Как народная одежда стала свидетелем истории. Часть 2

4 мая, 15:23 Анна Мещерская Прочитали 498 раз
Фото: Анны Мещерской
О чем говорит народный костюм - расскажем в рамках «PRO наследия» - совместного проекта ТК и регионального Научно-методического центра народного творчества и досуга.

Увидеть историю можно в Тамбовском краеведческом музее. Причем историю сугубо практическую. Выставка народных костюмов, о которой мы начали рассказывать в одном из прошлых номеров, событие уникальное. Выставляют их нечасто. А вот рассказать один народный костюм может гораздо больше, чем ожидает рядовой посетитель.  

ВЕКОВОЕ КАЧЕСТВО

 У любой современной барышни – нарядов на целый женский батальон. Крестьянкам такое многообразие даже не снилось. И дело не в бедности тружеников полей, а в том, что одежда воспринималась с чисто утилитарной точки зрения. Иметь по несколько костюмов было попросту не к чему. Да и свой наряд каждая мастерица стремилась сделать максимально удобным, но при этом оригинальным. А это требовало значительных временных ресурсов.

Одежду делали на совесть, держа в памяти народную мудрость: на скорую руку – на долгую муку. О том, как работали в старину, рассказывает заведующая отделом Информационно-образовательного центра «Русский музей: виртуальный филиал» Тамбовского областного краеведческого музея Светлана Горбунова, показывая для наглядности вещи образца девятнадцатого века.

Вот, например, полотенце тамбовской крестьянки. Что с лицевой, что с изнаночной стороны расшито безукоризненно. Ни единого узелка, ни лишнего стежка. Вот свадебный костюм: на мужской рубахе – витиеватый узор, напоминающий виноградную лозу – символ плодородия. Пояс – рукотворный. Его к свадьбе расшивала невеста. В тамбовских деревнях существовал обычай: в начале мая, перед первым выгулом коров, пояс-покромку расстилали по земле, а самое плодовитое животное должно было через него переступить. Считалось, что так сама природа благословляет молодую семью на большое потомство. К слову, символизм в крестьянской культуре – тема отдельная. Народная мудрость была скупа на бессмысленные действия, поэтому даже одежду украшали со скидкой на поверья.

Свадебный костюм невеста шила собственноручно, причем зачастую это было делом долгим и трудоемким. Такой наряд называли «одиначкой», потому что и рубаха, и юбка делались из одинаковой ткани. Как правило, это были доступный ситец, саржа или шалон.

Свадебное платье – явление уже современное, как и фата. Хотя голову невесты все-таки украшали. В музее, например, сохранился свадебный венок. Что любопытно, изготавливали его из восковых капель, в некоторых деревнях его использовали вплоть до середины пятидесятых годов прошлого века. Конкретно этот экспонат удалось обнаружить во время совместной экспедиции сотрудников краеведческого музея и Института этнологии Российской Академии наук.

 Венки – явление более позднее. Самый распространенный вариант – платок. Причем в русской деревне он имел сакральное значение. Ходить без платка значит опростоволоситься. В коллекции Тамбовского краеведческого музея несколько десятков платков. Большое везение, если бывшие владельцы не срезали клеймо, тогда можно установить, на какой мануфактуре, а следовательно, в какое время произведен головной убор.

 - Платки определенного типа в тамбовской транскрипции называли «хранцузскими», – поясняет Светлана Горбунова.Дело в том, что парчовые ткани с рисунками завозились только из-за границы. Когда в России братья Барановы налаживают мануфактурное производство платков с таким же узором, крестьянки тут же провозглашают их «хранцузскими».

 К платкам применяют все тот же утилитарный подход. Например, если украшают бахромой, то только лицевую, видную часть изделия. Смысла тратить украшения на то, что скрыто, крестьянки не видят.

«КРАСНАЯ» ОДЕЖДА

 В народных костюмах поражает не только «система» украшений. Больше – цвета. Прошло полтора века, а ткани словно вчера сошли с фабричного конвейера. Оттенки красного, синего, зеленого, желтого и настоящая редкость – фиолетового.

Красный – самый популярный. И потому что издревле считался цветом-оберегом, и потому что существовала целая палитра естественных красителей: гречишник, зверобой, кора дикой яблони, ольхи, крушины.

 – В крестьянском хозяйстве все было натуральным, – рассказывает Светлана Горбунова.Лапти плели из древесного лыка, для холста выращивали лен и коноплю. Шерсть давал скот. Откуда брали краски? Коричнево-красный цвет получали из корней марены, желтый – из лепестков кувшинки. Черный и коричневый давали сажа и кора дуба. Синюю краску делали из сон-травы, василька, черники, правда, цвет получался не таким насыщенным. Если говорить о ярко-синем цвете, то такой оттенок давал краситель индиго, который всегда был привозным. С шестидесятых годов девятнадцатого века появляется анилиновый краситель, позволяющий окрашивать ткани в ярко-красные цвета.

Надо сказать, что окрашивание – нелегкий труд. Именно поэтому во многих селах существовали профессиональные ремесленники – красильщики. Занимались этим преимущественно мужчины. В крупных населенных пунктах даже строили специальные красильни.

Натуральные красители хоть и долговечнее современных аналогов, однако такая ткань – «дама» капризная, боится перепадов температур, влажности и яркого света. Поэтому народные костюмы в музеях выставляют нечасто.

– Для любого музея сохранность экспоната – дело важное, – продолжает Светлана Горбунова. – Ни один музей не имеет права просто взять и постирать костюм, которому, к примеру, более сотни лет. Во-первых, может попросту потечь краска. Во-вторых, нужно понимать, что для натуральной ткани современная вода - слишком жесткая. Старинные вещи в музеях стирают при особых условиях, есть практика, когда костюм расшивают, детали стирают по отдельности, затем снова сшивают. Но, как правило, музейщики в таких случаях обращаются в реставрационные мастерские. Часть коллекции нашего музея, например, была отреставрирована во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика Грабаря.

 Бывают случаи, когда тамбовчане приносят в музей старинную одежду, найденную в бабушкиных сундуках. Перед тем как сдать «экспонат» музейщикам, костюм хорошенько «провернут» в стиральной машинке, а к светлым вещам могут еще и «синьку» добавить. Такую одежду музейные работники примут только в одном случае - если она представляет собой редкий экземпляр.

КРАСОТА ПОКОЯ

 Масс-маркет заставляет жить по своим правилам. Что и как носить в этом сезоне, определяет тот, кто продает. Шить одежду сегодня – занятие недешевое, да и ручной труд стал, пожалуй, занятием элитарным. Необходимость пришить пуговицу для многих, увы, - повод отправиться в ателье. Хорошо это или плохо, рассудит история. Однако пока она диктует один урок: масс-медиа уничтожает мастерство. И вот на смену собственноручно пошитому платью приходит ширпотреб – товар широкого потребления.

 Что на выставке стоит рассмотреть? То самое мастерство, когда обычная ежедневная одежда – почти произведение искусства и учебник по отдельно взятой личности. Посмотрев на костюм, можно сказать, из какой губернии и сословия человек, чем он занимается. Стоит один раз увидеть, чтобы сделать вывод и выбор.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Самое читаемое обсуждаемое
Вконтакте