В Музейно-выставочном центре Тамбовской области почтили память Рахманинова

8 октября, 16:34 Иван Шарапов Прочитали 132 раза
Творческий облик Рахманинова-композитора часто определяют словами "самый русский композитор".

Иногда один взгляд на картину меняет все. Только что ты думал о человеке, что на ней изображен, отстраненно, даже иронично, потому что одно лишь имя на устах – недостаточная причина для подлинного восхищения. Но стоит узреть работу художника – особенного биографа, именно пишущего живые очертания и огоньки в глазах, – как ты понимаешь, что нарисованный оставил неизгладимое впечатление в сердцах даже себе подобных – творческих людей, чье предназначение и состоит в увековечивании прекрасных образов.

Фотография в этом смысле мало чем отличается от картины – ведь все мы знаем, что снимать на камеру тоже нужно уметь. Процесс наведения, захвата цели в объектив и миг, могущий как дать газете сенсацию, так и лечь в основу судебного разбирательства, – такое искусство просто поражает тем, как легко и быстро все может изменить секунда.

Она играет волшебную роль и в музыке – особенно в нашей, русской музыке, так и пышущей волнительными переходами, ускорением темпа, обострением чувства. И, пожалуй, именно это помогло оформить незабываемое впечатление, что оставляет устроенная первого октября демонстрация нескольких кадров с великим композитором Сергеем Васильевичем Рахманиновым в Музейно-выставочном центре Тамбовской области.

Облик и сила

Творческий облик Рахманинова-композитора часто определяют словами «самый русский композитор». В этой краткой и неполной характеристике выражены как объективные качества его стиля, так и место его наследия в исторической перспективе мировой музыки. Именно фантастические замыслы и исполнение Рахманинова объединили принципы московской и петербургской композиторских школ в единый и цельный русский стиль. Тема «Россия и ее судьба», генеральная для отечественного искусства всех видов и жанров, нашла в творчестве Рахманинова исключительно характерное и законченное воплощение.

Рахманинов в этом отношении являлся как продолжателем традиции опер Мусоргского, Римского-Корсакова, симфоний Чайковского, так и связующим звеном в непрерывной цепи национальной традиции (эта тема была продолжена в творчестве Сергея Прокофьева, Дмитрия Шостаковича, Георгия Свиридова, Альфреда Шнитке и других). Особая роль Сергея Васильевича в развитии национальной традиции объясняется историческим положением современника русской революции: именно «красная стихия», отраженная в русском искусстве как «катастрофа», «конец света», всегда была смысловой доминантой темы «Россия и ее судьба».

Он, будучи композитором-виртуозом, мастером фортепиано, хронологически относится к тому периоду русского искусства, который принято называть Серебряным веком. Основой того времени был символизм, черты которого ярко проявились и в творчестве Сергея Васильевича: произведения насыщены сложным «языком жестов», выражаемым с помощью особых знаков. Главный из них – это мотив средневекового хорала Dies Irae, ставший твердой ассоциацией с предчувствием катастрофы, «конца света», «возмездия».

В искусстве Рахманинова как верующего человека прослеживаются уже христианские мотивы: Литургия св. Иоанна Златоуста (1910), Всенощная (1915). Он не только сделал выдающийся вклад в развитие русской духовности, но и в прочих своих произведениях воплотил стремление к Царствию Небесному, к «жизни будущего века».

В технике композиции Рахманинов никак не отреагировал на «модные» новации XX века (такие, как додекафония, ультрахроматизм, алеаторика, полистилистика). При этом в рамках стиля, который в целом определяется как «неоромантический», Сергею Васильевичу удалось выработать специфический, легко узнаваемый на слух музыкальный язык. Для расширенной тональности композитора, например, характерны так называемая рахманиновская субдоминанта (иначе «рахманиновская гармония») и модализмы (дорийский лад, цыганская гамма и др.), в ритмике — мультиоли в сочетании с регулярными группировками длительностей (полиритмия). Узнаваема и его специфическая фортепианная фактура.

Все это в совокупности дает нам понять все величие гения, отвечающего одному из неотъемлемых принципов творческой деятельности: «Творение есть объединение вещей». Взятые вместе чувства, мировоззрение, темперамент и гармоничное, поразительное свойство использовать лишь необходимое – вот что построило нерукотворный памятник самому русскому композитору.

Тамбовская слава

На Тамбовщине любовь к таким подвигам искусства выражается с очень давних пор – и по сей день. Всякий раз выступления в консерватории выдерживают аншлаг, а музыкальная школа – наплыв неофитов. Воистину, как и писал когда-то Уильям Шекспир, музыка – пища для любви, что должна играть все громче и громче!

А любовь, как известно, выражается, прежде всего, во внимании и заботе. Именно поэтому недавно и было принято решение восстановить усадьбу Рахманинова под Тамбовом к 2023 году – и никакая пандемия, и никакие внутренние и внешние кризисы этому не помешают. Ведь созидательные намерения, продиктованные светлым чувством, всегда приносят хоть какие-то плоды – по крайней мере, это утверждение можно назвать тамбовской парадигмой. Но, впрочем, реконструкторские работы уже ведутся, так что здесь не может быть никаких опасений.

План мероприятий по работам на территории усадьбы включает в себя более сорока пунктов, его подготовил музей-заповедник «Ивановка» по просьбе губернатора. А вот что сотрудники этой культурной точки говорят о сроках:

- Полное восстановление единственной в мире усадьбы Сергея Рахманинова, расположенной в селе Ивановка Тамбовской области, запланировано к 150-летнему юбилею композитора. Мы верим, что торжественное открытие точно совпадет с началом праздника и Тамбовщина обогатится еще одним туристическим центром.

Впечатления

Сама же выставка уже успела порадовать первых посетителей. Антураж, удобная планировка, смежность со стендами о другой, советской теме, удобные же ряды кресел перед экраном с проигрываемыми записями малоизвестных концертов и ознакомительных роликов  сам зал уже резко выделяется на фоне обычных мини-музеев, которые то и дело встречаются чуть ли не в каждом населенном пункте России.

Представленные же фотографии Рахманинова безмолвно повествуют – но не о превратностях его эмигрантской судьбы, а об изысках, присущих только ему одному чертах личности. Спокойный, уверенный взгляд, приятная наружность и абсолютная ухоженность рисуют вполне допустимое предположение: такому человеку (разумеется, успевшему за свою жизнь и много раз поработать дирижером) мгновенно покорялся весь оркестр, и от его внимания не укрывалось ничто.

Вдумчивая атмосфера экспозиции дает возможность и немного пофантазировать: вот изображение молодого Рахманинова, вот – чуть заматеревшего, а как бы эти две почти разных личности сыграли бы одну и ту же композицию? Две фотографии в мыслях превращаются в две застывшие кинопленки, с которых каждый может снять отпечаток, оттиск прошлого.

И каждая следующая предстающая перед взором частичка давно ушедшей жизни способна ожить, предстать в новом свете. Особенно хорошо это удается, когда ты наконец догадываешься, чего тебе смутно не хватало еще на входе в этот зал. Берешь смартфон, быстро копаешься в Интернете  и, конечно же, сразу находишь аудиозапись. «Колокола», симфоническая поэма, написанная для трех солистов по мотивам одноименного стихотворения Эдгара Аллана По. Одно нажатие – и раздается чудесное звучание. И одновременно с ним ты проникаешь к себе в подкорку сознания, чтобы вкусить подлинное наслаждение. Все, вот теперь выставка удалась на славу.

Нельзя точно подобрать слова, для того чтобы описать значение Рахманинова в движениях русской души, русского менталитета. Но однозначно необходимо поблагодарить каждого работника Музейно-выставочного центра за то, что их дело может бередить душу – и так открыто для всех посетителей.

  • Вконтакте
  • Фейсбук
  • Одноклассники
  • Твиттер
Популярное