"Пространство, свободное от понтов"

31 августа, 15:11 Анна Мещерская Прочитали 605 раз
Фото: Надежда Золотарева
Продолжение "Чернозёма": репортаж о музыке бунта, улетающих в Канзас людях и тамбовском фольклоре.
Много лет назад легендарный Алексей Рыбин написал в не менее легендарной книге "Кино" с самого начала" такие слова:

- ...Музыка сделала нас такими – не похожими на других, чужими среди своих. Это ощущение чужеродности до сих пор во мне, а окружающие это чувствовали и чувствуют, и это вызывало и продолжает иногда вызывать у них недоумение. Гребенщиков как-то сказал, что в те годы рок-н-ролл был единственной до конца честной вещью в этой стране, и я полностью с ним согласен. Только это могло вызвать радость в наших душах. Именно радость – не смех и хихиканье <…> А мы искали эту радость и находили ее. В рок-н-роллах Элвиса и балладах Beatles мы открывали больше смысла, чем во всех тех статьях Ленина, что я законспектировал в девятом и десятом классах школы и на трех курсах института....

Именно это ощущение чужеродности, граничащее с внутренней радостью, дает понимание рок-музыки. И если рок для каждого человека свой, то тамбовский фестиваль "Чернозем" для пятнадцати тысяч россиян навсегда останется не только самым душевным событием года, но и самым "ураганным".

Разговор о важном

"Чернозем" прошел, оставив после себя эмоции с избытком. Этим и спешим поделиться. В прошлом номере вышел репортаж с самого "ураганного" события года. Этот эпитет, судя по всему, привязался к тамбовскому фесту окончательно и бесповоротно. К слову, не успели еще "разгрести" последствия урагана, как в сети, а через пару-тройку дней и в магазинах города появилась новая рекламная продукция фестиваля. Если раньше надпись на фирменных майках, значках и брелоках гласила, что "Чернозем" - это самое душевное событие года, теперь лозунг стал бойчее: "Пережили "Нашествие"? Теперь попробуйте пережить "Чернозем"! Или коротко: "Я пережил Чернозем". Словом, погода решила внести свою лепту в пиар-кампанию тамбовского феста.

Это сейчас хорошо, укутавшись в плед с чашкой чая, шутить, как весело переживали рок-фестиваль. Тогда на поле была другая атмосфера и другое восприятие, особенно у организаторов. Спустя несколько дней после завершения "Чернозема" генеральный продюсер рок-фестиваля Сергей Белозеров признается, что в тот момент организаторы не знали, за что хвататься, то ли последствия ликвидировать, то ли от слухов отбиваться. А их было предостаточно, начиная с того, что кого-то убило молнией, заканчивая уж совсем фантастической историей про человека, которого шквальным ветром подняло с земли и "куда-то" унесло. Видимо, в Канзас…

От домыслов и нарастающих, словно снежный ком, ужасов "Чернозема" помогали "отбиваться" родственники организаторов. Слухи рубили на корню, понимая, что иначе никак. На итоговой пресс-конференции Сергей Белозеров на радость многим подытожил: жертв на "Черноземе" удалось избежать, организаторы понесли только материальный урон. К слову, о нем.

- Если говорить об уроне, то мы его считаем до сих пор. Все наши личные вложения остались на свалке. Пострадало имущество, которое было взято в аренду. Палатки завернуты в узлы, все, что могло размокнуть от дождя, размокло, что не тяжелое - улетело в какие-то дали, а что-то унеслось людьми, воспользовавшимися ситуацией. Быстро среагировали техники. Они отрубили нижнюю кромку баннера "Чернозем", потому что это реальный парус, и он сцену просто начал двигать вперед, - сказал на пресс-конференции Сергей Белозеров.

Развеял продюсер и слух относительно питерской группы Stigmata, которая якобы после начала урагана пыталась сбежать с фестиваля, поспешно собирая свои музыкальные инструменты. По крайней мере, такое видео уже успело появиться в сети, что вызвало бурю эмоций со стороны поклонников. Сергей Белозеров объяснил, что видеозапись была неверно истолкована. Музыканты, наоборот, помогали организаторам справиться со стихией, и если бы не Stigmata, то сцена попросту рухнула.

В целом, и гости, и музыканты остались довольны организацией и проведением фестиваля. Гроза и шквальный ветер не испортили впечатлений от "Чернозема".

В целом, и гости, и музыканты остались довольны организацией и проведением фестиваля. Гроза и шквальный ветер не испортили впечатлений от "Чернозема".

Фестиваль по масштабам проведения и составу музыкантов уже сравнивают с именитыми рок-фестами России. Сергей Белозеров признается, что такое сравнение лестно, однако "нужно чем-то отличаться". Такой "изюминкой" стало общее направление "Чернозема". Фестиваль прошел под эгидой как главное душевное событие года.

- Мы сломали стереотип о том, что рок-фестиваль посещают агрессивно настроенные люди. Здесь царил дух братства. "Чернозем" стал пространством, свободным от понтов.

Будет ли "Чернозем-2017"? Пока организаторы не могут ответить на этот вопрос, однако если к нему и начнут готовиться, то пройдет он под лозунгом как самое душевное, ураганное событие года. К слову, зрителей в следующем году явно поприбавится. Не успела стихнуть гроза, как в социальной сети пользователи стали говорить о готовности посетить Тамбов следующим летом. Ведь вспомнить есть что. Между тем речь идет не только о "молниеносном" завершении фестиваля, но и о его душевности. Довелось во второй день феста вашей покорной слуге сесть в общественный транспорт, предназначенный для зрителей фестиваля. Не успела захлопнуться дверь, как никому не известный юноша тихонько запел про "Черного ворона". Совершенно незнакомые друг с другом люди стали подпевать, а затем затягивать новые народные песни. В итоге, пока доехали до севера Тамбова, исполнили: "Батьку-атамана", "По полю танки грохотали", "Ой, мороз-мороз", "Ой то не вечер" и т.д. Проводница призналась, что за годы работы в общественном транспорте Тамбова такой народный хор она слышала впервые. А говорят, что люди в нашей стране живут не дружно. Бессовестно врут…

Репортаж с Татарского вала

Во время перерыва между выступлениями артистов журналистом удавалось пообщаться с рок-музыкантами. О системном бунте, шоу-бизнесе и политике – "Чернозем" стал площадкой для свободного разговора.

О музыкальных сложностях

Мария "Джетра" Леонова, группа "Тролль гнет ель"

В прошлом номере мы написали, что питерские "тролли" впервые посетили Тамбов. Вышла дезинформация: коллектив – частый гость на тамбовской земле. Приносим извинения музыкантам группы и нашим читателям.

Корр: Состав группы постоянно меняется, как удается так слаженно сыгрываться на сцене?

М.Л.: Это большой труд и профессионализм наших музыкантов. У нас есть замена для всех, в том числе и для главного "тролля". Наша группа отыгрывает около ста концертов в год, поэтому по стране ездят два состава, почти как у "Ласкового мая" (улыбается). Очень важно сказать, что музыканты "Тролль гнет ель" никогда не пишут для себя плей-лист. "Тролль" со сцены объявляет, какой будет следующая песня. Это всегда случайный порядок, основанный на реакции слушателя. Если он устал, мы играем медленнее, если наоборот, то повеселее. Музыканты на концерте держат в голове порядка пятидесяти песен, которые воспроизводят в случайном порядке. Так что быть "троллем" не так просто.

О музыке бунта

Дмитрий Спирин, группа "Тараканы"

Корр: Дмитрий, чувствуете ли Вы ответственность за Вашего слушателя, за ту музыку, которую Вы несете людям?

Д.С.: Каждый выбирает это для себя сам. Со стороны музыкантов группы "Тараканы" мы не чувствуем необходимость эту ответственность нести. Я для себя определил, когда ты на себя ее принимаешь, можно распрощаться с так называемой свободой творчества, начинаешь делать музыку с оглядкой. Мы бы не хотели создавать такую музыку. Наши законодатели постарались, чтобы несмышленых людей на наших концертах не было, либо было минимум.

Корр: Считаете ли Вы рок музыкой бунта?

Д.С.: Да, по-прежнему особенно в России многие люди воспринимают это так. Взрослое поколение, к которому и я причисляю себя, да и люди чуть младше, у которых дети вступили в подростковый возраст, негативно реагируют на увлечение рок-музыкой, что-то запрещают детям, голосуют за санкции относительно рок-музыкантов. Для меня это поразительно. Если такая музыка пугает родителей, то она бунтарская.

Корр: Против чего бунтуют "Тараканы", если бунтуют?

Д.С.: Мы никогда не ставили перед собой цель осознанно бунтовать, не наживали врагов или били мишень. Мы просто сочиняем музыку. Мы не бунтари, не уличные воины или бойцы андеграунда, мы делаем это для того, чтобы нравиться девчонкам. Все это время занимаемся рок-музыкой только из-за этих целей.

Корр: Вам предлагали когда-нибудь стать частью какой-либо политической силы?

Д.С.: Нет пока. Если предложат - я уверен, что это предложение принять не смогу, по крайней мере, в современной России. У меня есть свое собственное представление о том, что собой представляют политические силы и как они функционируют, в том числе и оппозиционные. У меня нет такой необходимости, я денег таких не заработаю, да и амбиций таких нет.

О русском роке и политике

Армен Григорян, группа "Крематорий"

Корр.: Выделяете ли Вы русский рок в отдельную категорию музыки?

А.Г.: К сожалению, после Второй мировой войны мировая музыка, да и во многом киноиндустрия принадлежит англосаксам. Если мы говорим о национальном роке, то он существует, безусловно. Конечно, мы ограничены национальными границами, русский рок занимает какое-то место в мировой музыке, но нет ни одной отечественной рок-группы, которая могла бы претендовать на мировой статус.

Корр: А что мешает российской группе кроме границ?

А.Г.: Мы неправильно распределили свои амбиции после победы во Второй мировой войне. Нужно было вести себя более агрессивно и не давать Черчиллю флаг в руки.

Корр: А сейчас мы правильно ведем себя по отношению ко всему миру?

А.Г.: Сейчас очень тяжело говорить за кого я: за либералов или патриотов. Между нами происходит нездоровая дискуссия, поэтому нужно все-таки выступать за здравый смысл.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное