Огонь, вода и прапорщик Комягина

17 января, 12:52 Юлия Бардакова Прочитали 524 раза
Как диспетчер пожарной службы 40 лет принимает звонки с просьбой о помощи.

Случайности не случайны

В то время, как наши космические корабли бороздят просторы Вселенной, многие продолжают стереотипно делить профессии на «мужские» и «женские». В годы юности наших бабушек и дедушек были стенографистки и телефонистки. И даже названия этих профессий не предполагали мужского рода. А вот профессии полицейский, спасатель пожарный будто сами намекают на «мужскую» принадлежность. Между тем некоторые должности в пожарных частях, например, традиционно занимают именно женщины.

– Диспетчеры у нас все – женщины. В вот оперативные дежурные – мужчины, – говорит диспетчер специализированной пожарно-спасательной части №1 по тушению крупных пожаров Людмила Комягина.

На работу пожарную часть она пришла сорок лет назад практически случайно. Думала, на время. А оказалась, что навсегда.

– Сначала я нашла работу, потом в этой работе – себя, – шутит старший прапорщик Комягина.

Стать в ряды пожарных после окончания школы Люда не планировала. Уроженка Краснодарского края, она поступала в Ростовский институт народного хозяйства, но не хватило каких-то полутора баллов. Старший брат тогда жил работал в Тамбове. К нему-то и приехала Люда.

Она была самой молодой сотрудницей: ей семнадцать, а основная часть коллектива – практически пенсионеры. Сейчас, проработав четыре десятка лет на одном месте, Людмила Комягина не жалеет о выборе профессии:

– Как можно сказать, понравилось мне сразу здесь или нет? Я же ничего другого не знала.

Но она уверена: выпади сейчас шанс вернуться в прошлое, на ничего в своей жизни не поменяла бы и работе в пожарной части не изменила бы

Первая помощь

– Мы пешком ходили и улицы учили. Я по сей день знаю, где какие дома, – рассказывает старший прапорщик Комягина. – Сейчас, конечно, Тамбов расстроился, а старую часть города я всю знаю.

Это сейчас в машинах у пожарных навигаторы, которые помогают адреснайти, а раньше только собственные знания помогали. Дежурный должен был не только объяснить пожарному расчету, куда ехать, но и знать, какое это строение горит и есть ли рядом пожарный гидрант. От этого зависит, сколько и каких машин направлять.

Центральный пункт пожарной связи находился тогда на Антонова-Овсеенко:

– Я же не местная. Свою остановку я по ведру на заборе узнавала, – смеется дежурная. – Ведро на Ямской проехали – значит, следующая моя.

Она вообще вся такая смешливая, улыбчивая и уютная. Мне почему-то проще представить, как она печет пирожки с повидлом, нежели как отдает указания пожарным расчетам. Но этот как раз тот случай, когда внешность обманчива, а стереотипы не верны.

– И сорок лет назад, и сейчас дежурные диспетчеры принимают все звонки: пожары, автомобильные аварии, наводнения, – говорит Людмила  Комягиа. –  Много и «непрофильных» звонков. То кошку с дерева снять. То кто-то из окна выпрыгнуть собирается. То бабушка с кровати упала, поднять нужно. А иногда и совсем «оригиналы» звонят: отвезите в поликлинику.

И каждого звонящего нужно выслушать, принять в случае необходимости экстренные меры по спасению. А иногда – просто поговорить. Людмила  Комягиа говорит, что дежурные диспетчеры в «пожарке» – это и врачи, и психологи, и даже добрые соседи.

В соседнем с частью доме недавно дедуля упал с кровати. Бабуля прибежала и просит: «Сынки, помогите деда поднять!». Пожарные им часто помогают. Тут двое «молодых» вызвались, которые ни разу у них не были: «Да это мы сейчас!». А «бывалый» смеется: «Туда всем караулом идти надо: в нем сто с лишним килограммов и рост под два метра».

Надежный тыл

День сурка? Нет, в пожарной службе о таком не слышали! Здесь одинаковых дней не бывает. Сколько вызовов бывает в смену, посчитать сложно. и по полторы сотни за смену бывает, и по две.

– Раз на раз не приходится, – задумывается старший сержант Комягина. – Иногда думаешь: дождь идет, значит, профилактика возгораний. А тут наоборот. Порой, когда жара стояла, даже машин не хватало. Хоть самой с ведром беги. Объясняешь людям: держитесь как-нибудь, берите ведра, заливайте траву эту.

Сухая трава и листья – это вообще бич для пожарных. Любят у нас жители поджечь кучу сухого мусора и уйти. Ветер дунул, искры полетели – вот вам и пожар. Официальным установлением причин возгорания занимаются, конечно, совсем другие специалисты. Но диспетчер с многолетним стажем уверена, что в подавляющем числе пожаров виноваты люди.

Страшно? Да, страшно бывает.

– Особенно, когда знаешь, что в пожаре страдают и гибнут дети, – жизнерадостный взгляд старшего сержанта тускнеет. – После таких смен возвращаешься домой, и говорить ни с кем не хочется. Домашние уже привыкли.

Муж понимает Людмилу  Комягину как никто другой. Он сам проработал всю жизнь на оперативной работе в милиции. Раньше работали в одну смену, чтобы больше времени проводить вместе. А когда родилась старшая дочка, подгадали смены так, чтобы дома всегда кто-то был.

Счастливые семьи счастливы одинаково. Дома у Комягиных – все как у всех: огород, две кошки, которых подбросили в прошлом году. Любимое увлечение – грибы. Причем, Людмила  Комягина не так, как многие грибники, любит только собирать. Она их и обрабатывает с вдохновением.

Бывает, что далеко за полночь засидится Люда со своей «добычей». Муж строго так:

– Нет! Ты о чем думаешь? Тебе завтра дежурить, а ты до ночи с грибами. Брось ты их!

– Не-е-ет, – улыбается супруга. – Приду пока с дежурства – они уже испортятся.

Кстати, на рабочем месте Людмилы Комягиной тоже живет кошка. Делает вид, что дремлет, а сама дежуритит: не зазвонит ли телефон с очередной просьбой о помощи.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное