ЛитКульт, Или феномен русского рока

20 августа, 15:57 Юлия Бардакова Прочитали 582 раза
Фото: Анна Мещерская
Почему нас сравнивают с «Нашествием», а в русском роке слова важнее музыки, куда переедет фестиваль и поддержит ли региональная власть "Чернозем-2020".

Больше недели Тамбов живет без Чернозема. Но ленты соцсетей по-прежнему пестрят фестивальными фотографиями и восторженными отзывами. Пользователи из Чебоксар, Саратова, Москвы и десятка других городов обмениваются комментариями и воспоминаниями. Но геометка на фотках всегда одна – Татарский вал.

Бывалые «черноземцы» говорят, что место это для фестиваля почти сакральное. Правда, похоже, что в следующем году «прописку» изменят. Ведь неожиданно для скептиков и даже отчасти для организаторов «Чернозем» стал настоящим «Черноземищем». Кстати, организаторы уже назвали дату «Чернозема-2020»: 14, 15 и 16 августа. Это означает самое главное: самому душевному событию в следующем году быть!

Куда переедет фестиваль, какая поддержка будет от региональной власти, почему нас сравнивают с «Нашествием», а в русском роке слова важнее музыки – обо всем этом «ТК» расскажет в сегодняшнем материале.

Не почивать на лаврах

На сцене настраивает аппаратуру группа «КняZz», а журналисты нетерпеливо обступили губернатора Александра Никитина и одного из организаторов и идейных вдохновителей «Чернозема» Сергея Белозерова. Вопросов много, а времени для ответов – строго по регламенту.

Самое главное, что волнует всех журналистов, – будет ли и дальше региональная власть поддерживать «Чернозем». Кстати, об этом меня накануне спросили и гости из Сибири: «А правда, что у вас власть финансово помогает фестивалю?». А гости из Самары пожаловались, что у них из-за позиции власти закрыли в 2013 году фестиваль «Рок над Волгой». Правда, в следующем году обещают его возобновить.

– Количество не всегда определяет качество, – уверен Александр Никитин. – Но если говорить о качестве, то здесь, как мне кажется, проблем у «Чернозема» нет. Разве он не стал первым в стране? Интерес, который все эти пять лет проявляют к «Чернозему», доказывает, что рок-фестиваль конкурентоспособен. Мы как организаторы не только создаем комфортные условия для артистов, но и заботимся о зрителях. Это событие действительно душевное, потому что с самого момента создания идет от души.

Напомним, что в момент появления фестиваля именно мнение губернатора сыграло не последнюю роль в том, чтобы «Чернозем» состоялся.

Сегодня в нашей области много культурных и гастрономических событий. Одни из них, как Покровская ярмарка, имеют международный масштаб. Другие – фестивали кваса, хлеба, свеклы – дальше своего района даже не претендуют. С одной стороны, как считает губернатор, распыляться, конечно, нецелесообразно. Ведь это финансовые затраты. Но вместе с тем область должна растить свои таланты. И это не высокопарные слова.

– Когда наши самородки выходят на Первый канал, мы начинаем помогать их родителям, наставникам. Но это неправильно. Маленькие фестивали и помогут выявлять больше талантов именно на той стадии, когда мы должны оказывать поддержку, а не почивать на лаврах вместе с победителями. Если посмотреть на историю вопроса, на старте мы не всем помогали.

Здесь не уместны количественные установки: сколько фестивалей должно быть в каждом муниципальном образовании, считает Александр Никитин. Кто мог девять лет назад предположить, что «Атмановские кулачки» обретут такую популярность во всей России и войдут в ТОП-200 лучших событий года по стране?

В этом году «Чернозем» совпал по дате с другим масштабным музыкальным фестивалем – «Песнями над Цной». Как отметили организаторы обоих событий, это прекрасно, что на Тамбовской земле проходят такие разноплановые музыкальные мероприятия. Однако между собой они не конкурировали и не соперничали за зрителя: у фестивалей по определению разная целевая аудитория.

Заложники душевности

Александр Никитин однозначно заверил, что администрация области и дальше будет оказывать финансовую поддержку «Чернозему». Наш фестиваль многие сравнивают с «Нашествием», и, по мнению гостей из других регионов, это не в пользу последнего. Павел из Липецка признался, что еще два года назад он ездил на рок-фест в Тверскую область. Тогда поездка обошлась ему почти в сто пятьдесят тысяч. На «Чернозем» в этом году – в этом году в десять раз меньше.

Дело в том, что место на парковке на тамбовском фестивале представляется бесплатно при наличии билета, а цена места для палатки до смешного символична – пять рублей. Именно так, и это не опечатка. Душ, туалеты, холодная вода и кипяток – тоже бесплатно. Ведущий третьего дня, известный видеоблогер и журналист Юрий Дудь даже пошутил со сцены:

– Мне многие знакомые говорили: «Юра, сгоняй и убедись, что в Тамбове на фестивале кипяток действительно стоит ноль рублей!»

Сергей Белозерев подчеркнул, что самое душевное событие года не уйдет «в бизнес»:

– У каждого своя система ценностей. У всего должны быть просчитанные рамки. Но наше мнение как организаторов – грех брать деньги за питьевую воду. Это не правильно. У нас и так каждый год дорожает место в палаточном лагере, – пошутил организатор, – с одного рубля до пяти. На следующий год будет шесть. Это тоже своего рода коммерция. Мы, конечно, могли бы брать деньги за автостоянку. Но мы уже заложники формата душевности и нисколько не грустим об этом. Было бы нечестно по отношению к нашему зрителю предавать эти принципы. В нынешнем году, когда стартовала продажа билетов и не был объявлен еще ни один артист, у нас уже больше половины билетов было продано. Значит, люди едут сюда не на артистов, а на атмосферу.

Организатор также высказал принципиальное мнение: «детских» билетов на «Чернозем» не будет. Так же, как и детской зоны с аниматорами для тех, кто приезжает на фестиваль всей семьей.

Есть у «чернозема» и свои сложности. И пока организаторы не знают, что с этим делать. Дело в том, что фестиваль растет, и ему тесно на тридцати пяти гектарах. Вырос, кстати, «Чернозем» с пяти гектаров. И в этом причина ограниченного числа билетов: никаких маркетинговых шагов, только ограниченность территории.

– Мы ищем площадку минимум пятьдесят гектаров. Хотя, конечно, можно на старую площадку загнать под пятьдесят тысяч зрителей. Но что это будет? – говорит Сергей Белозеров.

Надо подумать не только о зрителях, но и об обслуживающем персонале, о тех, кто обеспечивает на «Черноземе» безопасность. Организаторы, признаются, что очень сложно строить сцены фестиваля и жалко потом это все разбирать. Поэтому есть мысль обустроить отдельную рок-деревню, чтобы смонтировать там стационарные объекты. Потом этот импровизированный городок может свободно служить новой площадкой для праздников.

– Татарский вал – такого почтового адреса раньше не было, – улыбается Сергей Белозеров. – К сожалению, пришла пора нам отсюда уходить. Мы это прекрасно понимаем. Где будет новая площадка «Чернозема», пока не знаем. Ищем место.

В продолжение этой темы, Александр Никитин напомнил, что Татарский вал – это не только площадка за автовокзалом. Общая протяженность земляного вала – больше семидесяти километров. К сожалению, сегодня уцелело всего двенадцать–пятнадцать километров. Но и это дает шанс не менять сакральную геометку.

Синий совочек

Для один рок-музыкантов Тамбов – привычная площадка. Для других – неожиданное открытие. «Северному флоту» есть с чем сравнить пятый «Чернозем». Группа уже выступала на Татарском вале в 2015 году.

– Меня как музыканта волнует техническая сторона вопроса, – говорит Александр Леонтьев. – Не могу сказать, что удивило, что мне было приятно, что еще на первом фестивале по технике здесь все замечательно звучало, все было красиво. Мне плевать на гримерки и прочие бытовые условия, но если по звуку все тип-топ, значит, организаторам небезразличен их фестиваль. Если звук «кривой», для уважающего себя музыканта это то же самое, что для талантливого художника рисовать кошачьим хвостом.

Напомним, что группа основана музыкантами группы «Король и Шут» в 2013 году после смерти Михаила Горшенева. Выбором названия для группы послужила одноименная песня «Короля и Шута» из альбома «Бунт на корабле».

На «Черноземе» лидер «Северного флота», кстати, получил самый необычный, по его словам, подарок от поклонников. Им стал обычный синий пластиковый совочек. Музыкант уточнил у дарителя, не потому ли такой подарок преподнесен, что тот считает музыку группы, мягко говоря, мусором. Поклонник сказал, что нет, но значение подарка так и не уточнил.

Шесть лет назад, в августе 2013 года группа занялась работой над дебютным альбомом, который был посвящен памяти Михаила Горшенева. Весь музыкальный материал, который музыканты успели подготовить для нового альбома «Короля и Шута», был написан Александром Леонтьевым и стал основой для дебютного альбома «Северного Флота». Предполагалось, что группа будет играть на концертах не только оригинальный материал, но и знакомые и любимые песни «Короля и шута». Однако в 2014 году стало известно, что Андрей Князев запретил группе исполнять сочиненные им композиции. Таким образом, число песен «КиШа», перешедших в репертуар «Северного флота», значительно сократилось.

Говоря о многочисленных выступлениях на разных рок-фестах, Александр Леонтьев подчеркивает, что формулировка «фестивальный чес» – это не про них. А еще группа принципиально не играет на корпоративах:

– За лето у нас пять-семь фестивалей. Есть группы, которые принципиально играют на всех. Мы – нет. Есть определенные колебания по численности зрителей, но однозначно могу сказать, что фестивали не мельчают.

Неожиданно кто-то из журналистов спрашивает:

– Рок сдох?

– Да, – даже без секундной задержки спокойно отвечает музыкант. – Но еще не пахнет. Есть вероятность, что кто-то найдется с дефибриллятором.

Лидер «Северного флота» спокойно относится к новым течениям в рок-музыке и к тому, что молодежь больше любит это, нежели старый добрый гитарный рок:

– Не будем забывать, что самые успешные рок-группы мира используют в своем музле тяжелый звук. Не надо забывать, что новые стили – всегда фьюжн чего-то старого. Молодняку нужна своя музыка. У них принцип, что при всем уважении к тому же Шевчук он им не нужен. Они молодые и хотят слушать молодых. Это нормальный процесс. Рок сдох, но рокеры живы.

Александр Леонтьев говорит, что для него музыка – это еда. Если есть каждый день холодец, как бы ты его не любил, он тебе быстро надоест. У самого музыканта в плей-листе – винегрет. Там и старые русские рокеры, и что-то современное ритмичное, и олдскульные «Sepultura», «Metallica», «Prodigy».

– Я изысканный музыкальный сыр заедаю помидорами, – одними глазами смеется музыкант.

Вообще в роке для лидера «Северного флота» музыка важнее текстов:

– Ведь так и называется: рок-музыка. Если бы слова были важнее, то называли бы «рок-лирика на аккорды». У некоторых молодых групп сейчас текст, к счастью, не разберешь. Там полный бред. У меня, правда, тоже бреда хватает, – самокритично говорит Александр.

– Ну, у вас еще более или менее, – снисходительно бросает кто-то из метров тамбовской журналистики.

– Спасибо, – смеется музыкант, и вслед за ним раздается дружный хохот коллег бестактного критика.

Тексты с глубоким смыслом, как считает Александр Леонтьев, и есть отличительная черта так называемого русского рока, где много текстов глубоко социальных.

– Я не люблю писать социалку, – признается музыкант. – Потому что это слишком сиюминутно и одномоментно.

А музыка – вечна.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное