Эхо прошлой жизни

24 октября, 10:54 Анна Мещерская Прочитали 253 раза
Фото: Фото из архива Татьяны Рязановой
Как найти свое прошлое и изменить будущее? Детективная история о минувшем одного тамбовского села.

Татьяна Рязанова сидит возле стола. На дне выдвижного ящика – стопка бумаг, обрывки писем, фотографии. Сначала все это кажется малопонятным. Но история редко молчит. На сей раз прошлое заговорило. 

Эти бумаги обнаружили в школе, разбирая коробку бывшего учителя истории в школьном музее. На обрывке листа карандашом начерчен вопрос: «Почему село называется Зиновка?». И сразу же ответ: «Село названо по фамилии помещика Степана Степановича Зиновьева». Дальше пояснение, что последний владелец имения, полный тезка своего предка Степан Степанович Зиновьев,  «жил в Санкт-Петербурге на Васильевском острове, дом 19. Я был у него в марте 17-го года, но он сбежал». Позже выяснится, что камер-юнкер, статский советник в Министерстве внутренних дел Степан Зиновьев, к началу революции восьмидесятилетний старик, никуда не сбегал. На момента визита Хомякова И.И. из Тамбовской губернии он доживал свои дни на даче в Сочи, где умер в 1918 году...

Для историка Татьяны Рязановой, жительницы села Никольское Токаревского района, а когда-то той самой Зиновки, этих обрывочных сведений оказалось достаточно, чтобы начал разматываться клубок, над разгадкой секрета которого она билась несколько лет.

- Я родилась неподалеку от разрушенной церкви. Старожилы ее еще помнят  Николаевский  храм. Зиновьевы во всех своих имениях возводили храмы в честь Николая Угодника. 

Каменную церковь в Зиновке построит Василий Николаевич Зиновьев в 1809 году, в этом же году будет сформирована усадьба. До 2019 года дожил лишь барский дом и несколько дворовых построек. Церковь взорвали после войны. Если бы мне, студентке истфака, в восьмидесятых годах кто-то сказал, что я буду изучать дворянский род  Зиновьевых, не поверила бы ни за что. Это просто фантастика.

Фантастика начнется чуть позже. С рождением внука Татьяна Рязанова начинает осваивать Интернет, а вместе с ним появляется желание узнать чуть больше о прошлом родного села. Собирать информацию приходилось с щепетильностью сыщика. 
- Любой житель села вам скажет: раньше эти земли принадлежали помещику Зиновьеву. В народном представлении Зиновьевы кажутся одним человеком, несмотря на то, что за полтора столетия сменилось несколько поколений. 

Во владение Зиновьевых богатые земли Центрального Черноземья передала во  время своего правления Екатерина II. По фамилии владельца поселение назвали Зиновкой, позже оно получило название Ново-Никольское. Преимущественно Зиновьевы жили в Санкт-Петербурге, имения посещали наездами. К слову, их было шестнадцать. Они были по всей стране: в Санкт-Петербургской, Ярославской, Тверской, Саратовской, Новгородской, Костромской, Полтавской, Орловской, Курской, Нижегородской, Харьковской, Рязанской, Тульской губерниях. В начале XX века  построена дача в Сочи. На сегодняшний день практически ничего не сохранилось  из построек ни в одном бывшем имении...  
Но остались ли потомки? 

Дальше - снова поиски. От одного имени к другому. И снова обрывочные фразы... Случайно найденные бумаги бывшего учителя истории с уже знакомыми именами. Потом случилось практически чудо. На аукционе кто-то продает дореволюционную открытку с надписью: «Степан Степанович Зиновьев и его супруга Мария Николаевна Обухова выдают замуж свою дочь Екатерину за Александра Дмитриевича Заботкина». Появляется новое имя. Кем был Заботкин и какова его судьба? Пока Татьяна Рязанова ищет хоть какую-то информацию, на другом конце света, в Аргентине, о судьбе своего деда думал его полный тезка, Александр Дмитриевич Заботкин. 

На другом конце планеты

Александр Заботкин себя называет русским, несмотря на то, что в России его считают иностранцем. Формально так оно и есть: потомок дворянского рода Зиновьевых Александр Заботкин родился в Аргентине. 

Заботкины покинули Россию в 1919 году. Собирались то ли в спешке, то ли надеялись, что власть Советов окажется недолгой. Из вещей взяли с собой немного одежды, документы и семейные иконы. Александр Дмитриевич потом скажет, что его семья дважды потеряла все: во время революции, вынужденная бежать в Сербию, и после Второй мировой войны, когда, вновь забрав с собой иконы и документы, Заботкины оставили все и эмигрировали в Аргентину.

Грузовое судно до Южной Америки шло практически месяц. Только в нижнем трюме находилось около пятисот человек, много детей и стариков. Еды и питьевой воды практически не было, равно как и элементарных бытовых удобств. Умерших сбрасывали  прямо за борт.

Кто добрался до материка, едва ли верил в свое счастье. Хотя Аргентина оказалась  куда гостеприимнее Европы. В портах действовали специальные комиссии, оформлявшие документы, что делало прибывших фактически гражданами страны. Правда, для испаноговорящих аргентинцев многие русские фамилии оказались не только непроизносимыми, их не могли даже написать. Вместо них в документы вписывали испанские имена, так умирали старинные русские фамилии... 

Работу можно было получить прямо в порту. Брались на любой заработок, лишь бы купить еду и получить крышу. Заботкины приехали в Аргентину большой семьей, не захотела расставаться с господами и старая няня. Жили в небольшой комнате, примерно три на три метра. Многие женщины в силу возраста не могли работать. Дома говорили преимущественно на русском, но еще учили французский и английский. 

Женщины много молились, мужчины часто прикладывались к алкоголю...   Кварталы были похожи на интернациональные семьи: евреи жили рядом с мусульманами, здесь же православные русские, протестанты и католики. 

- Мечтали ли бабушка и дедушка вернуться домой, в Россию? Всегда! До конца своей жизни. Мне кажется, они всегда верили в то, что однажды все закончится. Приехать в Россию удастся только внукам после развала Советского Союза.

 Александр Заботкин получил образование военного инженера, так же, как его отец и дед, служил в армии. Теперь у него собственное дело – пожарная компания в местечке Кордово в центре Аргентины.  Впервые в Россию приехал только в начале девяностых, но прежде в составе аргентинского посольства Москву посетил его младший брат, Николай. И связана с этим одна необычная история.

Николай поселился в столице. На протяжении нескольких дней заходил в один и тот же магазин. Как-то раз, разговорившись, продавец спросила:

- Знаменитая актриса и балерина Ольга Заботкина кем Вам приходится?

- Я не знаю, - ответил тот. – Фамилия одинаковая. 

Эту историю Николай рассказал в семье после возвращения в Аргентину. Решили разыскать артистку. Но сделать это оказалось не так просто. Ольга Заботкина, балерина и актриса, известная по роли Кати Татариновой из фильма «Два капитана», в 1980 году выходит замуж за поэта-пародиста Александра Иванова. Фамилию сохраняет, но оставляет сцену и полностью погружается в дела мужа. Найти ее помогает работница театра, случайно сохранившая домашний телефон. Ольга Заботкина оказывается тетей Александра и Николая, представительницей ветви Заботкиных, оставшихся после революции в России.

Два мира и одна история 

- Я многое знал о своей семье (Прим. ред.: Заботкиным удалось установить свою родословную с 1375 года), но никогда не представлял, что могу найти что-то в далекой и малоизвестной для меня Тамбовской области, - говорит Александр Заботкин.

Тамбовская область станет одним из немногих регионов, где хоть что-то удалось сохранить от бывшего имения. Александр Заботкин приехал в Зиновку по приглашению Татьяны Рязановой. Впрочем, и их история знакомства сродни настоящему чуду. 

- На тот момент я уже знала, что дочь Степана Степановича Зиновьева Катя вышла замуж за Александра Заботкина. Об их судьбе, как и судьбе их потомков, еще предстояло узнать. Я решила попытать счастье в Интернете. Чем черт не шутит? Ввожу в поисковую строку нужное имя и вижу: «Александр Дмитриевич Заботкин. Аргентина». Дальше несколько интервью, среди которых небольшое видео, где немолодой мужчина рассказывает о своей семье, упоминая, что по линии бабушки является потомком генерала-фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова». А я говорю в монитор: «Нет, Александр Дмитриевич, Вы не только потомок Кутузова, но и потомок Зиновьевых...».

Татьяне Рязановой чудом удается связаться с Александром Дмитриевичем. Отправляет ему письмо, и уже через несколько месяцев он едет «домой»: седьмой раз в Россию и первый раз в Тамбовскую область.

Александр Заботкин признается: для него визит в Тамбовскую область, словно путешествие в прошлое. От былого убранства остались только стены и воспоминания. 
Сам барский дом был двухэтажным, деревянным, обитым берестой. Во дворе находился флигель с летней кухней. Большой пруд, где водились голубые раки и золотые караси. Липовые и еловые аллеи вдоль дома и невероятный по красоте барский сад. В Зиновку частенько заезжал друг Степана Степановича основатель города-курорта Сочи Алексей Сергеевич Ермолов, здесь же он крестил свою дочь Машу, ставшую впоследствии первой женщиной-пожарным в Российской империи.

После революции второй этаж дома разобрали, первый отдали под общежитие. Спустя годы бывший барский дом переделали в правление колхоза, в девяностые в здание заехало очередное ООО, а после его ликвидации здесь остановилось время.

- Сейчас дом словно «летучий голландец», - говорит Татьяна Рязанова. – Его нет ни на одном плане, ни на одной карте. Документально его не существует. Что станет с ним? Идеи есть, но будут ли они реализованы когда-то – покажет будущее.

-  У меня русская фамилия, кровь, корни и, конечно, душа. Я православный человек, - говорит Александр Заботкин. - Мои предки в Аргентину из всего своего имущества привезли только иконы, которые и по сей день представляют семейные реликвии. На свои средства я построил в Кордово православную часовню и перенес из Буэнос-Айреса прах предков на ближайшее кладбище. Очень хочу на месте взорванного храма в Ново-Никольском тоже построить похожую часовню в память о своих родственниках.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное