Знать, чтобы помнить

10 октября, 15:27 Юлия Бардакова Прочитали 109 раз
Фото: поисковый отряд "Альтаир"
Зачем живые тревожат мертвых и почему работа поисковиков – это больше про жизнь, чем про смерть.

Небо Родины

Местечко Колодные бугры близ Тулиновки, что под Тамбовом. В октябре 1942 года здесь произошла катастрофа военного самолета, предположительно, дальнего бомбардировщика ДБ-3. По воспоминаниям местных жителей, погибли два летчика.

То же место, но уже весной 2018 года. Поисковики встречаются с главой Тулиновского сельсовета Александром Широковым, очевидцами событий, ветеранами сел Тулиновка и Смычка, что неподалеку от предполагаемого места авиакатастрофы. Информации много, но она существенно разнится.

– Мы давно занимаемся сбором информации о летчиках, погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Тамбовской области. В этом году решили провести поиск в районе Колодных бугров, – рассказывает Елена Валатина – поисковик с большим стажем. – Данная работа проводится в рамках всероссийского проекта «Небо Родины», направленного на выявление мест гибели военных самолетов, которые не вернулись с боевых заданий.

В Книге Памяти Тамбовской области упоминается о трагедии, которая произошла осенью 1942 года, но информации об этой катастрофе было очень мало. Еще зимой 2017 года поисковики начали собирать сведения о происшествии. Записали воспоминания очевидцев, встретились с председателем Совета ветеранов Тулиновского сельсовета Людмилой Михайловной Мусатовой, которая много лет работала в Тулиновской школе, стояла у истоков создания музея и записывалавоспоминания жителей.

Несмотря на свой преклонный возраст, Людмила Михайловна сама пошла в лес, чтобы показать место, где были захоронены летчики. Указанное место было обследовано поисковиками, но никаких признаков падения самолета не обнаружено.

– Память человека несовершенна, – говорит Елена Валатина. – Очевидцы тех событий сейчас уже в очень почтенном возрасте. Описание местности часто не совпадает с реальностью. Но есть отдельные моменты, за которые можно зацепиться. Например, все говорят о том, что рядом с местом, где упал самолет, был огромный овраг.

Разговаривая с главой Александром Широковым, человеком неравнодушным, увлеченным сохранением памяти об исторических событиях родного края, выяснили, что он помнит, как в детстве с друзьями находили какие-то фрагменты от самолета. Но было это в другом месте.

Помогли металлоискатели. Поисковики сразу начали находить фрагменты самолета. С помощью Александра Юрьевича поисковики вышли к оврагу и практически сразу нашли искореженные мелкие фрагменты военного самолета. По обнаруженным деталям достоверно установили тип самолета – ДБ-3. В течение лета и осени поисковики неоднократно проводили работы на месте катастрофы с целью поиска номерной детали, по которой можно установить принадлежность машины к войсковой части, найти сведения о катастрофе, ее причинах, а главное – установить имена членов экипажа.

«Можем только предположить»

– Наша задача – найти номерную деталь, чтобы установить личности членов экипажа, – говорит Елена Валатина. – Мы много работали по документам Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, но, к сожалению, пока результатов нет.

Поисковики акцентировали внимание на летные воинские части, которые базировались в годы войны на территории Тамбовской области: в Мичуринске, в Никифоровке, в Моршанске, в Рассказово, в Кирсанове и многих других населенных пунктах области. В годы войны на Тамбовщине насчитывалось сорок аэродромов и авиаплощадок для базирования советской бомбардировочной авиации

Аэродромы имели не просто взлетно-посадочную полосу, но и были в целом хорошо оборудованы, имели укомплектованный штат. К работе по обслуживанию аэродромов привлекались местные жители. Их силами проводилась расчистка взлетно-посадочной полосы, поддержание ее в рабочем состоянии. Девушки работали прачками, готовили, убирали. Например, в Никифоровке базировался Первый гвардейский авиационный полк авиации дальнего действия 53 авиадивизии тяжелых бомбардировщиков авиации дальнего действия, где служил Александр Николаевич Боднар, который в этом году отметил столетний юбилей.

– И сегодня можно найти места бывших военных аэродромов, – рассказывает Елена Валатина. – В том же Кирсанове, Рассказово, Никифоровке. Взлетные полосы порой демонтированы, но место мы знаем.

Нельзя не брать во внимание и тот факт, что наш регион был в том числе и транзитным, над которым совершались перелеты к местам боев. Поэтому самолет вполне мог принадлежать и воинской части, базирующейся в одном соседних регионов.

В июне в районе Тулиновки поисковики проводили крупномасштабную поисковую экспедицию. Приглашали все поисковые отряды регионального отделения.

– К сожалению, все номера на деталях были только технического плана. Надписи, сделанные карандашом, могли использовать, например, при сборке. А вот номерную деталь, которая нам нужна, не нашли. Нет пока и личных вещей, – сетует руководитель поискового отряда «Альтаир». – Там еще работать и работать, потому что все фрагменты небольшого размера, а территория обширная.

Сказать о причинах крушения пока нельзя. Можно что-то предположить на основании воспоминаний очевидцев. Они видели, как из-за облаков показался самолет. Алексей Григорьевич Павлов, проживавший во время войны на Пяшкинском Кордоне, рассказывал, что якобы видел воздушный бой и непосредственно немецкий самолет. Но за достоверность этих сведений ручаться нельзя: в 1942 году ему было лет десять, мог перепутать какие-то факты и обстоятельства. Но о гуле, о котором он говорил, помнят многие жители. Рассказы сходятся и в том, что самолет то уходил в облака, то появлялся и кренился на одно крыло. С земли был виден дым. Поисковики предполагают, что самолет возвращался с выполнения боевого задания и имел какие-то повреждения.

– Командир воздушного судна дал приказ двоим членам экипажа выпрыгнуть с парашютом, а сам вместе со штурманом пытался спасти самолет, совершив вынужденную посадку, – рассуждает Елена Валатина. – Люди видели, что самолет делал круги. При снижении задел верхушки деревьев, и произошла катастрофа.

Скорее всего, пилот старался увести машину от населенного пункта: километрах в трех расположен поселок Смычка. А ближе были еще два-три домика Пяшкинского Кордона, которого сейчас уже нет.

За столько лет местность поросла лесом. Сейчас там идет вырубка. Она, кстати, сослужила поисковикам не самую добрую службу. Проводились и пропашки, вследствие чего детали растащило на большие расстояния.

– Но мы надеемся, что все-таки нам удастся найти номерную деталь или документы катастрофы этого самолета, – не сдается Елена Валатина. – Будем работать. Впереди у нас еще одна поездка в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Может, появятся дополнительные сведения. К поиску мы подключили и наших соратников из других регионов, которые занимаются проектом «Небо Родины».

Елена Валатина говорит, что даже по приблизительным подсчетам в Тамбовской области более двадцати мест, где в годы войны потерпели крушения самолеты. И судьбы их экипажей неизвестны. В прошлом году поисковики работали в Гавриловском районе, где произошла катастрофа самолета ИЛ-2. Два члена экипажа погибли. Имя одного летчика установили. Личность второго члена экипажа пока выяснить не удается.

– Погибший экипаж входил в 43-й запасной авиационный полк, – рассказывает Елена Валатина. – По приказу командования они совершали перелет на новое место базирования.

Только в один день 15 января 1944 года в условиях плохой погоды в районе Тамбова-Моршанска десять самолетов потерпели катастрофы, 12 сделали вынужденные посадки и еще один самолет не был найден. При этом погибло 17 человек. Виновными в происшедшем ЧП были признаны  подполковник Цуркан и начальник отдела перелетов штаба ВВС ПриВО полковник Рябченко. Оба они были преданы суду военного трибунала.

– Мы нашли информацию о том, что в День Победы Цуркан выступал перед личным составом полка и поздравлял боевых товарищей с Победой. У нас есть сведения, его дочь живет в Тамбове. Хотим обязательно ее разыскать и встретиться.

Летчик, чью личность удалось установить, был родом из Мордовии, его имя Лизунов Михаил Иванович, 1920 года рождения. Родственников пока не нашли.

Один за всех

– Наша работа сложная, имеет много особенностей, и от каждого ее участника зависит очень многое.  Важно готовить новое пополнение,учить новичков: ставить молодых в такие условия, где б они могли проявить свои способности и личные качества.  Важно знать, способны ли они быть настоящими товарищами, преодолевать трудности.

В Тамбовской области в настоящее время  26поисковых отрядов, входящих в состав Тамбовского регионального отделения Общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России». Один из старейших поисковых отрядов нашего региона – «Поиск» Новотомниковской школы Моршанского района. Руководит отрядом Владимир Алексеевич Стручков, который еще в 80-х годах прошлого века выезжал в поисковые экспедиции в Новгородскую область. Отряд этот небольшой, потому что и школа сама по себе невелика. Но ребята очень многое делают для увековечивания памяти своих земляков, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Самые «молодые» отряды недавно созданы в школе №1 города Кирсанова, в селе Полетаево Токаревского района, в селе Заворонежское Мичуринского района.

– Поисковая работа держится на людях. Обязательно должен быть лидер, который ведет за собой, – говорит Елена Валатина – сама лучший этому пример. Несколько десятилетий она, являясь по совместительству руководителем регионального отделения поискового движения, ведет за собой сотни тамбовских ребят.

Отряд «Горячий снег» создан в Кирсанове в апреле 2018 года. Сейчас в нем уже больше двадцати школьников. Его руководитель – молодой, но опытный поисковик Антон Злобин. Его бывший коллега по работе в Кирсановском аграрном техникуме и поисковом отряде «Рубеж» Владимир Серяпин теперь работает в строительном техникуме г. Тамбова.

– Владимир очень хочет сформировать в техникуме казачий поисковый отряд. Личный пример –это великое дело, – заключает Елена Валатина.

Сама она в поисковой работе со школьных лет. После окончания педагогического института по распределению мужа приехала в Тамбов, работала заместителем директора по воспитательной работе в приборостроительном колледже, совместно стояла у истоков создания поискового отряда «Альтаир».

Всего, по самым приблизительным подсчетам, в Тамбовской области поисковой деятельностью занимаются порядка четырехсот человек. Это не только школьники и студенты, но и многие взрослые люди. По закону об увековечении памяти погибших при защите Отечества поисковой работой можно заниматься с четырнадцати лет. Но педагоги, которые являются руководителями отрядов, уверены, что в этом возрасте начинать уже поздно. По сути приобщать к социально значимой деятельности надо раньше, лет с десяти. Елена Валатина рассказывает, что ученики младших классов – очень благодарная публика. Когда перед ними выступают бойцы поисковых отрядов, то ребята этого возраста много спрашивают, разглядывают каждый артефакт, привезенный с полей сражений Великой Отечественной войны и  представленный на выставке.

В 2018 году ребята из «Альтаира» принимали участие в очередной учебно-тренировочной вахте. Руководитель Восточно-Крымского центра военно-исторических исследований Владимир Симонов отметил, что наши ребята замечательно работают.

– Им многое понятно. Надо было найти ячейки, соединить окопы, траншеи, работать с металлоискателем. Нам понятно, где мешанная земля, где нет, где «материк»  и дальше копать не надо, – объясняет Елена Валатина. – По найденным патронам и гильзам мы легко узнаем, где наши, где немецкие, какие из них, например, от ППШ – пистолета-пулемета Шпагина, а какие от винтовки Мосина.

– Елена Геннадьевна, а Вы знаете, как выглядит коробочка от немецкого маргарина? – вступает в разговор боец «Альтаира» Алина Ломакина.

– Нет.

– А я теперь знаю!

– Нам не попадалась, – смеется Елена Валатина и добавляет: – Конечно, если что-то необычное находим, спрашиваем у коллег. Для нас важны бытовые предметы личного пользования с надписями. Потому что они дают сведения о солдате: имя, фамилию, дату рождения, адрес.

В списках не значился

Елена Валатина обращается к одному из студентов:

– Андрей, достань,пожалуйста, рамку с медальоном.

В рамке эбонитовая капсула – солдатский медальон. Советские  бойцы использовали также металлические и деревянные. В них – бумажные вкладыши,  с данными солдата. Вкладыш хорошо сохраняется и можно прочитать надпись, если капсула плотно закрыта и не повреждена.

– Этот медальон мы привезли из Ленинградской области. Шиловский Илья  Иванович, уроженец Рязанской области. Останки были найдены в Кировском районе на высоте «Безымянная», рассказывает Елена Валатина. – Сейчас уже плохо читается, а сразу на другой стороне вкладыша карандашом поперек листа был четко написан адрес жены. Она жила в Москве. Видимо, и Илья Иванович призывался из Москвы или Московской области. Мы нашли родственников. Но они, поблагодарив, позволили нам оставить медальон у нас. Вот еще обломок мундштука и часы.

Ивашев Иван Васильевич. Его нашли там же. Чтобы найти родственников, тамбовские поисковики обращались к соратникам из Республики Марий Эл. Пока, к сожалению, никаких результатов.

– У нас нет возможности каждый раз выезжать по месту рождения или призыва солдата, поэтому приходится посылать  запросы, – с сожалением говорит Елена Валатина. – Иногда получается, что чиновники не работают в этом направлении и отделываются от нас простой отпиской: «Родственники на территории не проживают». Но все зависит отчеловека. Иногда именно чиновники помогают нам и приносят долгожданную весть о том, что нашлись близкие пропавшего без вести бойца. У нас такой пример был с Петром Михайловичем Бажановым. Написали в Богословский сельсовет, а ответа не было. А потом нашли время и выехали сами. Начали смотреть подворовые книги. По ним нашли сведения о родственниках Петра Михайловича Бажанова.

Про жизнь больше, чем про смерть

Бумажные носители очень редко сохраняются с времен Великой Отечественной. За годы своей деятельности поисковый отряд «Альтаир» только один раз нашел комсомольский билет, по которому установили имя. Он принадлежит Федору Александровичу Хрицуну. Останки его были обнаружены в Олонецком районе Карелии. Комсомольский билет и деньги сохранились благодаря дерматиновой обложке.

Поисковики нашли родственников Федора Александровича. По данным ОБД «Мемориал» установили воинскую часть – третья Фрунзенская дивизия народного ополчения. Она формировалась в 1941 году в Приморском и Выборгском районах Ленинграда из комсомольцев-добровольцев питерских заводов. В базе данных был указан домашний адрес солдата.

– Так как мы возвращались из Карелии через Санкт-Петербург, решили сразу заехать. Пошли искать адрес. Улицу нашли, а вот дома нет. Жители в соседнем дворике рассказали, что дом №7 был деревянным бараком, который после войны снесли, а жителей расселили, – рассказывает Елена Валатина.

Поисковики сделали запрос в паспортный стол Выборгского района, но ответа не получили. Но поиск продолжался. Когда Елена Валатина с ребятами снова зашла на ОБД «Мемориал», там появилась новая информация: запрос матери красноармейца. Она обращалась в военкомат и искала сына. Но указан был другой обратный адрес. Поисковики написали туда письмо. А вдруг кто-то из родственников до сих пор там живет? Но по адресу жили уже другие люди. Надо отдать им должное: они не выбросили письмо, нашли жительницу дома, которая знала семью Федора Хрицуна. Мама Федора, конечно, уже умерла. Но сегодняшняя жительница квартиры сама нашла родственников и передала письмо поисковиков.

Племянница Федора, Ольга Брониславовна, вышла с «Альтаиром» на связь. Они вместе побывали на месте захоронения Федора. Там, недалеко от поселка Сяндеба Олонецокого района, есть мемориальный комплекс «Алеша».

– Наверное, Ольга Брониславовна поняла, как мне было жалко отдавать комсомольский билет, – улыбается Елена Валатина. – И она нам его оставила.

У Федора  был старший брат. Он был призван в 1941 году и тоже пропал без вести. У них был и третий брат. Он пережил блокаду и жил где-то в Псковской области. Благодаря поисковикам Ольга Брониславовна узнала о судьбе дяди, младшего брата ее отца. Они встретились. Ему в тот момент очень нужна была помощь: жена умерла, и были какие-то проблемы с жильем.

– Племянница вовремя его нашла, ведь он был в сложной жизненной ситуации. Все в жизни не просто так. Мы как связующее звено между прошлым и настоящим.

Первым делом - самолеты

На стене в кабинете Елены Валатиной – портреты двух наших земляков-летчиков. Александр Хорошков на нижнем фото – в гражданском. Документы и обломки самолета нашли поисковики из Ленинградской области под руководством Сергея Мачинского и Олега Титберии. Фрагменты военной машины, на которой воевал Александр Хорошков, Олег Титберия оставил у себя для восстановления самолета летчика-героя. Елена Валатина тогда удивилась, как из кучи искореженных обломков можно что-то собрать.

– У нас долго не получалось попасть в музей  города Всеволожска. Но в мае 2018 года сводный поисковый отряд Тамбовской области все-таки там побывал. Это удивительное место: прямо под открытым небом и в огромном ангаре собраны восстановленные машины, пушки, танки и даже поезд времен Великой Отечественной. Олег Титберия – человек увлеченный. Он предприниматель, много своих денег вкладывает в поиск и восстановление техники. Вместе с ним работают очень хорошие реставраторы, – рассказывает Елена Валатина.

Еще один портрет привлекает внимание в кабинете. Это Усов Леонид Павлович, младший лейтенант, старший летчик 703-го штурмового авиационного полка 281-й штурмовой авиационной  дивизии. Леонид не вернулся с боевого задания 25 июля 1942 года. Долгие годы считался пропавшим без вести. Его самолет нашли ленинградские поисковики из отряда «Ястреб». Самолет поднимали из болота с большой глубины. По найденным документам установили личность летчика: Леонид Усов, уроженец Тамбовской области.

Елена Валатина, связавшись с администрацией области и получив разрешение,  решила сразу забрать  останки летчика домой для захоронения на родной Тамбовщине:

– Экспедиция заканчивалась,мы должны были уезжать. Поисковики, участники экспедиции «Волховский фронт», в торжественной обстановке передали нам останки Леонида Усова. Везли мы Леню домой в КамАЗе.

– Останки? – уточняю у Елены Геннадьевны.

– Мы редко употребляем это слово, – отрицательно качает головой Елена Геннадьевна. Поисковики называют солдат просто по именам или фамилиям.Как живых.

Елена Валатина вздыхает и продолжает:

– Когда везли Леню, у меня было удивительное ощущение, что душа его была рядом, – голос едва заметно дрожит.

В документах был адрес: Тамбов, Карла Маркса, дом № 27. Дом сохранился. Соседи показали квартиру, рассказали, что приезжает племянница Леонида – Ольга Васильевна Усова из Керши.

«Почему Усова? Она же племянница», – размышляла Елена Валатина, когда в этот же дождливый майский вечер отправилась с мужем к племяннице Леонида.

Приехали. Часов восемь-девять вечера уже. Ольга Васильевна покормила козочек и возвращалась домой. Елена Валатина сразу сказала, кто она и зачем приехала. А та никак не поймет. Потом отошла на пару шагов: «Как?! Папа всю жизнь Леньку искал!».

Усовых было два брата – Леонид и Василий, погодки. Оба окончили ДОСААФ и летную школу, пошли добровольцами на фронт. Отец Ольги был истребителем и прошел всю войну. Леонид стал штурманом.

«Отец куда только ни писал, где только ни искал. Не вернулся с боевого задания. Вот и весь ответ, – вспоминает Ольга Васильевна. –Папа рассказывал, что он был таким талантливым, общительным, хорошо рисовал».

Поисковики договорились встретиться в доме на Карла Маркса. С согласия Ольги Васильевны пригласили журналистов:

– Кто-то равнодушно реагирует. А кто-то как Вы, – улыбается Елена Валатина, замечая, что я шмыгаю носом и размазываю слезы. – Квартирка нежилая, маленькая. Какие-то книги с закладками, вещи, мебель.

Сели за стол. Ольга Васильевна достала семейный альбом. Там много фотографий, на которых в том числе и Леня. Вот он с однополчанами, вот один, вот с какой-то девушкой. Оба в военной форме. Счастливые. «Наверное, это любовь», – мелькает у меня в голове, и я не ошибаюсь.

Когда Леонида похоронили на Воздвиженском кладбище, Ольга Васильевна принесла в приборостроительный колледж этот фотоальбом, чтобы поисковики отсканировали фотографии. Большинство были приклеены. Племянница Лени разрешила отклеить, чтобы посмотреть надпись на обратной стороне. На одной из фотографий – девушка, с которой фотографировался Леня. С обратной стороны – надпись, обращенная к отцу Лени и датированная 1944 годом. Подписано: «г.Пенза».

Как? Почему во время войны она в тыловой Пензе? Кто ее отпустил с фронта?Были только вопросы. И тут догадка: ребенок! Поисковики сделали запрос в Пензу. Подтвердилось, что уроженка Черниговской области Екатерина Куценко родила в Пензе дочку. Назвала Светланой. Жила там непродолжительное время. Но дочка почему-то Урусова!

Выяснили, что Урусов – уроженец Пензы, служил вместе с Леонидом Усовым. Погиб чуть позже. Поисковики предположили, что Екатерине, уже беременной, после того как Леонид не вернулся с боевого задания, его друг Урусов предложил ехать рожать к своим родителям в Пензу. Те, кто знал семью Урусовых, вспоминают, что мама была очень добрый и душевный человек. Да и условия были хорошие: двухкомнатная квартира в двухэтажном деревянном доме железнодорожников.

Ольга Васильевна предполагает, что Катерина приезжала в Тамбов, но ее приняли не с распростертыми объятиями. Племянница Леонида вспоминает, что бабушка была жестких правил. Возможно, с девушкой встречался только отец Леонида.

Замуж Екатерина так и не вышла, всю жизнь хранила фотографии Леонида и оставалась ему верной. В Пензе она жила около года. Потом уехала в Казахстан, а оттуда – на Украину. Жила под Киевом. Умерла Екатерина Куценко лет десять назад, совсем чуть-чуть не дождавшись известий о своем Лене. Родственников Урусова поисковики не нашли.

На Украине до сих пор живет Светлана Урусова, дочь Екатерины Куценко и Леонида Усова. Когда нашли ее адрес и послали фотографию Лени, она написала, что это ее отец, Урусов. Поисковики объяснили, кто на самом деле на фото. Спросили, почему так. А Светланаответила, что это мамина тайна, и она ее выдавать не будет.

– Получилась какая-то почти детективная история, – говорит Елена Валатина. – К сожалению, личные документы ни Усова, ни Урусова мы в архивах не нашли. Когда Ольге Васильевне Усовой рассказали о Светлане, она сказала: «А я так и знала, что у него есть ребенок».

Вот такая история одного поиска. А сколько их, подобных историй, у ребят из поискового отряда. За каждой – судьбы наших земляков, восстановленные и сохраненные имена тех, кто пал при защите нашей Родины.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное