На камерной сцене Тамбовского Драмтеатра показали "Вассу Железнову"

3 марта, 15:14 Иван Шарапов Прочитали 254 раза
Фото: Драмтеатр
Камерная сцена действительно перевернула все представления о восприятии семейной драмы – во многом благодаря тому, что все мы немножко актеры и немножко Железновы.

Далеко не всем спектаклям подходит камерная сцена, усаживающая зрителей в непосредственной близости от актеров. Едва ли легкие комедийные вещи или шекспировские трагедии могут разворачиваться в паре метров от тебя, не вызывая при этом некоторой оторопи. На таком расстоянии и смех, и задумчивость становятся нарочито сильными, наигранными. Другими словами, большая драма и актерская игра рискуют развернуться уже отнюдь не среди профессиональных наследников Станиславского.

Однако для пьесы Максима Горького «Васса Железнова» выбор нестандартной площадки оказался решением гениальным. Именно повествование о семейном конфликте может восприниматься просто, без отдаления – как будто на бытовом уровне. В конце концов, каждый хоть раз сталкивался с чудовищными кульминациями и развязками вживую или даже становился их инициатором – а значит, и задача режиссера-постановщика Сергея Виноградова оказалась куда более сложной, чем могла показаться на первый взгляд.

Лишь перед несколькими десятками зрителей – судя по количеству, наиболее чуткими к сценическому искусству ценителей – должна была разыграться настоящая буря человеческих страстей. Но буря не в стакане воды, а на волшебно выстроенном интерьере, имитирующем настроения околореволюционных лет. Зритель должен был стать над схваткой, не принимая ничью сторону, и, видя пороки всех героев, создавать собственный идеал справедливости – цель, порой ставящая в тупик обыденную мораль. Успех февральской постановки в Тамбовском драматическом театре закономерно породил вопросы о том, почему же именно «Васса Железнова» - столь мощный рупор самовоспитания и в ранние годы СССР, и в наши дни.

ВЕЧНАЯ ВОЙНА

Люди, знакомые с творчеством Горького поверхностно, чаще всего полагают, что этого автора интересовали лишь социальные конфликты, привязанные к социалистическим мотивам. Мол, вот жизнь бедных, и все вокруг бедные, и пока кто-то где-то далеко богатеет – настоящим людям (пролетариям) плохо. И конечно же, все из-за капитализма. Нечего и говорить о том, насколько на самом деле мала доля этой тематики не только в сочинениях вышеупомянутого автора, но и во всей советской литературе. Ведь жизнь не исчерпывается лишь поисками богатства, сравнением богатств и радикальным решением «взять все и поделить».

Тем не менее отчасти и такие идеи легли в основу сюжета «Вассы». Да, вместо пролетариев здесь – мелкие аристократы, вместо ночлежки или барака – имение, и развлекаются здесь не пьянством, а склоками. Но различие форм лишь доказывает общность содержания и то, что и дворяне – люди и ничто человеческое им не чуждо. А значит, грубо говоря, и успешный, сделавший определенную карьеру человек с хорошим жильем, семьей, деньгами и возможностью культурно проводить досуг способен в одночасье озлобиться и поверить в несправедливость мироздания.

Так и все домочадцы хозяйки имения Вассы Железновой (заслуженная артистка РФ Ирина Горбацкая) оказались разделены собственными злыми порывами. Строгая, донельзя упорядоченная и консервативная домашняя обстановка выводит из себя двух давно повзрослевших сыновей главной героини, Павла (Вячеслав Шолохов) и Семена (Денис Блохин). Они же ждут не дождутся возможности прибрать к рукам наследство лежащего на смертном одре отца. Прохор Железнов (Сергей Ильин), брат умирающего, также не желает упускать своего шанса перехватить состояние, всячески критикуя дела Вассы. Жены сыновей мечтают избавиться от засилья авторитета хозяйки дома и строить собственное семейное счастье – как не хватающая звезд с неба, скромная избранница Семена Наталья (Татьяна Золотарева) или как жена «кривобокого» Павла Людмила (Екатерина Буй), которая едва ли не в открытую изменяет супругу, чем доводит его до отчаяния. Сама же Васса стремится оставить при себе все созданное руками уходящего в лучший мир любимого и не гнушается никакими средствами, охраняя то, что считает только своим. В этой атмосфере заговоров, взаимных подозрений поминутно приходится или делать непростой выбор, или идти на сделку с совестью приехавшей после долгой разлуки дочери Вассы Анне (Евгения Карчевская). Борьба всех против всех не обходит стороной остальных героев пьесы.

Казалось бы, должна удивлять сама ситуация, когда насмерть перессорившиеся родственники, точно стервятники, стали клевать друг друга невдалеке от покойника. Взаимные обвинения и припоминания обид – несчастливый брак Павла и его инфантильные выходки по отношению к нелюбимому Прохору, невнимание к коммерческим идеям Семена, мнение Натальи, которой никто и никогда не дает высказаться, а также въевшееся в семейный быт самодурство, привычки запираться на ключ при личных разговорах, посылать служанок подслушивать за недругами – все вместе рисует картину какой-то феодальной междоусобицы.

Но величайший мрак пьесы заключается как раз в том, что в показанных раздорах нет ничего древнего, средневекового – они разве что как черная смерть переходят от одного человека к другому, из старого поколения в новое, вечно таясь в глубинах души. И поскольку столь же долгоживущих головных болей у человечества в избытке, трагедия Железновых, кончившаяся двумя смертями, а также разорением и одиночеством для многих, не удивительна, а только печальна тем, что в ней можно увидеть собственные ошибки.

 НЕТ ПРАВОГО СРЕДИ РАВНЫХ

 Как уже было сказано ранее, зрителю нужно, если не приходится, максимально отстраняться от происходящего на камерной сцене, поскольку, глядя на героев, можно начать сразу же отождествлять себя с одним из них или сочувствовать всем сразу. Оказалось, что было трудно сопротивляться и тому, и другому, поскольку в финале в выигрыше не остался практически никто – в том числе герои, которых условно можно назвать положительными.

К таковым в первую очередь относится Анна, долгое время не жившая вместе с начавшей разлагаться семьей, и потому, вероятно, избежавшая заражения всеобщей алчностью. На протяжении всей пьесы она максимально дружелюбно общается с каждым другим Железновым – и всякий раз это превращается в исповедь ей непонятой личности с ее мечтами. А самой Анне только остается все больше и больше поражаться, видя неудачную попытку отравления одного из членов семьи, несчастный случай, не случившийся бы при мире и согласии, сыплющиеся из угла в угол проклятия, открытые угрозы потенциальных наследников Вассы оставить ее в нищете. Трагичность персонажа Анны – это полное бессилие добродетели среди грехов, которое не компенсируют ни достаток, ни собственная нравственность. Открытый финал произведения еще больше усугубляет это впечатление – никому в точности не известно, не являлась ли дочь Вассы самым опасным игроком в борьбе за наследство, не была ли она искусным манипулятором, разбившим все планы конкурентов.

Таковым надо признать саму Вассу, помещенную в центр интриг. Установленный ей и ее мужем порядок трещит по швам по вине ближайших родственников – и потому она идет на самые жесткие меры для того, чтобы сделать все по-своему. Но при этом нельзя не признать, что мало кому удалось бы сохранить добропорядочность, когда угрожали бы делу всей его жизни.

 Правда, Горький при этом вовсе не оправдывает преступление во имя блага - что также идет вразрез с представлениями о нем как о ревнителе революции - даже совершаемое из чувства преданности и долга управляющим Вассы. Он всего лишь выступает в роли иллюстратора очередной жизненной реалии. И выводит всего одну неоспоримую добродетель, позволяющую считать Железнову, на равных противостоящую всем козням и черным замыслам, положительной героиней – ее железные нервы, не позволяющие сойти с ума при диких обстоятельствах вывернутой наизнанку семейной идиллии.

ПОЗНАЙ СЕБЯ

 Камерная сцена действительно перевернула все представления о восприятии семейной драмы – во многом благодаря тому, что все мы немножко актеры и немножко Железновы. Потому что играем мы не для себя и даже не для каких-то абстрактных зрителей, а бессознательно, инстинктивно, то и дело обнажая приятные и безобразные черты избранных нами моделей поведения. Наверное, хоть раз в жизни каждому человеку было бы интересно окунуться в театральный мир, особенно в атмосферу камерной сцены, для того чтобы пропустить через себя творчески собранную правду жизни. И тем самым проверить – в порядке ли твои железновские нервы, продолжают ли их волновать маленькие, но неизменно важные поединки совести и желания безграничной свободы.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное
Вконтакте