В Пушкинской библиотеке открылась посвященная Иерусалиму фотовыставка

5 апреля, 10:46 Иван Шарапов Прочитали 142 раза

В древние времена путешественники, отправляясь в дальние страны, не раз сталкивались с явлением «культурного шока». Все, что окружало их на чужбине, отличалось от привычной картины мира. Поэтому по возвращении домой любые сувениры и «туристические» рассказы превращались в легенды или страшные сказки. Да, в глаза бросались отдельные образцы чужеземных красот, колорит местных жителей, говор и архитектура, но общее впечатление никогда нельзя было назвать благоговейным или приятным.

С развитием мировых религий, культур и более совершенных технологий многое поменялось. Теперь жители глубинки, сторонники какой-либо конфессии, знали, что где-то там далеко есть священный город, город-мечта. Живое чудо, для которого уже скорее ты покажешься дикой и нелепой фантазией.

Обитатели различных регионов за тысячелетия смогли многому научиться у сосредоточений цивилизации. И сейчас любые впечатления можно обратить в достойную форму хранения – заморские песни сделать родным романсом, незнакомые танцы представить на фестивалях и конкурсах, а обличье городов показать в картинах и фотографиях. Последнее, пожалуй, лучше всего выражает способность емко и красочно запечатлеть полюбившиеся тайны. Возможность познать подобные сокровища Иерусалима, его храмов, трущоб, рынков и переулков появилась недавно у тамбовчан на фотовыставке в Пушкинской библиотеке.

КАК СОЗДАЮТСЯ ВЫСТАВКИ

 В любой музейной деятельности сложнее и лучше всего ее композиция. Легко убедиться в том, что создать простой, приятный глазу и в то же время загадочный порядок намного труднее, чем сделать трудный.

 В самом деле, до чего же скучны бывают стеллажи с распределенными по темам энциклопедиями, учебниками, парадно выстроенное собрание сочинений Дарьи Донцовой, нарочито отряхнутые от пыли и выпяченные наперед духовные книги! Смешно даже предполагать, что ко всему этому будет решительно тянуться ребенок – а ведь именно детская душа является самым надежным проводником в мир веры и искусства.

В случае с фотографиями выбор, что куда поставить или повесить, еще более мучителен. Ученые-эстетики не зря говорят о том, как их глаза обливаются слезами при виде однообразных стен, не выделяющихся на общем фоне лиц и отсутствия даже искорок жизни на самих лицах. Автору любой экспозиции необходимо учитывать, на чем он стремится заострить внимание зрителей, думать над тем, как он продержит интерес аудитории хотя бы несколько минут. Поэтому в первую очередь он избавляется не от неудачных, а от скучных или повторяющихся кадров.

Что же касается выставки в Пушкинской библиотеке с многообещающим названием «Иерусалим», здесь наличие баланса действительно чувствуется. Да, пожалуй, из всех снимков знаменитого рижского фотографа Сергея Шмульяна выбрали слишком много первых этажей и иудеев в черных одеждах – иногда казалось, что священному городу трех авраамических религий больше нечем похвастаться. Но выставка нигде и ни в чем не забывала о людях – и заставляла на мгновения к ним перемещаться.

И пусть черные одежды, волосы и глаза не предстают чем-то удивительным (фотограф специально сделал все снимки черно-белыми), атмосфера священного города оживляет и скрашивает любую видимую серость. Даже без желто-рыжих кирпичей в стенах, без голубого неба и храмовой позолоты по выражениям лиц жителей города понятно, как дороги для них эти вещи. Это неизбежно наводит на мысль о том, какие качества тамбовчан узрел бы сторонний наблюдатель, покажи ему наш город через такой же художественный фильтр, оставляющий лишь самое важное.

 АВТОРСКИЙ ПОЧЕРК

Сергей Шмульян известен как профессиональный оператор, снимавший документальные фильмы и учившийся под началом у Гунара Бинде. Одним из несомненных достоинств отца «Иерусалима» можно назвать способность подглядывать, разглядывать натуральную жизнь людей в условиях, при которых все трепетно оберегают свои секреты. На самом деле не так-то просто приехать в Израиль и собрать у себя в оперативной памяти все подробности о здешних обывателях. В конце концов, среди них встречаются и мусульманские девушки, и домохозяева-традиционалисты, которые не любят техники, и полиция, интересующаяся не в меру любопытным туристом.

Для «Иерусалима» были подобраны фотографии одного автора и одного и того же места – ортодоксального квартала Меа Шеарим, но в совершенно разные годы. Дело в том, что Сергей Шмульян всякий раз снимал город в атмосфере празднования Пасхи – не в последнюю очередь для того, чтобы рассмотреть получше контраст русских и прибалтийских реалий праздника. Все это также делает честь сортировавшим богатый материал членам Тамбовского фотографического общества В. Подсиваке, А. Аткину, П. Петручуку и С. Ефимовому. Они приложили все усилия к тому, чтобы разбавить оригинальное авторское видение своими нововведениями.

В связи с этим обращаешь внимание на особые детали, фрагментарно представленные на протяжении всего ряда рамок. Речь об уникальных «сюрпризах». То вдруг посреди серьезных читателей Талмуда мелькнет фото с изображением человека, несущего крест впереди толпы, или огромный плакат с Христом в терновом венце. То просторные улицы вдруг сменяются единичным снимком домашнего хозяйства, примостившегося в крохотном переулке – прямо как в советской экранизации сказки про Аладдина. Или вдруг после многих отчетливых силуэтов мелькнет темным пятном фигура человека, окруженная вспышкой солнечного света. Все эти детали, взятые вместе, вишенками на торте отвергают любую монохромность – кроме общих для всех фотографий черно-белых оттенков.

БАЗА СТЕРЕОТИПОВ, ВЫЗЫВАЕТ СМЫСЛ

В большинстве случаев мы судим о малознакомых вещах, местах и народах, исходя из накопившихся стереотипов. Например, можно быть свято уверенным в том, что в японских горах будет холодно, что на каменистых пляжах Адриатического моря легко поранить ноги или что в Америке не на что будет посмотреть, кроме как на улицы в час-пик и ковбойские декорации. Несмотря на то что все эти представления в корне неверны, помочь узнать истину и смысл окружающего нас мира очень часто способен художник. Художник в широком смысле – он может быть поэтом, актером, танцором или фотографом. Но какую бы роль он ни избрал, он позволяет пропустить сквозь себя все досужие вымыслы о неизведанном. Так и Сергей Шмульян, обращаясь к одному из священных мест Иерусалима, показал нам многие очень бытовые, но оттого ничуть не скучные факты.

 К примеру, неподготовленному человеку без его фотографий ни за что не догадаться, что израильтяне из Меа Шеарим не столько религиозны и глубокомысленны, сколько лиричны и заняты. С какой грустью некоторые из них останавливаются у пешеходных переходов, глядя куда-то за горизонт, как скованны, даже взявшись за руки, близкие подруги или родные сестры! Очень хорошо заметно, что религия уже давно стала естественным продолжением города, а его население подернуто усталостью и вынуждено в который раз собираться с силами, чтобы раз за разом выполнять свой повседневный долг. Редкие примеры открытой доброты, взаимопомощи, которые сумел запечатлеть фотограф, напоминают фильмы наподобие «Огней большого города» - грустный и серьезный мир, в котором, как сияющие лучи, лишь изредка проглядывают по-настоящему сильные чувства, вдохновленные верой в лучшее.

ТАМ И СЕЙЧАС ЧИТАЮТ МОЛИТВЫ Конечно, эта выставка никогда не сможет, да и не пытается стать полноценным изображением всего Иерусалима. Город, оказавший ни с чем не сравнимое влияние на жизнь всей планеты – пища для миллионов картин, круизов и диссертаций. Но все же всем нам хотя бы для общего развития требуется иногда прорубать окна не только в Европу, но и в колыбель христианской цивилизации.

Прелесть окна в том, что через него всегда видно не слишком много – только уже готовый к познанию образ. Да, можно глядеть на одинокого прохожего под твоими ставнями и не замечать проходящие толпы позади дома, но мысли, рождающиеся при таком наблюдении, почему-то гораздо ценнее для людей интеллигентных или творческих. Наверное, все человеческое искусство можно назвать бесчисленным множеством дыр, которые просверлили мастера из своей тяги к прекрасному.

Многим нынешним тамбовчанам отрадно видеть лучик света, бьющий из окна под названием «Иерусалим». И правда, разве не приятно наблюдать за местом, где и сейчас читают молитвы, разошедшиеся по всему свету? Особенно ценно то, что кто-то всегда может наблюдать издалека, не желая разбавлять собой идиллию, а кто-то вполне может захотеть, чтобы идиллия с этого дня начала разбавлять его образ жизни.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте