Любовь – давно не морковь

25 июля, 08:49 Юлия Бардакова Прочитали 152 раза
Фото: Юлия Бардакова
Как молодые тамбовские поэты ищут новые рифмы и учатся не бояться публики

– А не боитесь, что все рифмы давно придуманы, а все хорошие стихи уже написаны?

Однофамилица великого русского поэта и сама поэт, Таша Пушкина с некоторым сожалением к моей «темноте» смотрит на меня:

– Даже об одном и том же два разных человека напишут по-разному.

Может быть, она права? Но для меня поэт – это Есенин, Евтушенко, Окуджава, Блок, Цветаева, Ахматова. Выросшая на классике, я скептически отношусь к современной поэзии. Тем более «местного розлива». Мне почему-то кажется, что все они в лучшем случае должны рифмовать любовь-морковь-кровь и жаль-печаль-вуаль. Или я ошибаюсь, и неизвестный не значит плохой? Посмотрим-послушаем. Не зря же я пришла в свой законный выходной на берег Цны.

 

Открытый микрофон

– Большинство тех, кто сегодня читает свои стихи, – участники городского клуба поэтов «Четыре» и резиденты «Пушкинского чердака», – рассказывает сотрудник Пушкинской библиотеки Светлана Романцова. – В числе резидентов - не только любители поэзии и прозы. Многие из них – члены Союза писателей. И мы этим гордимся. Например, Елена Луканкина.

Реклама пикника была широкой, приглашали всех желающих. Пикник решено было организовать в формате открытого микрофона. Такой формат для поэтов дебютный.

– Началось с того, что в прошлом году на Дне города устраивались подобные публичные чтения, – рассказывает Таша. – Проходило это вблизи Площади Музыки. Но из-за проходящего концерта местных исполнителей поэтов сложно было услышать. И мы передислоцировались к памятнику Петру и Февронье.

Поначалу сомневались, начинать ли читать - народ шел мимо. Но в итоге зрителей собралось много. Были даже те, кто выходил из толпы и читал любимые стихи. Изначально предполагалось, что в этом году на «Поэтическом пикнике» авторы будут произносить вслух свои произведения.

– Но если кто-то захочет почитать классику, мы, конечно, не будем препятствовать.  Наш пикник задуман с целью привлечь внимание даже не к местным авторам, а к самой поэзии, - Таша Пушкина говорит, что для того, чтобы «себя показать», у поэтов есть другие творческие площадки.

Поэтесса вспоминает, как в прошлом году маленький мальчик здорово читал Есенина. И с сожалением добавляет:

– Только тихо. Кстати, до осени мы планируем еще раз собраться.

– Они же как «шестидесятники»: без микрофонов, вживую работают, – добавляет Светлана Романцова.

 

Поэтом можешь ты не быть

Привязки ни к какой «литературной дате» у пикника нет. Выбрали обычный летний выходной. Формат мероприятия очень свободный. Никакой предварительной записи или регистрации.

– Кто придет, тому и рады, – улыбается Таша Пушкина.

– А разве поэзия – это массовая культура? Разве это не талант избранных? – очень боюсь обидеть тонкую душевную организацию собравшихся, но трепетное отношение к миру литературы берет свое.

Таша старательно подбирает слова. Я для нее пока чужак, человек, далекий от поэзии. Это через полтора часа общения я признаюсь, что у меня в столе тоже есть «тайная тетрадка» со стихами. И Таша почти уговорит меня прийти в «Пушкинский чердак». Если я на это все же решусь, обязательно расскажу читателям о том, как удалось перебороть свои сомнения и страх перед публикой. А пока Таша тщательно складывает свои мысли в предложения, чтобы лучше объяснять мне позицию популяризаторов поэзии:

– А разве Маяковского можно назвать высоким поэтом? В свое время про него вообще говорили, что он не умеет писать стихи. Потому мы несем поэзию в массы, чтобы показать, что поэзия – это не что-то заоблачное, не только для избранных. Поэзия – это жизнь.

В разговор снова вступает Светлана Романцова:

– Вы поймите правильно: мы вовсе не призываем, чтобы каждый второй начал писать стихи! Пусть лучше как можно больше людей их читает и слушает.

Таша шутит:

– Несмотря на то, что моя фамилия – Пушкина, я не могу назвать Александра Сергеевича своим любимым поэтом. К Пушкину, как и к любому бесспорно талантливому человеку, я отношусь с глубоким уважением. Но «томно вздыхаю» я по Цветаевой.

Таша перебивает сама себя и смотрит на часы:

– Пора начинать!

 

Из «тайных тетрадок» и не только

Светлана Романцова указывает мне на трепетную блондинку:

– Вот Александра Кулаева. Она сотрудник нашей библиотеки. Мы случайно узнали о существовании у нее, как и многих, «тайной тетрадки» со стихами. В один прекрасный день убедили ее выступить на зрителях. Начала она с нашей «внутренней» сцены в «Чердаке», и вот сегодня она здесь, на Набережной.

Александра прочитала свои шуточные стихи. Надо отдать должное, в них все в порядке не только с литературной формой, но и со смыслом и юмором. Она помечтала на тему того, что было бы, если бы у человека был хвост, утраченный в ходе эволюции.

Вообще на вечере звучали самые разные стихи: веселые и грустные, о любви и о войне, о родителях и о памяти, о природе и о вечном. Все их, кстати, можно прочитать в группе «Поэтический пикник» ВКонтакте.

Еще одна сотрудница Пушкинской библиотеки – поэт, член Союза писателей Александра Николаева. Она признается, что это лето для нее особенное, а природа как никогда вдохновляет. Стихи она читала новые, поэтому пришлось подсматривать. Другая уже известная на Тамбовщине поэтесса, автор поэтических сборников – журналист Елена Луканкина.

Были на «Пикнике» и совсем юные любители стихосложения. Одна из них – Катя Орлова. Она принимает участие в работе «Экземпляра» – сайта областной школы журналистики. Собственные стихи, которые прочитала девушка, были о войне. Автор говорила о том, что ей приснился концлагерь, а там - папа и брат. Читала она и о лжепатриотах, неофашистах и о возвеличивании Степана Бандеры. Откровенно говоря, у меня лично много замечаний в плане литературной формы. Но от смысла стихотворения и того, как девушка его читала, у меня ком в горле встал. А сзади шепталась пожилая пара: «Какая молодец!».

 

Послесловие

– В идеале мне хотелось бы вообще не читать своих стихов, – признается Таша Пушкина. – Я мечтаю о том, чтобы на подобных мероприятиях было столько желающих выступить, что на меня просто не осталось бы времени. Но мне уже сегодня очень понравилось, что мимо проходят и останавливаются люди самых разных возрастов – и пожилые, и совсем дети. Чудесно понимаю Вашего внутреннего скептика и критика. Я сама к поэзии отношусь очень трепетно. Но если не собирать вот на таких площадках разных авторов, как мы узнаем, что среди нас есть настоящий бриллиант?

Таша говорит, что по отношению к себе не любит определения «поэт». И других предпочитает так не называть. Кто угодно – рифмоплеты, стихоплеты, любители стихосложения:

– Но причислять себя к высокому сомну поэтов не имею смелости.

 

Для справки 

«Пушкинский чердак» –  литературное арт-кафе библиотеки имени А. С. Пушкина. Создано осенью прошлого года. В тесном кругу за чаем здесь можно встретить поэтов, прозаиков, художников, музыкантов, артистов и, конечно же, читателей. Для гостей в кафе работает «открытый микрофон», у которого любой желающий может выступить в привычной или новой для себя роли чтеца и автора-исполнителя. Литературное кафе «Пушкинский чердак» ждет гостей в последний четверг каждого месяца.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное