Параспортсмен из Тамбова стремится к медийности не ради личной славы

10 декабря, 16:00 Юлия Бардакова Прочитали 334 раза
Фото: Из личного архива Максима Терехова
Максим Терехов уверен, что для развитие адаптивного спорта необходимо повысить доходы тренеров.

Спорт без границ?

В конце сентября в Алуште проходил Кубок России по пауэрлифтингу среди лиц с поражением опорно-двигательного аппарата. Тамбовская команда из одиннадцати параспортсменов выступила более чем достойно и заняла первое командное место. Если бы не один из членов команды, Максим Терехов, возможно, большинство никогда и не узнали бы об этом. Ведь адаптивный спорт не самое популярное явление. Но Максим стремится к медийности. И не ради личной славы, а во имя развития адаптивного спорта в регионе.

– Вы много инвалидов на колясках на улице видели? А в автобусе? – горячится собеседник, пытливо заглядывает мне в глаза и резко ударяет ребром ладони по столу.

Прозрачная чашка с темно-рубиновой, почти черной, жидкостью вздрагивает. Фантастически ароматный кенийский чай с имбирем еще долго перекатывается волнами в миниатюрной посудине.

– Нет! – сам себе отвечает Максим. – Но не потому, что их нет. А потому что в автобус не попадешь!

Максим вспоминает, как он организовывал для друга, инвалида-колясочника, благотворительный концерт, и они вместе решили проехать по городу на автобусе. Специально дождались низкопольный, предназначенный для тех, кого принято называть маломобильными. На просьбу опустить пандус водитель ответил удивлением и просто потрясающей фразой: «Там ключ специальный нужен, а у меня нет».

– Жаль, у меня фотика не было, сфотографировать чтобы все это, – сокрушается Максим.

Когда водителю стали объяснять, что низкопольный автобус на городских улицах для того и предназначен, водитель сказал, что «такие» в Тамбове не ездят, а мамочки с колясками умудряются и так залезть. В конце концов помогли неравнодушные пассажиры: подняли коляску с Сергеем в салон.

– Говорят, что нас нет, потому что нет инфраструктуры, – уверен Максим. – Часто водители просто не тормозят на остановках, когда видят колясочника. Ведь надо тратить дополнительное время, а для автобусников оно – деньги. В принципе ему и остановиться-то не дадут: не только «обсигналят» со всех сторон, но могут и просто запереть его в этом остановочном кармане, – Максим задумывается: – Нет у нас этой культуры общения, понимания.

Параспортсмен уверен, что такое отношение к инвалидам – наследие советского прошлого, когда считалось, что в стране инвалидов нет. Это касается и бытовых вопросов, в том числе специализированной обуви:

– Что можно получить за те деньги, которые нам выделяют? Эту обувь носить невозможно. Снимаешь ее, придя домой, и думаешь: зачем я ее только надевал? Поэтому я покупаю сейчас сам в магазине. А корсеты? А протезы? Человек ходит на них и получает реальные увечья! Этот протез не дышит, не пропускает влагу. Да и хватает его ненадолго.

Параспортсмен признает, что социальные объекты в Тамбове стали более или менее доступны:

– Но я хочу ходить в спортзал, в кино, в театр, в кафе! В парикмахерскую, в конце концов! А девушки – еще и на всякий там маникюр. Пройтись от поликлиники до дома – это не вся жизнь!

Максим не прячется ни от кого и не стесняется быть на виду. Он организует круглые столы, посвященные жизни инвалидов и организации доступной среды, участвует в общественной жизни, в концертах. Он член Молодежного совета при Тамбовской городской Думе. У него много друзей и соратников среди сверстников. Руководители города и области тоже хорошо его знают. Но есть и такие, кто ему прямым текстом говорит: «Что тебе надо? Пенсию по группе какую-никакую платят. Сиди дома и не высовывайся. Что ты вечно везде лезешь?».

– Я не знаю, не знаю, почему так! – почти шепотом кричит Максим. – Я могу раз в год ходить на концерты ко Дню инвалидов и говорить, что все хорошо! В прошлом году меня пригласили выступить на мероприятии в больнице имени Архиепископа Луки, рассказать родителям детей-инвалидов, чем могут заниматься их дети. Я сразу сказал, что согнать людей в одно место – это обязаловка.

Максим нервно смеется и рассказывает, что, вопреки ожиданиям организаторов, много говорил «не по программе». Критики параспортсмена заслужил и адаптивный спорт региона. Надо сказать, что его самого в пауэрлифтинг буквально за руку привела тамбовский тренер Светлана Привалова. Но Максим говорит, что в нашей области финансируют поездки на соревнования только перспективных спортсменов, показывающих высокий результат. Поэтому и приходится «побираться» – постоянно искать спонсоров, причем не для себя, а для всей команды.

Есть у адаптивного спорта и такая проблема, как нехватка профессиональных тренеров. Ведь он должен быть адаптирован для людей с ограниченными возможностями здоровья, причем для каждого – по-своему. А те тренеры, что есть, вынуждены совмещать адаптивные тренировки с основным местом работы. Здесь как вариант выхода из ситуации Максим видит достойную оплату труда таких тренеров, чтобы не пришлось разрываться.


  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное