Тамбовский экономист рассказал, что будет с курсом рубля и ценами на бензин

17 марта, 11:53 Юлия Бардакова Прочитали 582 раза
Фото: forpostsevastopol.ru
Доктор экономических наук, профессор Николай Куликов считает, что с нашими зарплатами бояться нечего

Когда-нибудь в учебниках наш сегодняшний день назовут очередным финансово-экономическим кризисом. Будут сравнивать с кризисом 2008 года, а то и 1998-го. С высоты прошедших лет историки, экономисты, аналитики и прочие очень умные люди объяснят и причины, и последствия. А пока мы все в растерянности. Кажется, слишком много всего и сразу: коронавирус, цены на нефть, падение рубля. Да тут еще, говорят, опять гречка вместе с туалетной бумагой из магазинов исчезает.

Что значит не для биржевых маклеров и нефтяных гигантов, а для нас с вами падение цены на какой-то непонятный баррель нефти? Читателям «Тамбовского курьера» разобраться с этим помогает наш постоянный эксперт, заведующий кафедрой «Экономика» Тамбовского государственного технического университета, доктор экономических наук, профессор Николай Куликов.

Хаос обретает смысл

Чтобы хотя бы примерно понимать, что же все-таки произошло на мировом рынке, нужно уяснить для себя определяющие моменты. Многие знают, но мы повторим: ОПЕК – организация стран-экспортеров нефти. Это международная межправительственная организация, созданная нефтедобывающими странами для контроля квот добычи на нефть. В нее входят четырнадцать стран - Алжир, Ангола, Венесуэла, Габон, Иран, Ирак, Конго, Кувейт, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Нигерия, Саудовская Аравия, Экваториальная Гвинея и Эквадор. Страны-члены ОПЕК контролируют около двух третей мировых запасов нефти. На их долю приходится примерно тридцать пять процентов от всемирной добычи и половина мирового экспорта нефти. Россия, Азербайджан, Китай и Казахстан тоже добывают нефть, но в состав ОПЕК не входят. Их взаимоотношения регулирует так называемый договор ОПЕК+. Но США и Канада не входят и в него.

В начале марта страны ОПЕК не смогли договориться с другими нефтедобывающими странами об очередном сокращении добычи нефти. Из-за вспышки коронавируса на мировом рынке образовался излишек нефти, но после срыва сделки производители нефти убрать его не смогут. В конце февраля стоимость марки Brent составляла около пятидесяти долларов за баррель, а 6 марта, после того, как стало известно о развале сделки ОПЕК, она упала на девять процентов и приблизилась к сорока пяти долларам. 16 марта на открытии торгов на лондонской бирже к 10.01 по московскому времени баррель марки Brent стоил 31,82 доллара за баррель, а нефти марки WTI – 30,77 доллара за баррель. В результате с 1 апреля обязательств ограничивать добычу не будет ни у кого из участников прежнего альянса, а Саудовская Аравия, по данным СМИ, заявила, что намерена увеличить добычу.

Запад обвиняет Россию в срыве соглашения ОПЕК+. Кажется, ничего не понятно. Тут упало, тут поднялось, тут сбавили цену, тут подорожало. Но хаос обретает смысл, если брать во внимание не только экономику, но и геополитику.

– Не мы одни сорвали. Тот же Казахстан тоже поучаствовал. Но весь вопрос в том, что, по моему мнению, инициатором стала Саудовская Аравия. Страны ОПЕК с 5 марта должны были сократить добычу нефти на миллион баррелей в сутки, а не входящие в картель – на полмиллиона баррелей. Итого полтора миллиона баррелей в сутки, – объясняет Николай Куликов. – Россия неоднократно шла навстречу, снижала добычу. Все это, как мне кажется, сделано в интересах США, которые добывают и экспортируют сланцевую нефть. Ведь выгоду от снижения уровня добычи странами, входящими в ОПЕК+, получили бы только американские производители сланцевой нефти.

Николай Куликов уверен, что такое резкое обрушение цен на нефть до тридцати долларов за баррель марки Brent крупные компании выдержат, а средние и мелкие разорятся. Профессор говорит, что экономика стран ОПЕК зависит от нефтедоллара намного больше, чем экономика России. В ближайшее время, как утверждает эксперт, ситуация на рынке нефти должна стабилизироваться. В течение двух-трех месяцев цена поднимется до сорока пяти - пятидесяти долларов за баррель. Не исключает Куликов и того, что США на фоне предвыборной повестки тоже пойдут на сокращение объемов добычи:

– Саудовская Аравия якобы заявляет, что теперь нарастит объемы добычи до двенадцати с половиной миллионов баррелей. Хочу всех огорчить: то, что она сегодня имеет в пределах десяти миллионов баррелей, – это потолок. Возможностей добывать больше у нее нет.

Первая колонка, 92-й, до полного

На фоне падения цен на сырье кто-то ожидает снижения цен на нефтепродукты. Но Николай Куликов объясняет:

– У нас нет рынка нефтепродуктов как такового. В большинстве нефтедобывающих стран мира рынок четко разграничен. Компании, которые добывают нефть, не могут иметь перерабатывающие заводы. Те, кто занимаются переработкой, не могут иметь раздаточные колонки. Соответственно рынок – независимый. Это рождает конкуренцию: покупатель, естественно, ищет более выгодные условия для покупки сырья или готового топлива. В России же несколько компаний добывают нефть, перерабатывают, и они же продают нефтепродукты. Примерно до 2018 года тридцать пять - сорок процентов раздаточных колонок были независимыми. После так называемого налогового маневра экспортные торговые пошлины на нефть и нефтепродукты планируется снизить к 2024 году до нуля. Параллельно увеличиваются внутренние акцизы и налог на добычу нефти и попутного нефтяного газа. Вместе с этим планируется повысить внутренние цены на бензин и солярку до уровня мировых.

Из-за налогового маневра независимые раздаточные колонки, уплачивающие акциз, практически разорились и ушли с рынка. Николай Куликов говорит, что в тех же Ираке, Кувейте и Катере, где нефть – как вода, рынка нефтепродуктов тоже нет. Но там цена на бензин чисто символическая. Там бензин реально дешевле питьевой воды. Руководство страны доводит до нефтяных компаний квоты, в пределах которых нужно поставить топливо на внутренний рынок, и предельную цену. Если компания не выполняет условия, ей устанавливают такую таможенную пошлину, что торговать на экспорт становится просто невыгодно.

– Если у нас нет рынка, подобного европейскому, то, возможно, стоит взять на вооружение опыт ближневосточных стран, – считает профессор. – Равняться на Европу в плане цен на энергоносители и объемов их потребления нашей стране невозможно. В Европе не знают, что такое прогревать подолгу зимой автомобиль. А у нас, например, в Якутске, начиная с ноября по апрель, двигатель автомобиля не выключается. Заглушишь – больше не заведешь. Невозможно в таких условиях экономить топливо!

Храните деньги в рублях

На фоне срыва сделки ОПЕК+ и угрозы коронавируса резко упал курс рубля по отношению к доллару и евро. На Forex курс доллара достигал 73,47 рубля, евро – 83,77 рубля. Когда курс «рухнул», в России 9 марта был выходной.

– До вторника 10 марта Центробанк продолжал покупать доллары. С 2017 года он делал это ежедневно в среднем на двадцать миллиардов рублей. С 11 марта Центробанк отказался от покупки валюты на внутреннем рынке на месяц. Сейчас уже сложно быстро отыграть позиции. По состоянию на 16 марта, за один доллар США на биржах дают официально 74,81 рубля. За евро – 83,54. Я думаю, что постепенно рубль все равно укрепит свои позиции, иностранная валюта резко расти не будет, – говорит Николай Куликов. – Думаю, что к июлю доллар уже будет стоить примерно 67 рублей, а евро – 77 рублей.

Курс рубля практически полностью будет зависеть от действий Центробанка и Правительства. Что делать людям? Профессор Куликов говорит, что ничего:

– Не надо сегодня покупать валюту! Если вы не брокеры, не биржевые маклеры, обязательно проиграете. Все, кто в 2014 году скупал доллары и евро, очень много потеряли. А я ведь всем тогда это объяснял.

Цены в магазинах, как уверяет профессор, если и подрастут, то очень незначительно. И то за счет импорта. У всех супермаркетов огромный резерв, поэтому резко повышать цены им нет смысла. Они получают прибыль за счет товарооборота.

– У нас шестой год падает потребительский спрос. Если они повысят цены, то кто у них покупать будет? Поэтому с нашими зарплатами нам бояться в данной ситуации практически нечего, – уверяет эксперт. – А как быть с отдыхом за границей? Во-первых, у нас не так много людей могут себе это позволить. А тот, кто может, скорее всего, имеет на руках иностранную валюту. У кого валюты нет, тот за границу и не поедет. Тем более из-за коронавируса посещение ряда иностранных государств сейчас ограничено. Есть Крым, Сочи, Краснодарский край, Байкал, те же термальные источники на Камчатке.

Так что на людях со средним достатком ситуация с нефтью и курсом рубля практически не отразится, считает экономист.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте