Впервые опубликовано полное жизнеописание уроженца Тамбовщины митрополита Вениамина

8 апреля, 11:36 Юлия Бардакова Прочитали 201 раз
Вышла в свет книга Ростислава Просветова.

В издательстве "ЛитРес" вышла книга Ростислава Просветова о нашем земляке, выдающемся церковном деятеле и духовном писателе митрополите Вениамине (Федченкове). Он родился в селе Ильинка Уметского района. Окончил Тамбовскую семинарию, затем духовную академию. Принял монашество и священный сан, преподавал, встречался с Валаамскими подвижниками, Оптинскими старцами и старцами Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры. Два раза сослужил святому праведному Иоанну Кронштадтскому и был на прославлении святителя Питирима Тамбовского в 1914 году в Тамбове.

Владыка служил секретарем у будущего Патриарха Московского и всея Руси Сергия (Страгородского), принимал участие в Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917-1918 гг., а в гражданскую войну возглавлял духовенство армии и флота. Он много лет провел в эмиграции, посетил многие страны. В качестве экзарха Московского Патриархата в Америке митрополит Вениамин осуществлял сбор помощи для Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, а затем вернулся на Родину. Здесь он возглавлял по очереди три епархии: Латвийскую, Ростовскую и Саратовскую. Скончался святитель в Псково-Печерском монастыре в 1961 году и был похоронен в Богозданных пещерах обители.

Митрополит Вениамин оставил нам богатое литературное наследие. Его книги можно встретить во многих церковных лавках. Но подробностей о его жизни и служении сохранилось не так уж и много. Ростислав Просветов рассаказал, чем уникально это издание, что нового мы можем узнать о митрополите Вениамине.

- Ростислав Юрьевич, что собой представляет новая книга?

- Пожалуй, это первое издание, в котором подробно представлена вся жизнь митрополита Вениамина от рождения до его блаженной кончины. Она объемом в 520 страниц и создавалась около девяти лет. В книге представлена не только жизнь владыки в дореволюционной России, затем за границей, но и повествуется о его служении в Советском Союзе. Мы можем увидеть изнутри архиерейскую жизнь, с ее заботами и тревогами о Церкви, с многочисленными скорбями, но и с радостями от общения со своими прихожанами. Можно сказать, что в книге личность святителя Вениамина раскрывается не только с духовной стороны, но и с человеческой, со стороны церковного администратора. Причем весьма необычного. В отличие от святителя Тихона Задонского или святителя Феофана Затворника митрополит Вениамин не ушел с кафедры в затвор, на покой, а наоборот, многие годы, будучи лишен церковной кафедры в эмиграции, он был поставлен светильником «пред человеки» в исход своей жизни. Хотя всю жизнь он и стремился в монастырь, но Господь судил иначе, нужно было «послужить народу».

- Мы знаем митрополита Вениамина как церковного писателя, а каким архиереем он был?

- Прежде всего, смиренным. Он был убежден, что воспитывать нужно не наказанием, а любовью. Многие в его окружении за это считали владыку чудаком, наивным, но мудрости ему было не занимать. В конце жизнеописания, в приложении, представлены выдержки из писем святителя к своей духовной дочери. Там владыка пишет: «Кстати, на днях я прочитал мысль: «смирение – мудрость». Поэтому даже говорится: «смиренно-мудрые». Вот Вам и постоянный критерий на все: смиренно ли? Если да, то и мудро, правильно».

В качестве спасения владыка Вениамин для себя сразу избрал путь смирения и молитвы. За это Господь дал ему слезный дар. Келейница вспоминала, что зашла как-то к нему утром и увидела, что все стулья завешаны мокрыми платками. По виду и по одежде было видно, что он не спал ночью. Она спросила: «Владыка, наверное, у вас большие скорби?» Он ответил: «Нет, матушка, не скорби… а благодать Божия посетила меня, грешника…». И своей келейнице часто говорил: «Копай, копай глубже, не застревая на месте!» То есть как преподобный Симеон Столпник, прежде чем взойти на столп, должен был глубоко копать и достигнуть глубины смирения, так и он призывал к смирению.

О смирении самого владыки Вениамина свидетельствует такой факт. Когда он болел или не мог прийти в храм, то приглашал к себе для исповеди и причастия такого священника, который был известен своим плохим поведением и у которого даже прихожане не хотели исповедоваться. «Ходатай всегда один и тот же, Христос, каким бы ни был священник», - говорил он при этом.  Владыка видел в каждом человеке, в любом грешнике прежде всего образ Иисуса Христа. И никогда ни в своей жизни, ни в архипастырском служении он не заслонял собой образ Спасителя.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте