чисто для себя: что получится. Однажды принесли ботинки. После неудачного ремонта хозяин хотел их выбросить, а его жена обратилась ко мне. Посмотрел: латка стоит – страсть Господня! Не знаю, кто и почему так сделал. Я помудрил над ними, так что заказчик потом искал там следы починки.

СЕКРЕТЫ УСПЕХА

Мой собеседник прямо называет свою профессию бесперспективной и жалеет о том, что она вымирает. Рынок завален обувью на любой вкус и кошелек. Частники, предлагающие услуги по ее ремонту, выживают кто как может, даже берутся параллельно ключи делать. Какой уж тут успех? А он не в денежном эквиваленте исчисляется, его шкала измерения – качество. Чтобы достичь высот, в любой сфере важны учеба и опыт, усердие и любовь.

Цепляев начинал с прошивки валенок. Дело было еще в шестом классе. Однажды крючком палец насквозь проткнул. Тут дед и напророчил: «Сапожником будет». Кстати, профессия обувщика довольно травмоопасная. У доки Владислава Вячеславовича и то фартук весь в порезах. Когда набойки вытачиваются по размеру, нож частенько соскальзывает и чиркает по чему придется. Но риск – дело благородное. Тем более ради блага людей.

Ближе к выпуску по школьной программе Владислав проходил курсы на учебно-производственном комбинате. К профессии пригляделся, но все-таки не видел ее своей. Поступил работать на «Ревтруд».

Потом была армия. А как вернулся – тут перестройка, у заводов и без отлучавшихся специалистов проблем стало полно. На счастье, встретил молодой человек свою бывшую учительницу, которая пригласила его в ателье «Люкс». Так и нашло дело мастера. Год он учился у прославленного на весь Союз Александра Жидеева и получил разряд.

- Кажется, что ничего особенного в этом деле нет, но нужно много знать, - говорит специалист. – Мы учили технологию изготовления обуви, сдавали экзамены. Теперь этому, к большому сожалению, не учат. Мастера начинают выдумывать, как сделать элементарные вещи, а в конечном счете изобретают велосипед. Ведь эта работа изначально продумывалась, есть теория, учитывающая предыдущий опыт. Раньше, если на фабрике выпускалась новая обувь, то сначала изготавливалась пробная модель, которая постепенно доводилась до ума. Только потом делались лекала, и обувь шла в производство. Сейчас все упростилось, люди спешат, экономят. Но быстро хорошо не сделаешь. Порой покупатель берет обувь: вроде все при всем, а неудобная. Потому что сделано не по технологии. Одно время я работал на точке. Там сами ничего не знают, а еще берутся натаскивать учеников. Это неправильно. Нужно вникать в сами основы, в разные мелкие нюансы, чтобы понимать, что для чего делается. Лично мне намного проще, имея базу с того времени, заниматься обувью сейчас. А с практикой у каждого мастера наберутся свои тонкости и наработки.

ПРЯМО НА ГЛАЗАХ

Наш разговор прерывает дама. У нее сумка «закапризничала»: оторвался плечевой ремень. Мастер оставляет аксессуар у себя, подбирает синие нитки в тон материалу – и за дело. На моих глазах он ловко орудует крючком: с натиском протыкает кожзам и протаскивает нить. Оказывается, для такой работы нужна еще и сила.

Через четверть часа возвращается заказчица и выносит свой вердикт: «Прекрасно!».

- Приятно, когда люди радуются, благодарят, - признается мастер. – Сам испытываешь удовлетворение, что ты смог это сделать.

По наблюдениям нашего героя, многие не догадываются о том, что вышедшие из строя вещи можно починить. А еще часто сами виновны в их «капитуляции».

- Обувь нужно просушивать, необходимо пользоваться кремом, причем правильно его наносить. Я вот держу коробочки по 22 рубля, это один из самых хороших кремов. Когда приносят совсем «убитую» обувь, я смазываю ее в качестве приятного бонуса.

ЧЕРЕВИЧКИ

Уверенность мастера в своих действиях подкупает. Поэтому, пользуясь случаем, спрашиваю про свои «черевички» (за красоту я прозвала этим гоголевским словом свои весенние полуботинки).

- У меня вот бордовые, чем их-то смазывать? Крема такого цвета не бывает.

- Глицерином пользуйтесь. У вас хорошая обувь.

- Хорошая-то, хорошая, да жутко неудобная. У меня ноги устают в этих ботильонах, я хожу в них на цыпочках. А можно такой дефект как-то исправить?

- Снимайте, - командует мастер и на ходу дает консультацию: - Супинатор здесь хороший, но короткий. Он под каблук высотой два сантиметра, а ваш – все четыре. Я прямо вижу, упирается на носок. Когда покупаете, смотрите, чтобы под носком помещалась шариковая ручка. Тут, конечно, надо все вытаскивать.

Не идти же босой. Но добрая новость о возможности коррекции уже сама по себе воодушевила. И через какое-то время я вернулась к Цепляеву с заказом. Еще раз осмотрев обувь, мастер предложил укоротить каблук и, основательно примерив, насколько это надо сделать, отпустил меня с миром.

Когда я, наконец, увидела обновленные черевички, очень удивилась:

- Отлично! Как будто так и было!

Укороченные каблучки были оформлены аккуратнейшим образом – любо-дорого посмотреть. Примерила ботильоны и согласилась: действительно, так намного лучше. На мою благодарность мастер отвечал вежливо, но застенчиво. Таланты очень часто скромны.

Я же вышла из мастерской в черевичках: не терпелось прочувствовать их новое качество. Упруго ступая и глухо стуча по асфальту новыми набойками, еще раз убедилась, что новый знакомец меня просто выручил. По своей доброте и благожелательству.

Народная мудрость гласит: ноги – корень здоровья. Значит, обувь – его прямая защита. Она бывает разная, может служить знаком национальной принадлежности, статуса и достатка, подчеркивать индивидуальность своего владельца. Но все-таки главное – она должна быть удобной и ухоженной. Это залог красоты, престижа и, наконец, хорошего настроения. Если же в процессе эксплуатации что-то пошло не так, всегда есть возможность устранить дефект, а то и превратить его в эффект. Эту миссию и берут на себя немногочисленные в Тамбове обладатели редкой профессии обувщика.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное