Сирия. Мир без войны

29 января, 16:41 Анна Мещерская Прочитали 360 раз
Фото: Анна Мещерская
Как с помощью кофе рассказать о мире: московская художница Юлия Латте представила в Тамбове особенную выставку.

Заминированный плюшевый медведь, одинокая учительница в лживо-пустом, полуразрушенном школьном классе, сапер, по-будничному «освобождающий» колодец… Война беспощадна и к подлецам, и к героям. На картинах Юлии Латте – и те, и другие. Еще - надежда. «Сирия. Мин нет», - выставка с таким названием открылась в Музейно-выставочном центре Тамбовской области. Как рассказать о мире и причем тут кофе, разбирался «Тамбовский курьер».

Когда-то

Сафайя Хуссам не отводит взгляд. Будто завороженный, лишь изредка улыбается в пустоту. На картинах перед ним – его дом, далекая и неспокойная нынче родина. Сафайя – будущий медик. В Тамбов приехал несколько лет назад. На русском говорит практически без запинки.

- Когда я зашел и увидел это – был в шоке. Как можно таким образом объяснить, что происходит там?

Юлия Латте поясняет: сюжеты на картинах подлинные. За основу взяты кадры из документальной хроники, фоторепортажи российских журналистов, истории военных. Лишь на некоторых картинах эмоции усиливают детали… Вот сапер держит в руках заминированного плюшевого медвежонка – символа подлости, как потом назовет его Юлия. На заднем фоне - детские рисунки. В изначальном варианте их не было. Нарисовать мир и радость этого мира художница просит своих маленьких детей.

- Так правдивее, - поясняет девушка. Смолкает на несколько секунд, а затем добавляет, - Очень много заминированных вещей, опасность сопровождает повсюду: игрушки, настольные лампы, кошельки, небольшие сумочки… Это настолько подло, настолько нечестно…

Спасают саперы. Их работе посвящена почти половина картин. Причин тому несколько, в том числе и личная. В семье Юлии – два поколения саперов, работавших над разминированием территорий в годы Великой Отечественной войны и Чеченского конфликта.

Работа «Основа жизни» - о буднях, приближающих мир. Вокруг сапера, проверяющего колодец, толпятся женщины. Картина немного фантастическая, предваряя вопрос, говорит девушка. В реальности никто не подпустит мирных жителей так близко к работающему военнослужащему. Но на «искажение» Юлия пошла сознательно:

- В этой картине было так важно показать, насколько значима вода, вода как основа жизни на Земле. Женщины застыли в ожидании, что вот-вот все будет хорошо, что они смогут взять эту воду, что будет жизнь.

 «Надежда на будущее» - картина о мире с предлогом «без»: без войны, боли, ужаса и разрывающихся снарядов. Молодая учительница в пустом полуразрушенном классе. Она мечтает, что когда-нибудь дети снова будут приходить на уроки, выводить буквы, складывать цифры, задумываться над историей, которая все-таки должна учить. 

Аромат искусства

Картины Юлии Латте пахнут домом. Если быть совсем точным, то кофе. Это даже не метафора, а данность. Искусство кофеграфии девушка освоила несколько лет назад. Случайно.

- С кофейным рисованием у меня получилась забавная история. Я ее называю «изобрести свой велосипед». Когда я готовилась стать мамой, врач запретил мне пить крепкий чай и кофе. И тут я попробовала порисовать. Взяла бумагу и начала творить. Эксперимент получился удачным, поэтому я его продолжала. Брала молотый кофе, затем гранулированный, добавляла специи. Рисовала на бумаге, холсте, бересте. Кстати, неплохо кофе ложится на пряничную глазурь. А потом решила ради любопытства заглянуть в Интернет. Оказалось, что подобная техника существует еще с восьмидесятых годов прошлого века. Художники за рубежом активно использовали кофейную краску в качестве материалов для творчества. Так что пионером я не стала, но поскольку учиться мне было не у кого, всего достигала сама.

Как оказалось, кофе – благодатный материал, в довесок и очень подвижный. Если обычную акварель поправить практически невозможно, то кофе можно корректировать и через месяц, и через полгода. При этом неважно, на каком полотне выполнена работа. Бумага это или холст… Картина сохраняет свой цвет и атмосферу в течение десятилетий.

Еще кофе передает эмоции. Единую горизонталь лишь на некоторых картинах «разбавляет» акварель, для того, чтобы выразительнее рассказать о трагедии войны. Подготовка к выставке началась еще в прошлом году. В сирийской тематике выполнено двенадцать работ, всего будет около шестидесяти – это картины о военных конфликтах в Афганистане и Чечне. Юлия обещает, что тамбовский зритель увидит их одним из первых.

- С Тамбовом меня связывает многое. Особые эмоции – это то, что выставка проходит в здании военного музея, где в годы Великой Отечественной войны оперировал величайший хирург, архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Для меня он очень дорог и важен, он мой маяк еще со школьной скамьи. Валентин Феликсович мечтал стать художником, но затем поменял свое решение, посвятив свою жизнь служению людям.

Юлия и сама когда-то служила. Она бывший сотрудник правоохранительных органов. Уже много лет работает под творческим псевдонимом.

- Для меня очень важно, как работу воспримет зритель. Это самое высшее мерило оценки творчества. Картина может быть технически красиво исполнена, но не хватило эмоций, - говорит художница.

Выставку «Сирия. Мин нет» увидят еще в нескольких городах России.

- Самое ценное, чтобы в картинах, в этой выставке люди могли увидеть, что жизнь продолжается. Важно не терять надежду на мирную жизнь и на то, что когда-нибудь в разрушенных кварталах и городах действительно появится надпись «Мин нет», а значит, что саперы успели все проверить и впереди безопасность.


  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное